Туркмения: в стальных объятиях гостеприимства

Корреспондент "Интерфакса" разбирался, каково живется в стране Аркадака

Туркмения: в стальных объятиях гостеприимства
Фото: "Интерфакс", Юлия Чучалова

Москва. 18 декабря. INTERFAX.RU - Ашхабад рассыпался у подножия Копетдага. В середине декабря комфортные плюс семь, на небе ни облака. Туркмения давно встала с колен, пережила эпоху Возрождения и благополучно вступила в эру Процветания. Большинство граждан абсолютно довольны жизнью, страна проводит миролюбивый внешнеполитический курс и демонстрирует сумасшедший экономический рост, который российским министрам снится только в самых сладких снах. Такова официальная точка зрения Ашхабада. Каково истинное положение дел в Туркмении, разбирался корреспондент "Интерфакса" Павел Гераскин.

Удар в спину

В аэропорту Ашхабада с портретов и обложек журналов смотрит президент Туркмении Гурбангулы Бердымухамедов. В отличие от предшественника Сапармурада Ниязова, он уже не Туркменбаши (глава туркмен), а всего лишь Аркадак – защитник и покровитель нации. И это не официальный титул. Так его называет народ.

XX съезд в Туркмении не проводился, но с наиболее вопиющими проявлениями культа личности Туркменбаши было покончено вскоре после его внезапной и породившей массу домыслов смерти. В республике отменили институт пожизненного президентства, перенесли знаменитую Арку со статуей Ниязова из центра на южную окраину города, вернули месяцам названия григорианского календаря, а на книжных полках место рухнамы – туркменского аналога чучхе, придуманного Туркменбаши – заняли сочинения нового лидера. Среди них философские труды, книги о лекарственных травах, работы по истории музыки. Говорят, нынешний президент Туркмении сам иногда садится за клавиши и даже пробует свои силы в качестве композитора.

Листаю журнал и встречаюсь взглядом с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом. Как будто в спину ударили. Но это субъективное ощущение. Для туркмен Турция не просто дружественная страна, народы связывает общая кровь предков. Сегодня Турция – единственное государство, с которой Ашхабад установил безвизовый режим въезда. Не случайно именно турецкие специалисты отстроили туркменскую столицу в ее нынешнем виде.

Фото: "Интерфакс", Юлия Чучалова

Дорога от аэропорта до гостиницы занимает не более 30 минут. По пути мелькают ослепительно белые, как горный снег, жилые дома и административные здания. Сопровождающий, которого ко мне прикрепили прямо в зале прилетов, рассказывает, что Ашхабад перестраивали дважды. В 1948 году в Туркмении произошло одно из самых разрушительных в истории человечества землетрясений. "Земля будто разверзлась, и бездна поглотила город вместе с его жителями", - говорит мой спутник. И это не мрачная легенда: Ашхабад был разрушен на 90%. Второй раз город перепланировали в эпоху Туркменбаши, который повелел отделать дома белым мрамором. Так что столица Туркмении может смело поспорить с Москвой за титул Белокаменной. Когда я спрашивал о стоимости такого строительства, на меня смотрели как на идиота: в Туркмении не оперируют рыночными категориями, поскольку государство декларирует совсем другие приоритеты – заботу о людях.

Дави на газ

Туркменское общество построено на принципах социальной справедливости. И с этим трудно поспорить. Квартиры в мраморных домах, которые у нас назвали бы элитным жильем, продаются с 30-летней рассрочкой под 1% годовых. Госслужащие автоматически получают 50-процентную скидку. "Первые четыре-пять лет размер выплат символический, ведь людям нужно повесить шторы, купить мебель, стиральную машину, обжиться", - делится мой сопровождающий. Однокомнатных квартир в новостройках не существует, "двушек" очень мало, а площадь трехкомнатных апартаментов достигает 200 кв. метров.

