Берлинале осмысляет Холокост

Есть обновление от 18:10

Четыре фильма о мире после Холокоста из программы 67-го Берлинского фестиваля

Берлинале осмысляет Холокост
Кадр из фильма "Прощай, Германия"
Фото: Berlinale/Virginie Saint-Martin

Москва. 19 февраля. INTERFAX.RU - Кино – один из инструментов осмысления прошлого, и некоторые события никогда не перестанут интересовать кинематографистов, в том числе, безусловно, Холокост. Чем больше времени проходит после события, тем сложнее избежать клише и тем чаще в кино осмысляется уже не событие само по себе, но память о нем. "Интерфакс" отобрал из программы Берлинале два художественных и два документальных фильма о мире после Холокоста.

"Прощай, Германия" (Es war einmal in Deutschland…/Bye Bye Germany), реж. Сэм Гарбарски. Германия

Программа Berlinale Special

Кадр из фильма "Прощай, Германия"
Кадр из фильма "Прощай, Германия"
Фото: Berlinale/Fabrizio Maltese

1946 год. Еврей Давид Берманн, потерявший всех родственников во время войны и живущий в лагере для переселенцев во Франкфурте-на-Майне, пытается возродить семейный бизнес по торговле бельем. Он рекрутирует в свое предприятие других переживших Холокост товарищей. Их главная мотивация – заработать достаточно денег, чтобы уехать в Америку. "У меня на совести плохо из-за того, что я здесь, в этой стране" - "Но мы же не хотим здесь оставаться" - такими репликами обмениваются герои в перерывах между вылазками в дома немецких граждан, которым они пытаются всеми правдами и неправдами продать товар.

Уедут ли герои? Немецкое название фильма, многозначительное "Однажды в Германии...", а английское - определенное "Прощай, Германия", подсказывают ответ: для кого-то вопрос решен, но кто-то из евреев останется. В конце фильма сообщается, что в послевоенной Германии таких насчитывалось всего четыре тысячи, и никто из них якобы не смог впоследствии объяснить своим детям, почему они не уехали.

"Ты живешь в стране людей, которые совершили преступление по отношению к тебе, и твой собственный народ не понимает, почему ты остаешься. Так что некоторые люди чувствовали себя обязанными уехать. С исторической точки зрения, это перверсия, потому что это показывает, что тот парень с уродливыми усами и после своей смерти смог способствовать тому, чтобы евреи уезжали из Германии. Как бы глупо это ни звучало, он почти добился своего", - сказал после показа Мориц Бляйбтрой, сыгравший главную роль.

К сожалению, мысль о внутреннем конфликте остающихся и о чувстве вины выживших глубже проработана в комментариях его создателей и в романе Михеля Бергманна "Коммивояжер", который лег в основу фильма, чем она представлена на экране.

Создатели фильма пытаются с юмором обыграть клише, связанные с еврейской идентичностью, и снять табу с шуток над такими темами, как чувство вины немцев перед евреями и их предполагаемая неосведомленность о том, что на самом деле творилось в лагерях. Это стремление похвально, но найти правильную тональность для картины в итоге все-таки не получилось.

"1945", реж. Ференц Тёрёк. Венгрия

Программа "Панорама"

Кадр из фильма "1945"
Кадр из фильма "1945"
Фото: Berlinale

Венгерская деревня в августе 1945 года. Чиновник городского совета и по совместительству владелец аптеки Истван готовится к свадьбе своего сына Арпада. По деревне проносится новость: на железнодорожной станции высадились два еврея, у них с собой несколько ящиков, и они идут в деревню. Кто это такие? Чего они хотят? Почему их боятся?

Картина напоминает "Белую ленту" Михаэля Ханеке: это тоже черно-белый фильм о тайнах жителей деревни. Но если картина Ханеке – это предвестник первой большой войны, то фильм Тёрёка – о последствиях второй. И если у Ханеке каждый житель деревни хранит тайну, о которой знает только зритель, то у Тёрёка все хранят одну-единственную тайну, насчет которой существует негласная договоренность молчать, а зрителю до определенного момента остается лишь гадать.

