Россия иногда слишком далеко, чтобы быть интересной

Корреспондент телеканала ABC рассказывает interfax.ru об особенностях работы западного журналиста в России и "трудностях перевода"

Россия иногда слишком далеко, чтобы быть интересной
Фото: Reuters

Москва. 22 ноября. INTERFAX.RU – Мы продолжаем публиковать интервью с западными журналистами, которые рассказывают о специфике своей работы в России, стереотипах и их развенчании, об особенностях российского общества и журналистики. Сегодня нашим собеседником был Норман Хермант, корреспондент австралийского канала ABC.

- Сколько вы здесь работаете?

- Полтора года, я приехал в марте 2010 года.

- А вы раньше работали на ABC в Австралии?

- Я работаю на АВС с 2002 года. Я сам канадец, женат на австралийке – из-за этого у меня достаточно сложная ситуация. Мы с женой познакомились в Канаде, где работали на CBC, потом переехали в Австралию, в 2006 г. она была отправлена АBC в Бангкок. Мы уехали туда вместе, и я три с половиной года работал фрилансером. Потом мы переехали в Россию. Здесь я стал корреспондентом АВС, а вот моя жена теперь работает фрилансером. Так мы поменялись местами.

- Расскажите, как вам работается в России.

- Мне нравится, здесь очень приятно работать. Я люблю Москву, это очень интересный город, мне весело здесь жить…И я думаю, что новости здесь увлекательные.

- Что, на ваш взгляд, мешает в журналистской работе в России? Бюрократия, например?

- Я очень уважаю Ольгу, своего продюсера, которая помогает мне преодолевать все бюрократические препоны. Бюрократия нам, действительно, часто мешает, но когда мой продюсер добивается успеха (и это получается почти всегда) и мы получаем разрешение, у нас часто бывает доступ к людям и местам, к которым мы никогда бы не пробились на Западе. Мы недавно сняли историю про наркотик "крокодил" (сленговое название дезоморфина – ИФ), о которой был замечательный материал Шона Уолкера в Independent. Делая материал, мы связались с больницей, получили доступ и были удивлены тем, насколько в результате мы смогли объемно отработать тему. Так, например, без каких-либо дополнительных документов мы могли общаться со всеми больными. Если бы мы делали аналогичные сюжет на Западе, нам бы пришлось провести значительно большую подготовительную "бумажную" работу.

- Но, наверно, достаточно сложно, например, добиться интервью у чиновников и политиков?

- Очень сложно. Особенно проблемно это в той ситуации, когда ситуация является в определенной мере спорной. Конечно, хорошо иметь официальную точку зрения, но всегда лучше говорить с обычными людьми, которые могут что-то рассказать о теме сюжета, над которым мы работаем. Например, год назад летом, когда в России были лесные пожары, нам удалось выяснить много интересных подробностей, взяв интервью у жителей горевших районов. Чиновники же нам ничего интересного не рассказали.

- А насколько легко западному журналисту взять интервью у простого русского человека на улице? Насколько люди готовы к общению?

- Я ожидал, что просто на улице будет трудно найти людей, которые захотят беседовать с западным корреспондентом. Но, на самом деле, мы часто делаем уличные опросы и интервью. Достаточно часто с нами отказываются разговаривать, но всегда находятся люди, которые готовы ответить на вопросы. Особенно на политических собраниях и несанкционированных акциях – здесь всегда легко найти собеседника. В целом, это никогда не является проблемой. И мы всегда находим людей, которые готовы говорить на спорные темы.

- Формат вашей работы в России (новостные темы) отличается от того, что вы себе представляли до приезда сюда?

- Наши новости немного отличаются от новостей больших европейских и британских компаний. Поскольку мы из Австралии и наши новости ориентированы на австралийского зрителя, порой бывает крайне сложно заинтересовать потребителя русскими новостными сюжетами. Австралийцы больше интересуются тем, что происходит в Вашингтоне и в Лондоне, чем тем, что сейчас творится в Москве. Например, ситуация в Сирии вызывает сейчас во всем мире большой интерес, однако далеко не всем интересно, что Россия продолжает поддерживать режим Асада. Вот телезрители в Европе лучше понимают важность и влияние России в мире, а потому российские новости значительно популярнее у европейцев. По-моему, это частично из-за географии, поскольку Австралия, Канада и США так далеко от России, что рядовому зрителю из этих стран бывают малоинтересны российские сюжеты.

- Вы считаете, что это актуально даже для американцев?

- Думаю, что да. У большинства крупных американских телеканалов в России нет корреспондентов. У CNN, да есть, а вот что касается СBC, ABC и CBS – насколько я знаю, только у одного из этих каналов здесь есть корреспондент. Многие телеканалы сообщают новости про Россию из Лондона, приезжая сюда только в тех случаях, когда происходит что-нибудь из ряда вон выходящее. Если вы посмотрите американское телевидение, не CNN, а сетевые каналы, вы сможете убедиться, что на них нет новостей из России. Только когда происходит что-то ужасное. Аналогичная ситуация и с Австралией: нам звонят из Сиднея только тогда, когда происходят авиакатастрофы и теракты.

