Голос из "Синего ведерка"

Андрей Филин и Андрей Орел, которые были задержаны в ходе одной из акций "Синее ведерко", рассказали interfax.ru о том, как и за что они борются. А также позволили оценить надежность крепления ведра на крыше машины

Голос из "Синего ведерка"
Фото: ИТАР-ТАСС

Москва. 24 апреля. INTERFAX.RU – Про акцию "Синее ведерко", в ходе которой в знак протеста против "мигалок" автомобилисты устанавливают на крышах машин пластиковые синие ведерки и в таком виде отправляются в путь по Москве, слышали, наверно, все, кто следит за новостными потоками. Накануне очередной акции "Синего ведерка" корреспондент interfax.ru встретился с ее активистами Андреем Орлом и Андреем Филиным. Оба они в ходе предыдущего мероприятия в рамках "Ведерка" были задержаны. Встреча проходила у ОВД "Дорогомилово", куда оба были вызваны для ознакомления с дополнениями к делу. Мы побеседовали о "Синих ведрах", Федерации автовладельцев России, а также корреспондент смог сам убедиться в надежности крепления ведерка на крыше автомобиля. Ведерко было прикреплено если не намертво, то более чем надежно.

- Расскажите людям, кто вы? А то вас пока знают только как тех, кто был задержан с ведерком на крыше

Андрей Орел - Меня зовут Орел Андрей, я координатор московского отделения Федерации автовладельцев России (ФАР). Заместитель генерального директора кинокомпании "Орел".

Андрей Филин - Андрей Филин, 31 год, женат, детей нет. Ищу работу. Я с недавних пор введен в координационный совет ФАР.

- Как вы пришли в ФАР?

А.О. – Началось все с того, что я смотрел разные ролики, где разъясняется, как защищать свои права на дороге. Среди них наткнулся на видео, которое разъясняло положения нового техрегламента. Я заинтересовался, начал разбираться сам. Понял, что это недопустимо, это ужас. С этими знаниями я и пришел в ФАР – чтобы получить дополнительную информацию. Стал общаться с координаторами, ходить на митинги. Естественно, с тех пор захлестнули и другие темы – транспортный налог, платные дороги, другие.

А.Ф. - А я в День гнева слушал радио, там всех призывал в десять утра нажать на клаксон. Я как раз ехал по проспекту Вернадского, в десять начал гудеть, ехал, "бибикал", на меня смотрели, милиционеры отворачивались. Акция не была поддержана народом. Это было мое первое участие в ФАРовской акции, но такое, несознательное. Потом услышал по радио объявление об акции ФАР – пробег с часа до трех по Садовому кольцу. Митинг был разрешенный, все документы были. Я заехал в ближайшую галантерею, купил желтые ленты и поехал. Так все и началось.

- Расскажите подробнее об акции в декабре 2009 года. Она же закончилась проблемами с сотрудниками правоохранительных органов.

А.О. - Правоохранительные перекрыли въезд в туннель под Новым Арбатом. Мы отказались ехать направо, сказали, что будем ждать снятие перекрытия. Народ стал подъезжать со всех сторон, в основном были машины с нашими наклейками. Один из милиционеров сделал вид, что ему будто бы наехал на ногу автомобиль. Попытались вытащить из окна водителя, который отказывался выйти. У меня в машине сидели наши сторонники, один из них выбежал и начал разговаривать с омоновцами. ОМОН отреагировал по-своему – потащили его в свой автобус. Все это зафиксировано на видео.

А.Ф. - У них на лицах было такое рвение – оградим Садовое кольцо. Я приехал тогда на акцию совершенно спонтанно. Смотрел на все происходившее и мне стало стыдно за то, что вот такое происходит в моей стране. Собственно, это один из стимулов за что-то бороться - сделать так, чтобы больше стыдно не было.

- Часто вы сталкиваетесь во время акций с сотрудниками правоохранительных органов?

А.О. - Для меня самым жестким было 12-е декабря 2009 г., когда милицейское начальство проявило себя с худшей стороны. Двадцатого марта мне очень понравилось - тогда претензии к нам были только за реальные нарушения.

