Интервью

Газовый конфликт выявил необходимость усиления кадров в сфере энергетической дипломатии

Председатель Комитета ГД по международным делам Константин Косачев комментирует ситуацию в отношениях России с Украиной в газовой сфере

Газовый конфликт выявил необходимость усиления  кадров в сфере энергетической дипломатии
Фото: Reuters

Москва. 21 января. INTERFAX.RU - Председатель Комитета Госдумы по международным делам Константин Косачев в интервью "Интерфаксу" дал оценку действия Украины в период газового конфликта и европейской политике в данном вопросе.

Константин Иосифович, как Вы оцениваете позицию Украины в вопросе о поставках российского газа и реакцию европейских партнеров?

До настоящего момента позиция Украины, очевидно, находилась вне правового поля, поскольку нынешние проблемы, связанные с транзитом, в отличие от проблем, связанных с поставками российского газа собственно на Украину, в полном объеме прописаны в действующих контрактах и межправительственных соглашениях, которые были заключены в последние годы. В рамках своего участия в различных переговорах я знакомился с первоисточниками и своими руками листал эти контракты, поэтому могу с абсолютной уверенностью утверждать, что Украина была обязана продолжать транзит российского газа в Европу. Это соответствует и Энергетической Хартии, которую Украина ратифицировала в 1998 году. Седьмая статья Энергетической Хартии четко прописывает обязанности страны-транзитера продолжать транзит энергоресурсов даже в случае возникновения каких-либо проблем. Эти проблемы могут позже оспариваться в судебном порядке, но с точки зрения собственно транзита у Украины нет никаких прав привносить в этот процесс внешние элементы.

Существует целый ряд контрактов, в том числе контракт по транзиту газа, подписанный в октябре 2007 года, который в части, касающейся цены за транзит, действует до 31 декабря 2010 года. Цена согласована и не имеет никакой увязки с наличием или отсутствием российско-украинских договоренностей по газу, поставляемому собственно на Украину. Таким образом, складывается следующая ситуация: Украина сначала несанкционированно забирает газ - будь то для собственных нужд или в качестве так называемого "топливного газа" - а затем закрывает заглушки, вступив в противоречие с собственными обязательствами по целому ряду международно-правовых документов.

Реакция европейских партнеров на данном этапе меня скорее обнадеживает, чем расстраивает, потому что я могу сравнивать ее с реакцией 2006 года, когда многие наши европейские партнеры, к сожалению, не устояли перед соблазном давать оценки по принципу "свой-чужой" и, особо не разбираясь в сути конфликта, поддерживать Украину и критиковать Россию. Я считаю, что тогда Европейский Союз совершил большую ошибку, не обсудив должным образом обязанности Украины как страны-транзитера и говоря лишь об обязанностях России как страны-производителя и экспортера энергоресурсов. Тем самым он создал у наших украинских партнеров иллюзию того, что эту тему можно эксплуатировать раз за разом, получая поддержку со стороны Европы.

Сейчас такой поддержки нет. Я не стал бы ситуацию приукрашивать и утверждать, что действия российской стороны сопровождаются аплодисментами. Безусловно, это не так, потому что прекращение транзита -кто бы ни был прав или виноват - так или иначе напрямую ударяет и по экономике, и по гражданам государств Европейского Союза, получающим российский газ. Однако никто (за известными исключениями) не торопится занимать категоричную позицию. Из 27 государств-членов Европейского Союза, по моим наблюдениям, на этот раз перед соблазном действовать по принципу "свой-чужой" не устояли лишь две страны - это Польша и Литва. Надеюсь, что этим и ограничится. А подавляющее большинство, включая и председательствующую Чехию, и руководство Комиссии Европейских Сообществ, пытается уйти от политики и сконцентрироваться на экономической составляющей.

Никто не подвергает сомнению - это принципиально важно -стремление России перевести отношения с Украиной, и по поставкам, и по транзиту, на рыночные принципы. Благодаря соответствующим договорённостям последних дней шаг к этому был сделан.