- Сколько новостей сообщаете в неделю?

- Мы стараемся сообщать по крайней мере одну новость в неделю, иногда две. У ABC есть круглосуточный канал, на котором показывают некоторые из производимых нами материалов.

- Вы думаете, что русские новости становятся менее интересные из-за того, что ситуация в России в целом стала стабильной?

- На самом деле, интересных новостных сюжетов, связанных с Россией более чем достаточно, однако у нас не всегда есть возможность их проработать. В частности, мы делали сюжеты не только о России, но СНГ, Белоруссии, Украине. И эти истории зрителям понравились, однако мы испытываем проблемы с финансированием производства таких материалов, связанных с командировками. Например, у нас были договоренности с президентом Саакашвили в Грузии: нам обещали, что если мы приедем в Тбилиси, то сможем взять интервью у самого президента, а также у лидеров оппозиции. У нас было все готово, но не хватило денег. Вот такая у нас безумная ситуация: делать новости о самом большом регионе в мире, не уезжая из Москвы.

- Многие русские полагают, что западная пресса преподчитает отрицательные новости из России. Как на ваш взгляд, есть ли, действительно, повышенный интерес к негативной информации о России?

- Я знаю, что многие русские так думают, но есть такое выражение – "плохие новости – хорошие новости". Отрицательные новости всегда интереснее. Точка. С другой стороны, мы стараемся не показывать стереотипный взгляд на Россию, мы не говорим нашему зрителю, что здесь все ужасно. Многие иностранцы, которые не были в России, считают, что здесь все серое, что люди недружелюбные и страшно сюда ездить. Это просто неправда. Конечно, нечто подобное порой появляется, но мы стараемся показывать настоящую русскую жизнь.

- В чем для вас наибольшие отличие работы в России и в Таиланде. Или других западных странах.

- Наверно, время. Часто требуются месяцы, чтобы организовать интервью, все отсеять и отредактировать. В Таиланде на подготовку сюжета у меня уходило 2.3 дня, максимум - неделя. Здесь бюрократизирована огромная часть общества, причем существует не только государственная бюрократия, а корпоративная. Например, даже для того, чтобы организовать съемку в торговом центре требуется, как минимум, неделя. Мне повезло, что у меня есть русский продюсер, который со всем этим справляется.

- Вы говорите по-русски?

- Это моя самая большая проблема. Мой русский язык, скорее, рудиментарный. И я бы, исходя из личного опыта, посоветовал всем журналистам, которые собираются здесь работать, не менее полугода учить русский еще до приезда в Россию. А если ты свободно не говоришь по-русски, то трудно понять эту огромную страну и ее культуру. Некоторые иностранные корреспонденты живут в России уже 15 лет – они блестяще говорят на русском и отлично понимают особенности русского общества. Без языка достичь подобного понимания очень сложно, потому что ты воспринимаешь культуру опосредованно, через перевод.

- Сколько еще времени вы собираетесь работать в России?

- Мой контракт закончится через полтора года, и, возможно, что мне предложат новый договор. Помимо прочего многое зависит от моей жены, которая работает сейчас фрилансером на радио. А это здесь дается тяжело, так как зарплата ужасная. В общем, решим через год .Но пока нам здесь очень нравится.

Беседовал Макс де Гальдеванг

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail
В России
Министр по чрезвычайным ситуациям прибыл в БурятиюМинистр по чрезвычайным ситуациям прибыл в Бурятию
Владимир Пучков будет контролировать решение проблемы лесных пожаровПодробнее
Имам московской мечети получил три года колонии за оправдание терроризмаИмам московской мечети получил три года колонии за оправдание терроризма
По данным обвинения, Махмуд Велитов во время молитвы произнес речь, оправдывающую члена террористической организацииПодробнее
ОСАГО, налоговые декларации, денежные переводы: что изменится в России в маеОСАГО, налоговые декларации, денежные переводы: что изменится в России в мае
Важные изменения в законодательстве и другие события, которые ожидаются в следующем месяцеПодробнее
Спецоборудование с затонувшего корабля "Лиман" доставили на базу ЧФСпецоборудование с затонувшего корабля "Лиман" доставили на базу ЧФ
С разведывательного корабля, потерпевшего крушение рядом с Босфором, также эвакуировали документы, оружие и боеприпасыПодробнее
ВЦИОМ насчитал 86% довольных своей работой россиянВЦИОМ насчитал 86% довольных своей работой россиян
Более трех четвертей работающих россиян продолжили бы работать, появись у них вдруг возможность вести безбедную жизнь, ничем не занимаясьПодробнее
Мощи Николая Чудотворца впервые за 930 лет доставят в РоссиюМощи Николая Чудотворца впервые за 930 лет доставят в Россию
В РФ мощи будут находиться с 21 мая по 28 июляПодробнее
Недвижимость
Последние новости
Главная
В России В мире Экономика Спорт Культура Москва
Все новости Все сюжеты Все фотогалереи