- Когда вы готовитесь к акциям, вы следите за тем, чтобы все, что вы планируете, было в рамках закона?

А.О. - Да, мы всегда очень основательно готовимся к своим мероприятиям, всегда получаем на них разрешения. Мы даже не рекомендуем людям самостоятельно начинать какие-нибудь действия, вне предусмотренного программой. Мы хотим быть в рамках закона, за соблюдение которого мы и боремся. Как, например, в ситуации с ведерками. Не надо мне рассказывать, как возить мой груз.

- Ваши действия в большей степени политические или общественные?

А.О. - Я хочу, чтобы мои дети жили в лучшей стране. А уж политика это или нет, судите сами.

- Как относятся близкие к вашей деятельности?

А.Ф. - Моя жена сказала, что если меня хоть раз "заберут", то все, хватит. По поводу задержания – я ей сказал, что у меня просто проверили документы

А.О. - Моя жена против.

- Насколько ФАР является открытым объединением?

А.О. - Мы абсолютно открыты, на наши собрания может прийти любой человек. Мы всех приглашаем. Приходят и люди в штатском. Их видно по поведению. Есть в наших рядах и милиционеры, правда, в основном бывшие

- А, в целом, как к вам относятся сотрудники ГИБДД во время акций?

А.О. - На словах они к нам абсолютно лояльны. Пока начальство не приехало, можно общаться о жизни, о чем угодно, а вот с появлением папахи все появляется. А до того они открыто показывают, что они на нашей стороне – у них все те же проблемы.

А.Ф. - Большая часть низшего состава ГИБДД абсолютно к нам лояльна, бывают, разумеется, неадекватные люди, но это как всегда и везде.

- Вернемся к ФАР? Это некоммерческая организация. Но слухов об источниках дохода ходит много…

А.О. - Я могу вот как вам ответить: Канаев в январе бегал по всем, у нас не было денег заплатить за офис. Мы живем на добровольные взносы – кто сколько может, на эти деньги мы печатаем, например, наклейки.

А.Ф. - Мы работаем не ради ФАР как организации или коммерческой структуры, а ради того, чтобы что-то изменить.

- Вас обвиняют сейчас в самопиаре. Есть что ответить?

Оба смеются

А.О. - На той акции, где нас задержали, да, мы отказались снять ведерки. Не сняли просто потому, что у нас было время. Другие не сделали этого, потому что, например, спешили на работу.

- В числе прочего вы защищаете права праворульных машин. Но сам ездите с правым рулем. Что будет, если машина окажется под запретом?

А.О. - Я ее очень люблю. Я думаю, что я совершу акт самосожжения (смеется). Пока об этом пытаюсь не думать, но - как вариант - буду снимать с учета и ездить с транзитными номерами

А.Ф. - Люди не верят, что их заставят расстаться с их любимыми машинами. Есть вариант ставить на учет в соседней стране. Но, представьте себе, миллионы правых рулей с иностранными или транзитными номерами…

- Как ФАР ведет агитацию?

А.О. - Да все просто: рассказываем знакомым, друзья, раздаем наклейки.

А.Ф. - А я зарегистрировался на 140 автофорумах, правда, почтовый ящик за один день переполнился, целый день уходил на то, чтобы все посмотреть. Я начал ходить по форумам, выбирал горячие темы, собирал информацию, выкладывал разъяснения. Откликались самые разные люди, причем стало очевидно, что нас становится все больше и больше.

- Существует убеждение, что протестовать выходят бедные люди, люди с низким социальным статусом. Как вам кажется, это соответствует действительности?

А.Ф. - Среди нас есть самые разные люди, вот есть, например, есть женщина, много лет работавшая в страховой компании, 60 лет, высокий доход, никаких проблем. Но она участвует в наших акциях, поддерживает. Мы очень разные – от "Хаммер-клуба" (клуб владельцев автомобилей Hammer – ИФ) до колонны "боевых" матизов (Daewoo Matiz - ИФ).

- Есть средняя статистика по участию фаровцев в акциях?

А.О. - Несколько сот человек. Милиция предоставляет другие данные, но это потому, что нас считают по головам в начале акции, а у нас все подъезжают в разное время. У нас обычно до конца акции никто не расходится

А.Ф. – Ну, разве журналисты только, отсняли картинку и уехали.

