Наркотики: взгляд изнутри

Что такое жизнь с наркотиками? Нужно ли запрещать лекарства с кодеином? Что негласно заменяет в России метадоновую терапию? Рассказ от первого лица: за плечами нашего собеседника – десять лет наркотического стажа

Наркотики: взгляд изнутри
Фото: Reuters

Москва. 28 апреля. INTERFAX.RU – Государственная антинаркотическая программа набирает обороты. Предложений о том, как обезопасить молодежь от наркотиков, как бороться с наркоманией и сопутствующими явления, поступает все больше и больше. Власть заявляет, что видит проблему и готова бороться с ней на всех уровнях.

Нашему собеседнику Игорю - 35 лет. Около десяти лет наркотического стажа, завязки (одна почти на семь лет), срывы, больницы, снова срывы. Сейчас Игорь говорит, что завязал. Мы попросили его прокомментировать последние инициативы властей – программу антинаркотической пропаганды, борьбу с распространением кодеиносодержащих лекарств, дискуссию вокруг метадоновой терапии и многое другое.

О кодеине и аптеках

- С покупкой кодеиносодержащих препаратов в аптеках сейчас нет никаких проблем, хотя там все, вроде, ужесточалось. Если фармацевт тебя не знает, то получишь не больше двух пачек. Если же ты "постоянный клиент", то можно и больше. Фармацевты сами предлагают: "Возьми у нас больше, дешевле продадим". Правда, в крупных сетевых аптеках такой номер не проходит. Это, в основном, в мелких точках "на районе". Наркоманы скупают "Нурофен Плюс", "Терпинкод", "Коделак". К слову, близкие к некоторым из этих препаратов рекламируются вполне открыто. Я за то, чтобы все такие лекарства выдавались строго по рецептам. Чтобы продающие их без рецептов наказывались по полной. А пока получается абсолютная безнаказанность: подотделы ФСКН, которые занимаются аптеками, не могут ничего предпринять, а аптечное лобби до последнего держится за безрецептурный доступ к этим препаратам. Это ведь еще и выгодно. Скажем, если в аптеке берут таблетки несколько наркоманов, то только с них чистая прибыль в месяц не меньше 150 тысяч. Кстати, вы когда-нибудь думали, почему в спальных районах пооткрывалось столько мелких аптек? Куда ни посмотри, всюду аптеки. Зачем их столько? Кстати, вот в государственных аптеках с кодеиносодержащими все жестко. Можно даже не уговаривать, не продадут.

О тестировании

- Я считаю, что тестирование школьников необходимо. Просто потому что это может хоть кого-то спасти. Результаты тестов должны знать только родители, потому что если они попадут в руки школьной администрации, сложно представить во что это выльется. Ведь у нас такая страна.

Другое дело, что вот те бытовые тесты, о которых сейчас говорят и которые продаются во всех аптеках, реагируют на содержание наркотика только в течение пяти дней после последнего приема. Причем эти же тесты используются и в больницах. Разумеется, если человек зависимый наркоман, то тесты все покажут. А вот если человек, скажем, употребляет легкие наркотики, но нерегулярно, тесты тут бесполезны.

Антинаркотическая пропаганда

- Кто бы спорил, пропаганда нужна. Я не считаю, что она должна начинаться в школе с младших классов. Так можно только пробудить любопытство. А вот в средней школе, в подростковом возрасте, - безусловно. Возможно, в качестве волонтеров могли бы участвовать и завязавшие с зависимостью люди.

Сейчас, к слову, люди знают в целом не намного больше о наркотиках, чем лет десять назад. И информация о числе наркоманов и их смертности, на мой взгляд, вряд ли соответствует действительности – они наверняка выше. Заезжайте как-нибудь на любое "новое" кладбище – очень много могил молодых 20-27 лет. Как вы думаете, от чего они умерли?

О смерти

- У меня было десять близких друзей из наркотической тусовки. Лет десять назад. Сейчас из них пять уже умерли. Остальные продолжают "торчать".

ФСКН

- Я бы не стал говорить, что в ФСКН совсем плохо работают. Но, естественно, со "спецификой". Например, система "доносов" – сдаешь торговца, получаешь свой процент-дозу. Часто ловят конкретно тех, про кого знают, что на них денег можно срубить. Детей богатых родителей, например.

О государственных клиниках

- Все как обычно. Есть плохие больницы, есть хорошие. Попасть в хорошую можно по договоренности с врачом. Например, я однажды лежал в хорошей больнице на реабилитации, но сорвался, убежал. Когда снова пошел лечиться, попросился в ту же клинику. А врач мне сказал: "Я тебя сперва отправлю в больницу похуже, чтобы ты почувствовал разницу". А что? Я считаю, справедливо. Но в целом хотелось бы, чтобы государственные центры были лучше. Обычный же курс лечения – это месяц. Никому он не помогает. Все возвращаются.

Об альтернативном лечении

- Насильственные методы не работают. Вот я однажды лежал в 17-й клинике в Москве. К нам привезли одного мальчика, которого снимали в центре по методике вроде "Города без наркотиков". Ставили коленями на деревяшки с гвоздями. У него все колени были распороты, но наркотики он не разлюбил.