Должен признаться, я высоко оцениваю позицию Европейского Союза - в порядке жеста доброй воли они даже пошли на то, чтобы и через своих мониторов, и через прямые посреднические усилия способствовать достижению российско-украинских договоренностей. Хотя Европейский Союз мог бы встать на чисто формальную позицию и не заниматься посредничеством, а просто пойти по пути предъявления претензий "Газпрому" как партнеру по соответствующим контрактам с европейскими компаниями. Никаких попыток действовать таким образом со стороны Европейского Союза мы не видели, и это делает ему честь.

Чем опасно стремление Киева политизировать вопросы газовых поставок?

Это стремление опасно по двум причинам. В прикладном плане, мы видели, как 31 декабря вмешательство президента Ющенко в чисто коммерческий переговорный процесс сорвало договоренность, к которой практически пришли руководители "Газпрома" и "Нафтогаз Украины". Мне рассказывал господин Миллер, что переговоры шли 31 декабря в его

кабинете в офисе "Газпрома" в Москве, и господин Дубина уже к середине дня практически согласовал цену в 250 долларов, которая по сути, с учетом дополнительных договоренностей, предусматривавших участие "Нафтогаз Украины" в ряде экспортных операций, реализуемых "Газпромом", в конечном итоге составляла для Украины 235 долларов. Господин Дубина эти условия уже практически принял и, что называется, "занес ручку над контрактом". В этот момент в кабинет господина Миллера позвонил президент Ющенко и сказал председателю "Нафтогаз Украины", что у него нет полномочий на подписание этого контракта - "разворачивайся и уезжай". Вот таким образом вмешательство политика в чисто коммерческий разговор, приемлемый по своим условиям для обеих сторон, привело нас в ситуацию кризиса. Не должно быть таких звонков в кабинеты, где идут коммерческие переговоры.

А в более широком смысле, политизация Киевом газовых вопросов нас просто отбрасывает на годы, а может быть, даже и на десятилетия назад,

Россию сейчас пытаются обвинять в том, что она стремится политизировать газовую тему. Я эти претензии категорическим образом отвергаю и в качестве примера приведу два конкретных сюжета.

Первый - это наши отношения по газу с тремя государствами-членами Европейского Союза - Литвой, Латвией и Эстонией, С каждой из этих стран у нас есть огромное количество политических проблем. И если бы Россия хотела использовать газ в качестве инструмента политического давления, здесь есть для этого конкретные возможности. Однако ничего подобного не происходит. Мы совершенно нормально перешли с этими тремя государствами на рыночные условия хозяйствования, нам не мешают страны-тракзитеры, мы поставляем газ напрямую, и все функционирует без сучка, без задоринки.

Второй пример, еще более актуальный, еще более наглядный, - это отношения с Грузией. Мы не прекращали поставки газа в Грузию в полном объеме даже в ходе пятидневного вооруженного конфликта. Сейчас у нас нет с Грузией дипломатических отношений - более острой фазы межгосударственных отношений представить невозможно - но газ идет в полном объеме, все контрактные обязательства выполняются. Это уже Грузия дальше в Южную Осетию газ не качает.

Вот два примера того, что Россия политику с экономикой не смешивает ни при каких обстоятельствах. Раньше мы это делали, когда в 90-е годы пытались через разные цены заработать дополнительные политические очки в контрактах с партнерами, Сейчас мы от этого отказались. Мы говорим: не должно быть политики в экономике. Только рынок, только коммерческие взаимовыгодные условия, только формулы цен. I И слава богу, у нас это практически со всеми получилось, но, к сожалению, не получается с Украиной. Если бы Украина согласилась на такое предложение - чистый рынок, никаких других факторов - мы давно бы договорились. Но если Киев будет продолжать политизировать вопросы

газовых поставок, то мы будем раз за разом оказываться в такого рода тяжелейших кризисах.

Что, по Вашему мнению, должно способствовать нахождению взаимоприемлемых решений в кратчайшие сроки? Какие международные механизмы могут исключить попытки поддерживать ситуацию в политизированном состоянии?

