Итоги 2015: АПК на дрожжах запретов

Уходящий год прошел в России под знаком массовых запретов импорта продовольствия, которые росли как снежный ком

Итоги 2015: АПК на дрожжах запретов
Фото: ingimage/vostock-photo

Москва. 25 декабря. INTERFAX.RU – "Что будет после выполнения продовольственной программы? Перепись оставшегося населения". Этот позднесоветский анекдот хорошо иллюстрирует проблемы отечественного АПК, которому что в СССР, что в России все время чего-то не хватало, чтобы наконец-то прокормить страну. Сейчас отрасль пробует новый рецепт роста - массовые запреты импорта, сдобренные обильной господдержкой.

Впрочем, даже самые что ни на есть тепличные условия ничего не гарантируют: без качественного управления вероятность того, что АПК никогда не избавится от определения "черная дыра", в которой пропадают государственные миллиарды, остается.

Уходящий год для российского АПК стал первым полноценным годом работы в условиях продовольственного эмбарго. Поэтому подведение его итогов - это ответы на многие вопросы, которые возникли после 7 августа 2014 года, когда перед продовольствием из стран, поддержавших антироссийские санкции, захлопнулись двери российского рынка.

И главный, пожалуй, в том - случилось ли реальное импортозамещение? Смогли ли отечественные сельхозпроизводители заполнить освободившуюся на рынке нишу?

Обособление России от мирового рынка коснулось и другого аспекта - экспорта зерна, на который была введена пошлина.

Замещение произошло и в высшем руководстве АПК. Возглавлявшего с 2012 года Минсельхоз юриста Николая Федорова в апреле сменил губернатор Краснодарского края, экономист Александр Ткачев.

Инерция запрета

Процесс ограничения поставок продовольствия из-за рубежа, как летящий с горы снежный ком, приобрел большую инерционную силу и новые формы. Прежде всего, еще на один год - по 5 августа включительно - было продлено продовольственное эмбарго. Основной перечень запрещенных товаров остался практически неизменным.

Год спустя после введения продэмбарго, с 6 августа 2015 года, санкционное продовольствие, которое всеми правдами и неправдами все-таки проникало в страну, уже не просто замещали, а уничтожали, давили на свалках тракторами, сжигали.

В список стран, поставки продовольствия из которых запрещены, были включены присоединившиеся к антироссийским санкциям Черногория, Албания, Исландия, Лихтенштейн. Запрет на ввоз их продовольствия действует с 13 августа.

С 1 января 2016 года под продовольственное эмбарго подпадает Украина, поскольку не были сняты российские озабоченности в связи со вступлением в силу договора об ассоциации Украины и ЕС.

И поэтому в следовании за глобальными политическими и экономическими событиями уже вполне логично выглядит запрет на поставки некоторых видов продовольствия из Турции, который начнет действовать с 1 января 2016 года. С кем еще из внешнеторговых партнеров в нынешней сложной геополитической ситуации может поссориться Россия - можно только гадать.

Импортовычитание

Уверенности в том, что отечественные производители и альтернативные поставщики сразу же заполнят выпавшие объемы продовольствия из санкционнных стран (США, Канада, Норвегия, ЕС Австралия), не было с самого начала. Очередь из желающих поставлять свою продукцию в РФ, о которой с энтузиазмом заявляло прежнее руководство Минсельхоза, действительно, оказалась длинной. Но реальное пополнение российского продовольственного рынка сопровождалось проблемами, связанными, в частности, с новой логистикой, решением ветеринарных и других проблем.

Желание многих поставщиков охлаждали жесткие российские требования к качеству ввозимой продукции, поскольку далеко не все страны благополучны в эпизоотическом отношении. Так, два молочных предприятия Индии, включенные в реестр поставщиков РФ еще в апреле, до сих пор не могут начать реальные поставки из-за того, что Россельхознадзор не имеет полных гарантий безопасности их продукции.

Поэтому, как отмечали спустя год после введения ограничений эксперты Аналитического центра при правительстве, контрсанкции привели к существенному росту цен на внутреннем рынке, усилившемуся впоследствии в связи с девальвацией рубля. Так, в мае этого года по сравнению с ценами декабря 2013 года продовольственная инфляция достигла 28,7%.

