Совокупность Востока и Запада

Агент ЦРУ Леонардо Ди Каприо будучи предельно честным малым хорошо выполняет свою работу на Ближнем Востоке. Стратегической частью операции ведает Рассел Кроу. Но "Совокупность лжи" Ридли Скотта оставляет больше вопросов, нежели ответов

Москва. 18 ноября. INTERFAX.RU - Ирак, терроризм и тотальная неразбериха в отношениях Востока и Запада – давняя заноза в мягком, но оттого не менее уязвимом месте США. Но поскольку Ридли Скотт явление в американском кинематографе особого порядка, его попытка протестировать прочность подрывной системы обеих сторон не кажется такой уж нелепой и безнадежной. Плохие фильмы имеются за плечами многих маститых продюсеров, но хороших картин у Скотта все-таки больше. На том и стоит. Сценарий относительно недавнего "Гангстера" очень удачно базировался на журнальной статье Марка Джейкобсона и рассказывал историю настоящего гангстера и не менее реального наркотраффика в Америке 70-х.

Преподнести, а в "Совокупности лжи" Ридли Скотт именно "преподносит" бессмысленные попытки Штатов "навести порядок" на Ближнем Востоке, получается довольно смутно. Нет, экшн и драма, все как мы у него любим, здесь имеется. Экшн, как, впрочем, и всегда, на пять с плюсом, а вот драма, пожалуй, ушла в зыбучие пески Аравийского полуострова.

Сценарий к картине был написан "оскароносным" Уильямом Монаганом ("Отступники") по мотивам романа бывшего репортера "Washington Post" Дейвида Игнатиуса, что предвещало замыслу определенную витальность.

ЦРУ умно, молниеносно, беспощадно и прекрасно оснащено, но "Аль-Каида" хитра, а шахиды фанатичны. В этом невероятно опасном мире бьется за правду невероятно талантливый и успешный агент Феррис (Ди Каприо). Феррис проявляет настоящие чудеса маскировки и профессионализма, носит курчавую каштановую(?) бороденку и даже (о, чудо!) говорит, а может и думает по-арабски. Голосом вашингтонского штаба из динамика наушника вещает Хоффман (Рассел Кроу). Хоффман вездесущ, без отрыва от детского горшка он умудряется выслушивать от Ферриса доклады об обстановке в зоне действий, чавкать хлопьями с молоком, присутствовать на семейном пикнике, в общем, быть обыкновенным американцем, то есть делать свое дело, не особо задумываясь о мирных жителях Ирака, лагерях для беженцев и прочих военных потерях. Феррис же не просто полевой агент и инструмент разведывательного управления, и механическое исполнение заданий ему не по душе, он не то чтобы сентиментален, он искренне пытается разобраться, что к чему и почему. В общем, является прямой противоположностью миропонимания реднеков и блондинок, в котором Ирак и Иран не просто одно поле, а и вовсе одна ягода.

Очередное задание становится для Ферриса продолжением предыдущего, с одним "но", от шефа из родного ведомства проку будет как от козла молока, гораздо полезнее и поучительнее станет сотрудничество с главой иорданского ГРУ в исполнении Марка Стронга. У Стронга роль хоть и второстепенная, но гораздо более четко выведенная. Во время операции он буквально "на пальцах" объяснит американским цэрэушникам, что "Восток - дело тонкое".

Экранное время у Ридли Скотта всегда довольно преувеличено. Иногда оправданно, иногда - отнюдь. Ту часть сюжета, которую составляет попытка рассказать историю влюбленности агента Ферриса в иранскую медсестру, проживающую в Иордании, запросто можно было бы исключить. Но вот облом. Именно эта часть и отвечает за концовку операции. Не будь этой, прямо скажем, невнятной и недопрописанной привязанности суперЛео к экзотической красавице медичке, не пришлось бы так бездарно сдаваться вместо выкупа. Забавно в этом месте звучит фраза Рассела Кроу, прилетевшего выручать "слетевшего с катушек" от любви Ферриса: "Если бы мы знали, что у тебя с ней серьезно, мы бы тебе сразу помогли". Вот именно, кто же знал. С таким же успехом идею лояльности американского агента к Ближнему Востоку выразила бы его страсть к кус-кусу и пахлаве.

Обозреватель Полина Грибовская

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail
Культура
Недвижимость
Последние новости