В более длительной перспективе мы должны выйти на взаимовыгодное сотрудничество в трехстороннем формате: Россия-Украина-Европейский Союз. Ещё задолго до первого газового кризиса в 2006 году мы договаривались о консорциуме Россия-УкраинаТермания, но он, к сожалению, не заработал из-за очень сдержанной позиции Украины.

Украина мне напоминает "собаку на сене", потому что газотранспортная система Украины как была создана в советское время, так и не получила никаких дополнительных средств на модернизацию, на дальнейшее развитие. Газотранспортная система Украины - и это единственный случай на постсоветском пространстве - по-прежнему

находится в исключительной собственности государства. Не стопроцентно государственной компании "Нафтогаз Украины", а именно государства.

"Нафтогаз Украины" арендует трубопроводы у государства, и возникает странная ситуация, когда эта компания, не являясь собственником, в трубопроводы не вкладывает, а просто их эксплуатирует, а государство не

заинтересовано в том, чтобы дополнительно вкладывать средства в то, что и так работает. Таким образом, рано или поздно мы получим ситуацию, в которой не сможем продолжать транзит газа в Европу не потому, что не

договорились по тарифам либо по другому вопросу, а просто потому, что, сама система придет в негодность. И мы пытаемся это предотвратить. Не ради того, чтобы получать контроль над политической жизнью Украины, а

потому что хотим сохранить эту систему в дееспособном состоянии, мы постоянно предлагаем нашим украинским партнерам договориться о совместной эксплуатации на любых условиях - это может быть аренда,

частичная приватизация, полная приватизация и т.д. Существует миллион вариантов. На взаимовыгодных условиях мы готовы вкладывать дополнительные средства в газотранспортную систему Украины. Однако нам постоянно говорят "нет". Но без такой договоренности мы стратегическую проблему не решим.

И к вопросу о международных механизмах. Поскольку только что -надеюсь - разрешившийся спор находился в сфере частного права, то есть касался договоренностей между хозяйствующими субъектами, коммерческими структурами, я считаю единственной нормальной перспективной международной площадкой судебные инстанции. Есть споры по контрактам, есть Стокгольмский арбитражный суд - там и нужно выяснять, кто прав, а кто виноват.

Если Украина будет продолжать политическими средствами вмешиваться в отношения хозяйствующих субъектов, то нам придется

апеллировать к политическим структурам. Это может быть и Европейский Союз, и ОБСЕ, при всей ее неэффективности, так как вопросы энергетической безопасности - это ближайшая тема для ОБСЕ. Это может быть и Совет Европы, потому что наши конфликты напрямую затрагивают интересы обычных людей. Международных механизмов существует более чем достаточно, но я считаю, что определяться в этом вопросе мы должны только после того, как пройдем все необходимые инстанции юридического характера - судебные инстанции.

По Вашему мнению, какие уроки преподал нам газовый кризис? Что следует в первую очередь учитывать при дальнейшем формировании нашей энергетической политики, отношений со странами-потребителями российских энергоресурсов?

Первый урок - думаю, мы его извлекли не сейчас, а еще в 2006 году, в предыдущий кризис - заключается в том, что мы должны быть абсолютно прозрачны в наших действиях и наших намерениях. В 2006 году газовый кризис застиг Европу врасплох. Сейчас этого не было и в помине. И в декабре, и в первые дни января мы в полном объеме информировали наших партнеров. Мы поддерживаем очень хорошие контакты с нашими коллегами-парламентариями в Европе. Совсем недавно в Европейском парламенте могла быть принята резолюция по газовому вопросу, но она не была принята, поскольку за день до этого мы участвовали в расширенном заседании Комитета по международным делам Европарламента и там представили свое видение ситуации. И для многих европейцев стало понятно, что ситуация неоднозначна, и здесь никакие поспешные политические резолюции не нужны, они будут лишь мешать достижению компромиссов, а не способствовать принятию решений.

Итак, необходимо быть прозрачными, быть предсказуемыми, быть с юридической точки зрения неуязвимыми через заключение очень грамотных контрактов. Слава богу, мы к этому кризису подготовились значительно лучше и проходим его, на мой взгляд, с существенно меньшими, в том числе и имиджевыми, потерями, чем кризис 2006 года.

