Радости тех, кто сделал мир цветным

В Новом Манеже проходит уникальная выставка: "Братья Люмьер: Ранний цвет", где можно увидеть первые в мире цветные фотографии

Радости тех, кто сделал мир цветным
Фото: ИТАР-ТАСС

Москва. 3 апреля. INTERFAX.RU - В Новом Манеже в рамках Седьмого международного месяца фотографии "Фотобеиннеле-2008" открылась выставка "Братья Люмьер: Ранний цвет", на которой можно увидеть одни из первых в истории человечества цветные фотографии, датированные нулевыми годами XX в. и сделанные легендарными братьями Люмьер. Подобный фотографический винтаж на Фотобиеннале демонстрируют впервые. Впрочем, фотоработы из архива братьев Люмьер вообще редко гастролируют по выставкам.

Если о кинематографических достижениях семейства Люмьер знают почти все, то об их вкладе в развитие фотографии известно лишь узкому кругу посвященных. Вклад, тем не менее, был воистину эпохальный: именно благодаря братьям Огюсту и, в первую очередь, Луи Люмьерам фотография перестала быть черно-белой. В 1907 г., после многолетних испытаний и опытов, они явили миру технологию, позволяющую раскрасить фотографии разноцветными красками. Небо на фото стало синим, деревья - зелеными, а лица барышень - нежно-розовыми, каковыми им и полагалось быть в действительности.

Изобретение братьев Люмьер, представляющее собой пластину с инкорпорированным трехцветным экраном, назвали "автохромом" или "самоцветом". Этой технологией пользовались 30 лет - вплоть до появления цветной пленки.

Впрочем, это было не единственное новаторство, предложенное семейством Люмьер: первую новинку, перевернувшую страницу в истории фотографии, отец фамилии, Антуан, и его тогда совсем еще юные сыновья, выбросили на рынок уже в 80-х гг. XIX века. То была усовершенствованная пластина (предшественница фотографической пленки) для фотоаппарата под названием "Голубая этикетка". Грандиозность изобретения состояла в том, что оно значительно упростило процесс проявки и позволило делать снимки не только в помещениях, но и на улице. До появления "Голубой этикетки" фотографы использовали пластины, требующие нанесения специальной эмульсии непосредственно перед процессом фотографирования и немедленной проявки сразу же после его завершения. Иными словами, ни о каких съемках на пленэре не могли быть и речи: создание фотопортретов происходило в непосредственной близости от лабораторий и требовало специальных знаний в области химии и недюжинного терпения.

"Голубые этикетки" - сухие желатино-бромовые пластины от братьев Люмьер, которые не требовали мгновенной проявки и могли сколь угодно долго храниться в темноте - сделали искусство фотографии более демократичным и породили первое поколение фотолюбителей. Теперь кто угодно мог заснять ближайших родственников или понравившийся пейзаж, а затем отнести пластину в проявку.

Разумеется, способ фотографирования при помощи подобных пластин, как обычных, так и цветных, имел свои особенности. Для того чтобы сделать один кадр, требовалось довольно много времени (если сравнивать со скоростью современной цифровой техники - так просто целая вечность). Так что, фотографии тех лет отличались статичностью: модели вынуждены были застывать перед камерой в картинных позах и терпеливо - где-то с минуту - ждать, когда "вылетит птичка". Именно по этой причине самые первые фото в истории человечества сильно смахивают на полотна художников, где все фигуры четко расставлены по своим местам, а пространство выстроено с точностью до малейшего кустика в левом углу или настенных часов с кукушкой - в правом.

Первым фотографам, имевшим дело с цветными пластинами, приходилось быть по совместительству еще и неплохими стилистами: для создания цветовых пропорций и комбинаций, они дополняли кадры яркими аксессуарами или предметами интерьера: здесь - красный зонтик или розовая шляпка, там - шелковая диванная подушка или плед.

Эти приемы хорошо читаются, в частности, на цветных фотографиях из семейного архива братьев Люмьер, которые привезли в Москву. Самыми любимыми моделями Огюста и Луи Люмьеров были ближайшие родственники: сначала они постоянно снимали сестер - Сюзанну, Андре и Мадлен, а потом своих дочерей. Создавая эти фотоснимки, братья Люмьер писали собственную семейную историю - размеренную и благополучную, и очень напоминающую тысячи историй других европейских буржуазных семей.

Их фотографии, передающие атмосферу тихих семейных радостей, могли бы послужить иллюстрациями к романам их современника, Марселя Пруста: многочисленное семейство, расположившееся за столом под большим деревом, три кузины в светлых платьях и элегантных летних шляпках на живописном берегу реки; пожилой господин с благородными сединами, прижимающий к себе трех нарядно одетых детей.

С приходом Первой мировой войны все эти важные семейные ритуалы - совместные чаепития, неторопливые прогулки, переодевания к ужину, - потеряют свою значимость и навсегда останутся в прошлом - как и полный пронзительных детских воспоминаний мир Марселя Пруста. Практика семейной фотографии потеряет свою актуальность, и уже никогда не возродится в прежнем виде. И это еще больше увеличивает ценность первых цветных фотографий братьев Люмьер.

/Карина Мелкумян, Интерфакс/

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail
Культура
Новости в разделах
Недвижимость
Последние новости
Главная
В России В мире Экономика Спорт Культура Москва
Все новости Все сюжеты Все фотогалереи