Потребительские цены на все ключевые социально значимые товары поднимались за год двузначными величинами. В мае средние потребительские цены на говядину выросли на 23% к маю 2014 года, свинину - на 22%, сыр - на 20%, замороженную рыбу - на 38%, морковь - на 39%, яблоки - на 37%, крупы и бобы - на 49,2%.

При этом эксперты обращали внимание на то, что и товары, которые не подпали под эмбарго, дорожали не меньшими темпами: сахар - на 52,2%, подсолнечное масло - на 23,7%, макаронные изделия - на 21,6%.

Как считают эксперты Аналитического центра при правительстве, потенциал импортозамещения со стороны российских производителей в краткосрочной перспективе оказался далеко не в полной мере реализован. А анализ динамики импорта показал, что наблюдается существенное сокращение его объемов по всем продовольственным товарам, подпавшим под эмбарго.

Так, за 10 месяцев этого года импорт мяса (без мяса птицы) упал на 27%, мяса птицы - на 40%, рыбы - в 1,7 раза, сливочного масла - на 38%.

Аналитики признают "частичное замещение выпадающего объема импорта", но вместе с тем отмечают, что "наращивание объемов в отдельных секторах является результатам ранее сделанных инвестиций, прироста производства недостаточно для компенсации выпавших объемов импорта".

"Однако по большей части продуктовых категорий такого замещения не происходит ни за счет наращивания объемов поставок традиционными зарубежными поставщиками, ни за счет появления новых", - констатируют они.

Это подтвердил и анализ, сделанный ЦБ за январь-сентябрь 2015 года.

Как говорится в докладе о денежно-кредитной политике, опубликованном в декабре, продовольственное эмбарго вместе с ослаблением рубля в конце 2014 года и начале 2015 года привели к снижению импорта продовольствия и сформировали предпосылки для роста отечественного производства. По большинству видов санкционной продукции рост, действительно, произошел. Так, производство говядины и картофеля увеличилось на 25%, свинины - на 18%, сыра и творога - на 15%, мяса птицы - на 11%, сливочного масла - на 6%, овощей - на 3%. Снизилось только производство рыбы - на 5% и колбасы - на 4%.

Однако, несмотря на рост объемов внутреннего производства, восполнить образовавшийся дефицит предложения не удалось на большинстве рынков продовольствия, констатирует ЦБ. "Хотя доля российской продукции на них выросла, объемы рынка, включающие отечественную и ввозимую продукцию, сократились", - говорится в докладе.

Больше всего снизилось предложение на тех товарных рынках, где доля импорта была традиционно высока. Объемы предложения говядины сократились на 42%, сливочного масла - на 15%, свежей и охлажденной рыбы - на 14%, овощей - на 10%. Положительную динамику показали только мясо птицы, предложение которого увеличилось на 6%, свинина - на 7%, картофель - на 19%.

Поэтому вовсе не случайной была отрицательная реакция общества на решение уничтожать нелегально ввезенную продукцию и предложения передать ее социально незащищенным гражданам. С 6 августа по 20 декабря на свалки было отправлено более 1,2 тыс. тонн продукции растениеводства и 115 тонн - животноводства. Мотивировалось это потенциальной опасностью, которую представляет собой эта продукция.

Но, как считает президент консалтинговой компании Agrifood Strategies Альберт Давлеев, вопрос о безопасности возник, чтобы оправдать чисто политическое решение. "Санкционной продукции было не так много, ее вполне можно было отдать в социальные учреждения, - считает он. - В большинстве случаев это были нормальные продукты европейского качества, которые были ввезены нелегально".

Свои и чужие

Что лучше - министр "изнутри" или министр "со стороны"? Извечный спор с массой противоположных аргументов. "Чужак" не знает специфики и вынужден доверяться советам (которые могут быть и хорошими, и плохими), зато ни с кем не повязан и смотрит на дело свежим взглядом. "Свой" хорош глубоким пониманием предмета, но как быть с конфликтом интересов?

Сельское хозяйство в этом году заполучило "своего" министра: у Александра Ткачева есть опыт не только в публичной политике (таким мог похвастаться и Николай Федоров), но и в построении крупного агрохолдинга и управлении аграрным регионом.

Одно из первых заявлений Ткачева на посту министра было посвящено намерению добиваться повышения рентабельности отрасли. Экспертов такой бизнес-ориентированный подход порадовал. Как считает Давлеев, главные преимущества нового министра - это сельскохозяйственный и бизнес-бэкграунд.

