Семейный "Агент Оранж"

Комедия нравов и положений, воцаряющихся одновременно в двух дружественных американских семьях, отчаянно претендует на оригинальность, но по ходу пьесы вырождается в простецкую и бессмысленную мелодраму

Семейный "Агент Оранж"

Москва. 19 декабря. INTERFAX.RU - Остроффы и Уоллинги живут через дорогу в славном, но скучноватом Нью-Джерси, регулярно ходят друг к другу в гости, дочери их тоже когда-то пытались дружить, но, как бы это казать, были и выросли достаточно разными. Отцы семейств развлекаются утренними пробежками и традиционными барбекю. Все чинно и незыблемо в этих семейных ценностях, пока домой от непредсказуемых неудач в самостоятельной личной жизни не возвращается Нина Острофф, дочь.

Режиссер "Любовного переплета", который в оригинале называется "The Oranges", на Орандж Драйв проживают обе семейки, когда-то был причастен к созданию уже легендарных сериалов "Офис" и "Секс в большом городе". Но, как это частенько бывает, телевизионный формат утратил для автора свое былое очарование, и Джулиан Фарино решил попробовать сделать свое собственное кино.

"Любовный переплет" больше всего похож на сильно заглаженные и прилизанные экзерсисы Тодда Солондза, "Счастье" он, по крайней мере, очень отдаленно, но отчетливо напоминает. Зачем дебютант в единоличной режиссуре Фарино так откровенно и отчаянно перелопачивает солондзовский багаж, ответить сложно.

К этому витающему над картиной недоумению добавляется двойственное впечатление от исключительного актерского состава. Уоллингами согласились побыть Хью Лори и бесподобная Кэтрин Киннер, их детей сыграли Адам Броди и Алиа Шокат. Остроффов, вырастивших дочь-разлучницу сыграли замечательные Эллисон Дженни и Оливер Платт. В разворачивающемся драматическом многограннике вся компания вроде бы размещается на своих местах. Но волоокий Уоллинг-Хью Лори, спутавшийся с двадцатичетырехлетней Ниной-Лейтон Мистер не вызывает вообще никаких эмоций.

В "Любовный переплет" Джулиан Фарино закладывает не срабатывающее взрывное устройство, а философско-этическая начинка и вовсе распадается на составляющие компоненты, активные по отдельности, но абсолютно бездейственные в совокупности. Авторская доморощенная позиция про "все, что ни делается…" в обрисованном контексте оказывается еще более аморальной, чем роман юной девушки с отцовским другом. Вредит "Переплету" и множественная детализация действий. Понятно, что события, происходящие в обеих семьях из ряда вон, но авторский взгляд это домашнее безумие только усиливает. Так что получается, что режиссерская работа поставленной задаче только вредит, потому что принадлежность "Любовного переплета" целиком и полностью определяют актеры.

С восприятием американских драмеди есть еще одна немаловажная проблема – трудность перевода, когда лингвистическая проблематика целиком и полностью подчиняет себе общий смысл. Фильм Фарно не кажется таким уж безобразным и непотребным на английском языке, но уже переведенный трейлер без отвращения просматривать очень сложно. И поэтому место "Любовного переплета" в сетке российского проката остается неопределенным и спорным.

Обозреватель Полина Грибовская

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail
Культура
Недвижимость
Последние новости
Главная
В России В мире Экономика Спорт Культура Москва
Все новости Все сюжеты Все фотогалереи