Ну, а для того, чтобы быть эффективными, мы, безусловно, должны иметь соответствующую экспертную, профессиональную подготовку, Й здесь предельно важным становится обучение специалистов в сфере энергетической дипломатии.

Насколько существенным фактором для разрешения подобных конфликтов является уровень тех специалистов, которым приходится в такой ситуации вести переговоры на всех уровнях, в частности, с Украиной, с нашими европейскими партнерами?

Ситуация с газовым кризисом наглядно продемонстрировала, насколько сегодня необходимы высококлассные специалисты в сфере энергетической дипломатии, как много зависит от уровня их квалификации, блестящего знания всего спектра политических, экономических, правовых

вопросов, которые связаны с поставками энергоресурсов. Таких специалистов готовит Международный институт энергетической политики и дипломатии МГИМО, который работает в тесном сотрудничестве с государственными органами, ведущими отечественными компаниями нефтегазовой сферы с четким пониманием существующих потребностей и наиболее важных задач. И я убежден, что подготовку кадров в сфере энергетической дипломатии в МИЭП МГИМО необходимо усилить и расширить с учетом сегодняшней ситуации и задач России на международной арене.

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail
Интервью

Фотогалереи

Ушел из жизни Дмитрий Хворостовский11 фото

Ушел из жизни Дмитрий Хворостовский

Шоу Victoria’s Secret9 фото

Шоу Victoria’s Secret

Платиновая свадьба Елизаветы II и принца Филиппа12 фото

Платиновая свадьба Елизаветы II и принца Филиппа

Лучшие фото недели11 фото

Лучшие фото недели

Международный авиасалон в Дубае10 фото

Международный авиасалон в Дубае

Военный переворот в Зимбабве6 фото

Военный переворот в Зимбабве

Алексей Улюкаев в суде. Год после задержания6 фото

Алексей Улюкаев в суде. Год после задержания

Спасение китов в Индонезии7 фото

Спасение китов в Индонезии

Ушел из жизни Михаил Задорнов9 фото

Ушел из жизни Михаил Задорнов

Обрушение жилого дома в Ижевске8 фото

Обрушение жилого дома в Ижевске

Марш на Красной площади в честь парада 1941 года9 фото

Марш на Красной площади в честь парада 1941 года

Фотохроника 18 октября8 фото

Фотохроника 18 октября

Прощание с Дмитрием Марьяновым6 фото

Прощание с Дмитрием Марьяновым

Пожар на строительном рынке в Подмосковье6 фото

Пожар на строительном рынке в Подмосковье

"Игромир - 2017"14 фото

"Игромир - 2017"

Emmy - 20179 фото

Emmy - 2017

Парк "Зарядье" в Москве6 фото

Парк "Зарядье" в Москве

Празднование 870-летия Москвы14 фото

Празднование 870-летия Москвы

Гости Венецианского кинофестиваля13 фото

Гости Венецианского кинофестиваля

MTV Video Music Awards8 фото

MTV Video Music Awards

Forbes назвал самых высокооплачиваемых актрис10 фото

Forbes назвал самых высокооплачиваемых актрис

Рейтинг российских музыкантов по версии Forbes10 фото

Рейтинг российских музыкантов по версии Forbes

Тонкости сумо8 фото

Тонкости сумо

МАКС-201718 фото

МАКС-2017

Церемония закрытия Кубка конфедераций-20177 фото

Церемония закрытия Кубка конфедераций-2017

Финал Кубка конфедераций-201711 фото

Финал Кубка конфедераций-2017

Профессия: автогонщик10 фото

Профессия: автогонщик

Болельщики Кубка конфедераций-20179 фото

Болельщики Кубка конфедераций-2017

Церемония открытия Кубка конфедераций9 фото

Церемония открытия Кубка конфедераций

Первый полет МС-217 фото

Первый полет МС-21

Шанхайский автосалон8 фото

Шанхайский автосалон

Презентация новинок Apple8 фото

Презентация новинок Apple

Недвижимость
Последние новости