"Фундаментальные знания в области юриспруденции и экономики у его предшественника Федорова, которые необходимы на постах главы республики и в Совете Федерации, не дали ему преимуществ для эффективной практической работы в Минсельхозе, - считает эксперт. - На понимание особенностей российского агросектора изнутри у Федорова ушло слишком много времени, хотя он активно "погружался в тему", совершив, пожалуй, рекордное для министра количество поездок в регионы".

По его словам, смена руководства Минсельхоза уже привела к смене ряда приоритетов в развитии отрасли. Речь, прежде всего, идет о переориентации и фокусировке системы господдержки на отдельных отраслях - молочном животноводстве, тепличном хозяйстве, создании логистических центров. "Сейчас, в условиях кризиса, как никогда важно принимать быстрые и качественные решения, но политические события бросают министерству все больше вызовов, которые накапливаются и "наезжают" друг на друга, особенно при постоянном перекраивании госбюджета и росте кредиторской задолженности в агросекторе", - заявил он.

Изменения в ведомстве, в формировании его политики отмечает и управляющий директор агробизнеса "Базового элемента" Андрей Олейник. Однако, по его словам, "это связано даже не столько с личностью Ткачева, более харизматичного и амбициозного, сколько с новыми условиями в экономике России, внешними и внутренними вызовами, которые заставляют и государство, и бизнес вырабатывать новую стратегию развития АПК и искать новые способы повышения эффективности отрасли".

Как считает Давлеев, для перестройки отрасли с основой на рентабельность необходимы жесткие и, порой, непопулярные решения. "К этому российский агросектор пока не готов", - отметил он.

К тому же, по его мнению, положительная рентабельность российского сельского хозяйства - это миф, поскольку она статистически включает господдержку, причем во многих случаях очень неэффективную. "Вот если Ткачеву удастся создать хотя бы безубыточное сельхозпроизводство в большинстве агрокомпаний с основой на собственные средства, тогда, действительно, можно говорить о повышении рентабельности", - заявил эксперт.

Директор центра "СовЭкон" Андрей Сизов видит в новом руководстве Минсельхоза "больше энергии в отстаивании интересов отрасли". Основным достижением он назвал то, что размер аграрного бюджета на 2016 год не претерпел существенных изменений на фоне снижения расходов по большинству других направлений.

Зерно: от пошлины до Китая

В 2015 году, как и в прошлом, урожай зерна в стране превысил 100 млн тонн и, по предварительным данным, составил 103,4 млн тонн (105,3 млн тонн в 2014 году). Причем уходящий год отмечается новыми рекордами. Прежде всего - в сборе масличных, который может превысить 14 млн тонн за счет рекордного урожая сои. По оценке "СовЭкона", он составит 2,8 млн тонн (2,6 млн тонн в 2014 году). Кроме того, повысились сборы подсолнечника и других масличных культур.

Исторический рекорд - под 13 млн тонн - ожидается и на кукурузных полях.

Но главная интрига зернового рынка была в том, что, несмотря на высокий урожай и большие переходящие запасы, несмотря на опасения экспортеров, экспорт зерна все-таки был ограничен. Минсельхоз объяснил необходимость этого, прежде всего, резкими курсовыми колебаниями и стремлением стабилизировать ситуацию на внутреннем рынке.

Сначала пошлина составляла 15% стоимости плюс 7,5 евро, но не менее 35 евро за тонну. Она действовала с 1 февраля по 15 мая. Затем из-за снижения курса рубля было принято решение ввести с 1 июля "плавающую" экспортную пошлину на пшеницу в размере 50% минус 5,5 тыс. рублей, но не менее 50 рублей за тонну. Но и она не смогла сдержать поставки. Поэтому с 1 октября 2015 года размер пошлины изменился и по настоящее время составляет 50% минус 6,5 тыс. рублей, но не менее 10 рублей за тонну.

Эксперты негативно оценили роль экспортной пошлины на рынке и перспективы ее влияния на зерновую индустрию. К тому же непредсказуемые валютные скачки и изменение цен на мировом рынке на первых порах введения "рублевой" пошлины сопровождалось неготовностью таможни к новому механизму расчета. В начале июля это привело к срыву сроков поставок по ряду заключенных контрактов.