Фото: "Интерфакс", Юлия Чучалова

За водо- и газоснабжение население не платит вовсе, также безвозмездно предоставляется 30 кВт/ч в месяц на каждого человека. Литр бензина стоит менее 30 центов. Средняя зарплата в Туркмении колеблется в интервале от 250 до 300 долларов – этого вполне достаточно, чтобы вести приемлемое существование. Здравоохранение и образование находится на попечении государства. Частная медицина есть, но ее доля стремится к нулю.

Не знаю, принимались ли в Туркмении "майские указы", но, по словам местных журналистов, на социальные нужды республика тратит от 60 до 80 процентов бюджета. Не секрет, что в основе народного благосостояния лежит природный газ, по запасам которого Туркмения занимает четвертое место в мире.

По официальным данным, страна постоянно наращивает добычу "голубого топлива", благодаря чему ВВП Туркмении в прошлом году вырос на 10 процентов, а за девять месяцев текущего увеличился еще на 8,3 процента. Говорить, что страна сидит на "газовой игле", здесь не принято, но люди все же обеспокоены резким падением цен на энергоресурсы. В Ашхабаде упорно ходят слухи, что финансовая стабильность может пошатнуться, а чтобы этого не произошло, власти сразу после Нового года введут плату за жилкомуслуги. Якобы первыми пострадают сельские жители, которые потребляют газа и воды больше, чем горожане. Произойдет ли это или обойдется, в точности никто не знает. Пытаться почерпнуть новости о внутренней жизни Туркмении из СМИ - занятие неблагодарное.

Я список кораблей прочел до середины

Туркменские пресса и телевидение находится под полным контролем государства. Обязательный атрибут первых полос – портрет президента. Передовица непременно посвящена торжественному мероприятию или международной встрече с его участием. 21 декабря в Туркмении широко отмечалось 20-летие принятия республикой нейтралитета, который является предметом национальной гордости и основным условием процветания. Перечень чиновников, политических и общественных деятелей, направивших свои поздравления лидеру, получился длиннее гомеровского списка кораблей в "Илиаде".

Фото: "Интерфакс", Юлия Чучалова

Хотя жители республики могут пользоваться интернетом, доступ к большинству соцсетей закрыт, заблокированы сайты газет, в том числе российских, которые неодобрительно пишут о Туркмении. О мессенджерах население, по-моему, вообще не имеет ни малейшего представления. По крайней мере, у меня не работал ни один.

Но это совершенно не означает, что туркмены находятся в информационной изоляции. Через спутниковое ТВ граждане получают российские телеканалы и Euronews, поэтому они в курсе международной повестки дня. "Мы нейтральное государство, но нас беспокоит ваш конфликт с турками, - говорит студент - выпускник института международных отношений, - Турция не чужая нам страна, но и с Россией нам ссориться не нужно. Если дело зайдет слишком далеко, Туркмении придется делать нелегкий выбор". Отношение к туркоманам, населяющим территорию в Сирии, над которой был сбит российский Су-24, в Туркмении прохладное. "Мы один этнос, но теперь родственные связи утрачены", - сообщает мой собеседник.

Поговаривают, что излишняя информированность не очень-то по душе туркменским властям. По городу ползут слухи, что правительство объявило войну спутниковым тарелкам, и вскоре телесигнал будет распространяться только через кабельные сети, чтобы можно было фильтровать нежелательный контент. "По Ашхабаду ездит специальный грузовик, он тихо движется по дворам и закоулкам, а находящиеся в нем люди срывают тарелки с домов", - шепотом делятся жители республики. Я начал было погружаться в атмосферу страха. "Глупости все это", - вывел меня из оцепенения Тарид Саеди, главный редактор агентства новостей Средней Азии - пожалуй, единственного в Туркмении частного СМИ. "В Туркмении нет цензуры. Я могу критиковать руководство. Другое дело, что по принципиальным вопросам наши точки зрения совпадают", - объясняет главред. Мой вопрос, существует ли в Туркмении оппозиция, вызывает у коллеги неподдельное удивление: "Откуда? Для нее в Туркмении нет социальной базы! Люди живут хорошо, нищие на обочинах дорог не валяются".