О психологической помощи

- Психологическая помощь? У нас в больнице был психолог. Девушка молодая, работала с нашим отделением. Приходила каждое утро, тратила 45 минут на разные беседы. Так вот все собирались просто на нее посмотреть, потому что лежать в больнице скучно. Прикалывались, веселились. Я думаю, что психологическая помощь важна на первом уровне, при работе с молодежью. А вот когда люди лечатся второй, третий, четвертый раз – это уже не имеет особого смысла. Мне моя девушка больше психологически помогала, чем квалифицированный специалист в больнице.

Негласная "метадоновая" программа

- По сути, в нашей стране работает своего рода негласная "метадоновая" программа – не по названию, а по сути того, как и зачем употребляются кодеиносодержащие препараты. Когда наркоман употребляет эти препараты, окружающие могут даже и не заметить, что с ним что-то не так. Симптомы ломок снимаются, ты становишься адекватен, можешь работать. Но у всего этого есть и обратная сторона: во-первых, к таблеткам возникает то же самое привыкание (а если ты пытаешься отказаться от кодеина, то начинается серьезная депрессия), во-вторых, рано или поздно ты попадешь в больницу, потому что химия поражает внутренние органы. К слову, кодеин – это вообще дело людей "со стажем".

Лигалайз

- Я категорически против легализации каких-либо видов наркотиков. Нет безопасных наркотиков, есть сочетание факторов. Кто-то покурит "травы" и ничего с ним не случится. А кто-то попадает. 99% начинают "торчать" именно с плана – у всех стандартная система, план, потом спиды, ну, а потом и героин.

Клубящиеся 90-е

- В 90-е все точно знали, в каких клубах что можно купить. Можно же с названиями? "Птюч", "Титаник", "Аэродэнс", Остров" – все они были своего рода притонами. Тех, кто торговал, знала охрана, все постоянные посетители, к ним обращались напрямую. Вообще, любой модный клуб торговал. Сейчас все иначе. И клубов стало много разных. Если говорить об инициативе возложения ответственности за распространение на хозяев клуба.. Мне кажется это неправильным. Сажать, скажем, владельцев клубов абсолютно бесполезно – многие из них даже не знают, что происходит в их клубах.

Кстати, в конце 90-х – начале 2000-х еще и много всяких экспериментальных наркотиков появлялось. Например, пресловутый "белый китаец" (синтетический аналог героина, в две тысячи раз превосходящий его по токсичности и силе воздействия на человеческий организм – ИФ).

Как сейчас

- Я могу сказать, что структура "рынка" наркотических средств изменилась. Условно говоря, от картелей 90-х ушли к эдакому мелкому бизнесу, причем промышляют, в основном, выходцы из Средней Азии, гастарбайтеры. Ну, есть еще Кавказ и цыгане, русские торгуют по мелочи, посредниками. Так вот, например, раз в три месяца ездят гастарбайтеры домой, берут там по 100 г и в Москве начинают потихоньку продавать. Этим может заниматься любой дворник. Маленький частный бизнес. Подработка.

Я, к слову и за то, чтобы у нас жестче наказывали оптовых торговцев. Пожизненно, например. Но необходимо жесткое законодательное определение, что такoе опт, а то все превратится в 37-й год.

Дезоморфин и не только

- Проблема дезоморфина мне кажется надуманной. Не варят в Москве дезоморфин – опасно, грязно, куча проблем. К тому же люди боятся – не туда вколешь и все, может быть воспаление тканей и гангрена. И не верю я в то, что говорят, что в столице нет героина. Купить можно практически все. Разве что со сложными и дорогими наркотиками проблема. Но есть деньги – нет и этих затруднений.

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail
В России
Напавший на Фельгенгауэр оказался жителем ИзраиляНапавший на Фельгенгауэр оказался жителем Израиля
По информации "Эха Москвы", нападавшего зовут Борис Гриц, радиостанция публикует ссылку на дневник, который, предположительно, вел злоумышленникПодробнее
Научный совет при Минобрнауки потребовал отменить решение по степени МединскогоНаучный совет при Минобрнауки потребовал отменить решение по степени Мединского
Совет счел немотивированным решение президиума Высшей аттестационной комиссии о сохранении за главой Минкультуры РФ докторской степениПодробнее
На журналистку Фельгенгауэр напал иностранецНа журналистку Фельгенгауэр напал иностранец
По данным полиции, поводом для произошедшего послужила личная неприязньПодробнее
В Госдуме назвали преждевременными утверждения о прекращении работы с ЕСПЧВ Госдуме назвали преждевременными утверждения о прекращении работы с ЕСПЧ
Ранее "Известия" сообщили, что Москва намерена сократить объем выплат в Совет Европы и заморозить участие в деятельности ЕСПЧПодробнее
В Курской области гражданин Украины устроил перестрелку с российскими пограничникамиВ Курской области гражданин Украины устроил перестрелку с российскими пограничниками
Как утверждают в ФСБ, мужчина пытался незаконно пересечь границуПодробнее
Напавшим на журналистку "Эха Москва" Фельгенгауэр руководили личные мотивыНапавшим на журналистку "Эха Москва" Фельгенгауэр руководили личные мотивы
Фельгенгауэр госпитализирована в НИИ Склифосовского, ее состояние оценивается как стабильно тяжелоеПодробнее
Недвижимость
Последние новости
Главная
В России В мире Экономика Спорт Культура Москва
Все новости Все сюжеты Все фотогалереи
Конференции