Как подсчитал Сизов из "СовЭкона", потери сельхозпроизводителей от действия пошлины в этом году составят от 10 до 20 млрд рублей. "А это значит - снижение уровня агротехнологий, некупленная сельхозтехника и, как следствие - рост рисков неурожая", - сказал он.

По его словам, с ограничением экспорта Россия стала единственной страной в мире с относительно развитым сельским хозяйством, которая пытается регулировать цены на зерновом рынке с помощью экспортной пошлины на пшеницу.

"Экспорт в российских условиях - это функция от размеров урожая, - считает Сизов. - Каковы бы ни были цены, экспорт все равно будет, потому что российские крестьяне не могут себе позволить придерживать зерно, выжидая более высоких цен и отмены пошлины". "Просто в перспективе размеры этого урожая будут сокращаться", - предупреждает он.

Давлеев из Agrifood Strategies отмечает "непрямой эффект" пошлины на птицеводческую отрасль. "Введение пошлины резко подняло цены на пшеницу - с 9 до 12 тыс. рублей за тонну, затем стабилизировало ее на уровне 12-13 тыс. рублей, - сказал он. - Этот показатель крайне негативно влияет на рентабельность производства птицы, поскольку доля зерновых в себестоимости составляет около 60%".

В то же время, по мнению Олейника из "БазЭла", зерновой рынок быстро адаптировался к новым условиям. "Но в глобальном смысле для экспорта зерна нужна стабильность, установившиеся правила, которые позволяют экспортерам прогнозировать свои действия на долгосрочную и среднесрочную перспективу", - подчеркнул он.

Незадолго до Нового года первый замминистра сельского хозяйства Евгений Громыко заявил, что Минсельхоз предлагает снизить или обнулить пошлину на пшеницу, поскольку цены на мировом рынке начали снижаться. Это предложение, по его словам, уже в январе может быть рассмотрено в правительстве. Заявление вызвало положительную реакцию на зерновом рынке.

Между тем, именно в этом году, несмотря на ограничение экспорта, завершились длительные и трудные переговоры об условиях поставок российской пшеницы в Китай. Этого зерна не было на китайском рынке почти 30 лет.

Теперь Китай разрешил поставки пшеницы, выращенной в Алтайском и Красноярском краях, в Новосибирской и Омской областях. Кукурузу, сою, рис и рапс можно поставлять из Хабаровского, Приморского и Забайкальского краев, Амурской области и Еврейской автономной области. Это зерно должно быть использовано на переработку.

В Россельхознадзоре, который в декабре довел шестилетние переговоры до конкретных документов, считают подписание протоколов об условиях поставки зерна в Китай прорывом. Однако эксперты зернового рынка, признавая важность этих решений, перспективы экспорта оценивают все-таки без оптимизма.

Как считает президент Российского зернового союза Аркадий Злочевский, несмотря на достигнутые договоренности, поставок может и не быть. Китайский рынок построен таким образом, что все равно будет ждать команды "сверху", пояснил он.

По прогнозу Сизова, поставки пшеницы в Китай, если и начнутся, то будут небольшими - максимум 100-200 тыс. тонн. Он сообщил, что в последние годы Китай импортирует 2-3 млн тонн пшеницы. "Это намного меньше, чем ввоз сорго и ячменя", - добавил он.

IPO и M&A – вопреки или благодаря кризису?

Уходящий год стал также особенным и тем, что, несмотря на сложное положение в экономике, курсовую и ценовую лихорадку, в АПК состоялось несколько крупных сделок M&A и даже IPO. Причем все сделки M&A произошли на так называемом импортозамещающем направлении.

Прежде всего, появилась определенность в судьбе агрохолдинга "Разгуляй", который с 2009 года, после дефолта по облигациям на 8 млрд рублей, пытался снизить долг размером более 30 млрд рублей.

На выручку "Разгуляю" пришел другой крупный игрок аграрного рынка - ГК "Русагро", которая выкупила у ВЭБа - основного кредитора "Разгуляя", принадлежавшие ему 19,9% акций агрохолдинга. Сделка также включает переуступку группе "Русагро" требований по кредитным соглашениям банка с "Разгуляем", продажу банку облигаций агрохолдинга.

Вместе с тем ВЭБ предоставил "Русагро" кредит в 33,9 млрд рублей на 13 лет.