Это картина о коллективном чувстве вины и о страхе наказания. Свадьба сменяется погребальным костром, а затем на деревню обрушивается как бы все смывающий ливень. Хотя фильм выверен эстетически, его символика не нова.

"Мисс Холокост" (Miss Holocaust), реж. Михалина Мущеляк. Польша, Германия

Программа Berlinale Shorts

Кадр из фильма "Мисс Холокост"
Кадр из фильма "Мисс Холокост"
Фото: Berlinale

С 2012 года в израильском Хайфе проводится конкурс, победительница которого получает звание "Мисс, пережившая Холокост". Конкурс ожидаемо вызывает волну критики: организаторов, в частности, винят в объективации женщин и в превращении мероприятия в память о Холокосте в нечто развлекательное.

Автор фильма снимала участниц конкурса 2015 года. Вот женщины, многим из которых за 80, репетируют выход: они парами проходят вперед под хит Bee Gees "Stayin Alive". Вот ведущая представляет участниц и зачитывает их биографии. Под гул голосов и звяканье столовых приборов (конкурс проходит в зале с накрытыми столами) звучат слова "Аушвиц" и "Терезиенштадт". Конкурсантки выступают с небольшими обращениями, главная идея которых сводится к следующему: "Мы последнее живущее поколение, которое испытало это на себе. И мы хотим, чтобы никто не забыл о Холокосте". Это совсем не пафосно, а как будто между делом. Хорошо это или плохо? Режиссер не снимает комментарии "экспертов", которые выносили бы оценки происходящему, и не просит участниц конкурса отрефлексировать свой опыт на камеру. Мы попадаем на застолье, где воспевают не страдания, а жизнь, и где, как на любом застолье, внимание участников рассеянно.

Многие детали остаются неясными, и этот 22-минутный фильм представляется предисловием к обсуждению подобных конкурсов как культурного явления, но никак не цельным высказыванием.

"Аустерлиц", реж. Сергей Лозница. Германия

Программа LOLA на Berlinale

Кадр из фильма "Аустерлиц"
Кадр из фильма "Аустерлиц"
Фото: Berlinale

Картину, побывавшую уже и на "Артдокфесте", и в Венеции, показали в программе LOLA, куда попадают фильмы-соискатели Премии Немецкой киноакадемии.

Поведение посетителей мест, связанных с Холокостом, осмысляется сейчас все чаще. Вспомнить хотя бы недавний проект Yolocaust, автор которого накладывал дурацкие фото, сделанные у берлинского Мемориала убитым евреям Европы, на документальные снимки из концлагерей. Фото, которые делают попавшие в кадр Лозницы люди, тоже могли бы оказаться на этом сайте.

Фильм в основном снимался на территории бывших концлагерей Дахау и Заксенхаузен. Мы почти не видим, что видят люди (крематорий? бараки? расстрельный ров?). Мы видим людей и их реакцию, а чаще всего — ее отсутствие. Гул голосов, щелканье затворов фотоаппаратов, обрывки фраз гидов, которые пытаются завладеть вниманием слушателей, живописуя события или задавая вопросы. Посетители, которым жарко, которые хотят поесть, в туалет и посидеть. Благодаря приему Лозницы не менять точку съемки по 5-7 минут, узнаешь, что, если достаточно долго стоять напротив ворот с надписью Arbeit macht frei, обязательно увидишь, как кто-то делает на их фоне фото на селфи-палку.

Название "Аустерлиц" отсылает к книге Винфрида Георга Зебальда, герой которого, Жак Аустериц, странствует по Европе в поисках своих корней. О связи фильма и книги можно было бы написать отдельный текст, но даже если не знать о ней, фильм не превращается только лишь в демонстрацию того, как не вести себя в концлагере. Наблюдая за посетителями бывших концлагерей, мы наблюдаем за собой.

Есть ли подобные места памяти периода тоталитаризма в России? Нужны ли они? Например, грозит ли такое же отношение со стороны туристов музею "Пермь-36", который был создан на территории бывшей колонии для политзаключенных? "Аустерлиц" порождает бездну вопросов. Очень хочется, чтобы фильм стал доступен не только посетителям фестивалей.

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail
Культура
Недвижимость
Последние новости