Фото: "Интерфакс", Юлия Чучалова

Дело – труба

С независимым туркменским журналистом я познакомился совершенно случайно, на церемонии начала строительства газопровода Туркмения-Афганистан-Пакистан-Индия (ТАПИ). Ашхабад возлагает на новую трубу огромные надежды. Власти республики рассчитывает увеличить поставки газа в азиатском регионе и компенсировать тем самым потери от катастрофического падения цен на топливо. Торжества, на которые съехались гости со всего света, готовили с восточным размахом, и это было поистине сюрреалистическое зрелище.

Само мероприятие проходило в гигантском шатре, разбитом посреди безжизненной туркменской пустыни в сотнях километров от Ашхабада. Участников церемонии доставляли из столицы на самолетах до города Мары, далее – на автобусах. Вдоль дороги, по которой следовали приглашенные, прямо на песке были разбиты биваки с юртами, огромными качелями – национальной туркменской забавой, а также всадниками на породистых ахалтекинских скакунах. "Как это по-русски, Потемкинские деревни?" – спросила у меня иностранная журналистка. Мне осталось только пожать плечами.

По приезде гости попадали в живой коридор из сотен мужчин с туркменскими знаменами и девушек, держащих в руках веточки хлопка и флажки стран-участниц проекта. Внутри на купол шатра транслировалась мультимедийная картинка: над головами зрителей по пустыне мчались удалые кони, а за ними, словно из ниоткуда, возникали сплетающиеся трубы, появлялись заводы, расцветали оазисы жилых и офисных кварталов, зеленели парки и скверы. Первый вопрос, который пришел на ум: "Куда несешься ты, Туркменистан?"

У скептиков насчет ТАПИ возникла масса сомнений. Есть опасения, что амбициозный проект так и останется мультфильмом, поскольку ни один серьезный инвестор не решится вкладывать деньги в прокладку трубы по территории воюющего Афганистана. "Вы думаете, сегодняшнее шоу - это деньги, выброшенные на ветер? Вовсе нет. Это обычное гостеприимство", - предвосхищает мой вопрос коллега Тарид Саеди.

И тут я подумал, что прикрепленные ко мне сопровождающие, которые, сменяя друг друга, не спускали с меня глаз на протяжении всей поездки, - это тоже забота о госте. "Вы работаете в спецслужбах", - прямо спросил я у одного из них. "Боже сохрани, я волонтер, студент", - спокойно ответил он. Я, конечно, ему поверил. Не хотелось показаться неблагодарным.

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail

Новости по теме

В мире
ЕСПЧ присудил братьям Навальным более 80 тыс. евро компенсации по делу "Ив Роше"ЕСПЧ присудил братьям Навальным более 80 тыс. евро компенсации по делу "Ив Роше"
По данным Минюста РФ, суд не увидел в уголовном деле политической подоплеки, но обнаружил в нем процессуальные нарушенияПодробнее
В Киеве у здания парламента собрались митингующиеВ Киеве у здания парламента собрались митингующие
Представители различных политических сил требуют в том числе изменения избирательной системы, создания независимого антикоррупционного суда и отмены неприкосновенности депутатовПодробнее
МГУ и НГУ возглавили рейтинг вузов QS среди развивающихся странМГУ и НГУ возглавили рейтинг вузов QS среди развивающихся стран
Всего в публикуемой части рейтинга из 300 учебных заведений оказалось 97 российских вузовПодробнее
Ассанж пообещал €20 тысяч за информацию об убийцах мальтийской журналисткиАссанж пообещал €20 тысяч за информацию об убийцах мальтийской журналистки
Дафне Каруана Галиция была известна своими расследованиями о панамских офшорахПодробнее
Недвижимость
Последние новости
Главная
В России В мире Экономика Спорт Культура Москва
Все новости Все сюжеты Все фотогалереи
Конференции