Лоранс навсегда

Ограниченным прокатом идет у нас третий фильм канадского вундеркинда от кино Ксавье Долана. На материале по нынешним временам опальном, герои Долана все больше геи и трансгендеры, автор выдает чистую поэзию. "И все же Лоранс" - премьера недели

Лоранс навсегда

Москва. 6 июня. INTERFAX.RU - Первые две работы совсем еще юного Ксавье Долана, свой первый фильм "Я убил свою маму" он повез в Канны, когда ему было девятнадцать, кажется, мало чего внятного смогли дать зрителю, кроме, разве что, совершенно обескураживающей самопрезентации молодого режиссера. "Я убил свою маму", как это водится, летом того же года показали на ММКФ, но в изнурительной асфальтовой московской жаре оценить дебют у зрителя не было практически никакой физической возможности. От избранной Доланом темы и ее истерической интерпретации тошнило примерно так же, как от московского июня. Потом были "Воображаемые любови", после которых "намерения" Долана стали принимать более или менее четкие очертания, ну а с появлением на свет "И все же Лоранс" придираться к красующемуся романтику с ветреной кудрявой челкой и несомненной страстью к какой-то прямо-таки невинной экзальтации, было уже абсолютно не за чем. С Доланом, кажется, все ясно, все его песни - о любви.

"И все же Лоранс" - первый фильм Ксавье Долана, в котором нет его самого, в истории про пару, в которой мужчина аккурат на свой тридцать пятый день рождения четко осознает, что его душа не готова больше мириться с телом, вернее с его половой принадлежностью, молодому автору места не нашлось. Самоустранение несомненно пошло во благо общему результату.

Главные герои наделены "двуполыми" именами: он - Лоранс, она – Фредерик, что для франкофонных территорий (дело происходит во французской части Канады) вполне обычное дело. Главного героя должен был сыграть Луи Гаррель, но что-то там у них с Доланом не задалось, и роль Лоранс получил француз постарше - Мельвиль Пупо, занятный артист с очень странной фильмографией, хотя видевшие его в фильме Зои Кассаветис "Любовь со словарем" вряд ли забудут экранное обаяние Пупо. Фредерик, Фрэд, играет Сюзанн Клеман, снимавшаяся и в первом фильме Долана. Долана неизбежно сравнивают с Франсуа Озоном и Педро Альмодоваром хотя бы еще и потому, что режиссер, также не скрывающий своей гомосексуальности, предпочитает работать с одними и теми же актрисами, вместе с Сюзан Клеман в "И все же Лоранс" играет Монья Шокри из "Воображаемых любовей". Но новая работа Ксавье Долана почерком, стилем, настроением, атмосферой и прочими едва ощутимыми вещами больше всего напоминает дебютную картину "Одинокий мужчина»" другого признанного мастера и тоже открытого гея Тома Форда. Работа профессионального перфекциониста Форда во многом перекликается с визуальным совершенством, пробивающимся сквозь растянутый хронометраж картины Долана.

"И все же Лоранс" - хрупкая поэма о любви, ее тахикардия, ее скачущий пульс, автор пишет на языке, который он знает лучше всего, язык этот можно не знать другим, можно отказываться его понимать, и уж тем более пытаться разучить его, но до тех пор, пока говорящий не одинок, его услышат и слово его будет иметь значение, вне зависимости от метафорических условностей. Двадцатичетырехлетний режиссер знает об этом больше других, поэтому, когда в ответ на признание Лоранс в неприязни к самому себе его подруга Фрэд говорит ему: "Ты ненавидишь в себе все то, что я так люблю", - нам остается только вздох в перерыве до следующей реплики, которых у Долана, кажется, предостаточно. И на вопрос "Ты меня все еще любишь?", - всегда можно ответить встречным вопросом, - "Ты превращаешься в женщину или становишься идиотом?".

Обозреватель Полина Грибовская

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail
Культура
Недвижимость
Последние новости
Главная
В России В мире Экономика Спорт Культура Москва
Все новости Все сюжеты Все фотогалереи