- Есть ли в ФАР преобладание каких-либо политических групп, убеждений?

А.О. - Политические убеждения людей для нас не играют никакой роли, к нам может прийти любой человек, которого волнуют проблемы, с которыми мы работаем. Левых мы не избегаем, но они сами к нам не тянутся, так как мы сразу четко объясняем, что мы работаем строго в рамках закона, в рамках того, что разрешено. Им это неинтересно.

А.Ф. - А приходят к нам самые разные люди потому, что дороги - это то, что касается каждого. Мы каждый день катаемся по дороге, каждый день мы сталкиваемся со взятками, прочими проблемами.

- Чего вам удалось достичь?

А.О. - Очевидных вещей – так, чтобы сказать "Да, это сделали мы", - сложно сказать. Но мы считаем, что победы есть – та же ситуация с транспортным налогом в Москве… После наших акций протеста решение было изменено. Или вот ведра – мы поставили, чиновники начали ревизию.

А.Ф. - Нас не волнует, что формально не было прописано – такие-то такие заставили изменить то-то, главное, что мы добиваемся целей

- А сами даете взятки гаишникам? Или честность превыше всего?

А.О. - Раньше бывало, сейчас нет. Честность до конца. Очень много проблем снимается видеокамерой на щитке. Я каждый год езжу на юг. Раньше я оставлял на дороге от 3 до 12 тыс. руб. – часть за нарушения, а большая часть - просто так. В этом году мой результат был ноль рублей ноль копеек. Как только гаишники видят камеру, сразу выясняется, что просто хотели пожелать счастливого пути. Но есть другая проблема – в суде наши записи, как выясняется, ничего не значит.

А.Ф. - У меня есть инициатива использовать полиграф. Да, гаишник может отказаться от проверки на полиграфе, но мы хотим добиться, чтобы водителя в спорных ситуациях проверяли на полиграфе. Если это пройдет, то можно будет объединяться в "Клубы любителей правды" (смеется).

- Вы можете себе представить жизнь без ФАР?

А.О. - Тяжело представить свою жизнь без ФАР. Хотя я могу представить себе такое – мы все чего-то боимся, у нас такая жизнь. И все об этом знают. Было, что от нас уходили люди, у которых возникали проблемы из-за их деятельности в нашей организации. Но мы уже привыкли жить с ФАРой.

/Интерфакс/

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail
В России
Рогозин подтвердил первый полет нового магистрального самолета МС-21Рогозин подтвердил первый полет нового магистрального самолета МС-21
Корпорация "Иркут" провела первые летные испытания нового пассажирского лайнераПодробнее
В Минобороны отчитались о ходе строительства железной дороги в обход УкраиныВ Минобороны отчитались о ходе строительства железной дороги в обход Украины
Выполнено 97% земляных работ, ведутся работы по укладке верхнего строения путиПодробнее
В МИД РФ назвали высылку дипломатов из Эстонии провокацией ТаллинаВ МИД РФ назвали высылку дипломатов из Эстонии провокацией Таллина
Во внешнеполитическом ведомстве пообещали адекватно ответить на "враждебную акцию" соседней страныПодробнее
Песков не увидел давления властей на деятелей искусства из-за проверокПесков не увидел давления властей на деятелей искусства из-за проверок
Пресс-секретарь президента не стал комментировать фразу "да дураки", произнесенную во время беседы Путина и актера МироноваПодробнее
Усманов выразил готовность доказать в суде отсутствие судимости за изнасилованиеУсманов выразил готовность доказать в суде отсутствие судимости за изнасилование
Представители Усманова отмечают, что в книге экс-посла Великобритании Крейга Мюррея, на которую ссылается Навальный, информации об изнасиловании нетПодробнее
Госдума ужесточила наказание за склонение подростков к самоубийствуГосдума ужесточила наказание за склонение подростков к самоубийству
В новой статье закона предусматривается ответственность за вовлечение в "игры смерти"Подробнее
Недвижимость
Последние новости
Главная
В России В мире Экономика Спорт Культура Москва
Все новости Все сюжеты Все фотогалереи