Наиболее реальная перспектива "Разгуляя" - это продажа его активов, которая может начаться уже в первой половине 2016 года. "Русагро", в частности, будет претендовать на несколько сахарных заводов. Но пока компания разбирается с долгами "Разгуляя", начав обслуживать их еще до сделки с ВЭБом.

Если за последние несколько лет ряд крупных публичных компаний АПК ушли с биржи, то в этом году произошло первое после большого перерыва IPO.

ПАО "Новороссийский комбинат хлебопродуктов" (название не должно вводить в заблуждение - это не пекарня, а крупнейший терминал по перевалке зерна) разместил 10,8% акций, которые продал миноритарий - Belcarra Services Ltd. Цена бумаги была близкой к верхней границе коридора - 512 рублей, всего пакета - 3,7 млрд рублей, всей компании - 34,5 млрд рублей.

Правда, IPO не обошлось без фальстарта: книгу заявок собирали почти месяц, акции разместили лишь с пятой попытки.

Эксперты связывают выход компании в публичный сектор с перспективами наращивания экспорта российского зерна. НКХП владеет перевалочным терминалом мощностью 3,5 млн тонн в год и ведет реконструкцию, которая позволит увеличить мощности до 6,1 млн тонн.

В этом году некоторые ведущие агрохолдинги стали владельцами компаний, которые не выдержали пресса кризиса. Один из крупных производителей молока в РФ - компания "Эко-Нива" получила разрешение антимонопольной службы на покупку хозяйства "Возрождение" в Воронежской области. Группа "Черкизово" купила свинокомплекс в Липецкой области.

Сменила владельца и дальневосточная группа "Михайловский бройлер", которую выкупили структуры экс-депутата Госдумы Эдуарда Янакова. Интерес к этой компании проявляла и ГК "Русагро".

Кстати, "Русагро" в начале декабря стало миноритарным акционером ГК "Уралбройлер" и в течение двух месяцев планировало взять ее под полный контроль. Однако на днях компания сообщила, что отказалась от покупки, поскольку не смогла согласовать с продавцом финальные условия сделки. Контракт был расторгнут, все приобретенные активы будут возвращены.

Но самым ярким событием года в птицеводстве, по словам Давлеева, стала покупка таиландской Charoen Pokphand Foods (CP Foods) птицефабрики "Северная" у Agro Invest Brinky.

"Рекордно высокая для российского рынка цена в $680 млн сильно удивила экспертов птицеводства и инвестиционных аналитиков и была расценена как "премиальный входной билет" на российский мясной рынок", - сказал он, добавив, что CP Foods только начинает процесс поглощений российских сельхозактивов.

В конце года представители CP Group посетили 6 российских регионов. Они изучали возможности для расширения аграрного бизнеса в РФ и искали площадку для реализации проекта по созданию крупного молочного комплекса.

Как считает Давлеев, сделка CP Foods по покупке птицефабрики стала важным сигналом для рынка M&A, привлекая внимание к России. "Явный тренд в птицеводстве - это заметно увеличивающиеся предложения по продаже и покупке птицеводческих активов, - сказал он. - В 2015 году компании этого сектора испытали сильную нехватку оборотных средств из-за удорожания оборудования, кормов, ветпрепаратов, расходных материалов и низкой цены реализации готовой продукции".

По его словам, многие компании не выдержали такого давления и превратились для владельцев в "чемоданы без ручки", когда сохранять актив становится разорительным, а продать дорого - невозможно. "Выход один - зафиксировать убыток или минимальную прибыль, предложив актив на продажу", - сказал он.

Аналитик также обращает внимание на то, что большая кредиторская задолженность клиентов-птицеводов сделала банки их заложниками. "Управлять птицеводческими активами банки не могут, а продать долги другим банкам или компаниям практически нереально или возможно только с огромным дисконтом, чтобы также зафиксировать убытки", - заявил он.

Все это, считает Давлеев, обещает в 2016 году значительные и интересные сделки в птицеводческом секторе как со стороны профильных, так и не непрофильных, но близких к нему инвесторов. "Процессы консолидации в отрасли неизбежны, вопрос только в ее скорости и масштабах. Любая кризисная ситуация только способствуют им", - заявил он.

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusWhatsAppViberTelegramE-Mail
Экономика
Недвижимость
Последние новости
Главная
В России В мире Экономика Спорт Культура Москва
Все новости Все сюжеты Все фотогалереи