Интервью

Илья Рогачев: перспективы сотрудничества с США по антитеррору являются неопределенными

Директор департамента по вопросам новых вызовов и угроз МИД РФ прокомментировал перспективы сотрудничества с США по антитеррору в свете новых антироссийских санкций Вашингтона

Илья Рогачев: перспективы сотрудничества с США по антитеррору являются неопределенными
Директор Департамента по вопросам новых вызовов и угроз МИД РФ Илья Рогачев
Фото: ТАСС, Валерий Шарифулин

Москва. 4 августа. INTERFAX.RU - Директор департамента по вопросам новых вызовов и угроз МИД РФ Илья Рогачев в интервью корреспонденту "Интерфакса" Веронике Вишняковой прокомментировал перспективы сотрудничества с США по антитеррору в свете принятого Вашингтоном санкционного закона в отношении России, а так же последний доклад Госдепартамента США о ситуации с терроризмом в мире.

- Илья Игоревич, два дня назад Дональд Трамп подписал закон, согласно которому вводятся значительно более жесткие санкции против России. Некоторые официальные лица с российской стороны на этом фоне заявили, что американцы практически перечеркнули последнюю возможность в ближайшем будущем улучшить отношения с Москвой, и что надежда в этом смысле на администрацию Трампа умерла. Согласны ли вы с такими оценками в отношении перспектив совместной борьбы с терроризмом?

- Надежда, как говорится, умирает последней. В определенной мере двустороннее взаимодействие по антитеррору продолжалось и в последнее время – по военной линии. Позитивный опыт имеется, в том числе по Сирии, вокруг которой у нас с американцами достаточно разногласий, но это и пример того, что мы способны приходить к взаимопониманию. Свежее подтверждение тому – известные договоренности о создании в этой стране "зон деэскалации".

Что же касается перспектив нашего с США диалога по антитеррору в свете очередного витка санкционной войны, начатой Вашингтоном при президенте Бараке Обаме, то мне они представляются неопределенными. Декларируемая Дональдом Трампом заинтересованность в развитии сотрудничества с Россией в этой области до сих пор не нашла подтверждения в конкретных делах. Время идет, но ничего по сравнению с тем, что было при предыдущей администрации, не меняется.

- Тем не менее, есть ли надежда на то, что именно сотрудничество по антитеррору позволит сдвинуть с места наше взаимодействие с США? Какие еще препятствия помимо санкций вы видите?

- Препятствий на этой пути немало, и они – как объективного, так и субъективного характера. Объективно мы все согласны, что с терроризмом надо бороться сообща. Это, действительно, глобальное зло, и необходимость противодействовать ему заставляет государства координироваться, как минимум.

Вместе с тем международный терроризм нельзя рассматривать как какую-то одну систему. Не случайно международное сообщество не может, в рамках ООН, договориться об определении. Скорее, это удобное, привычное медийное клише, на деле же все сложнее. На глобальном уровне действуют лишь одна-две организации: "Аль-Каида" и, видимо, ИГИЛ (запрещены в РФ - ИФ). Они реально представляют собой угрозу для очень многих государств. Но в большинстве случаев иерархия террористических угроз для каждого государства специфична и индивидуальна. В том смысле, что некоторые террористические организации действуют в региональном масштабе или даже в субрегиональном, а то и только в одной стране. Таким образом, некоторые наши партнеры говорят нам, что они борются, в первую очередь, с "Аль-Каидой", другие – с "Исламским движением восточного Туркестана" (ИДВТ), еще кто-то – с "Хизб-ут-Тахрир", с "Боко Харам", с "Аль-Шаабаб" и так далее. Я хочу сказать, что террористическую угрозу в мире ощущают очень многие, но у каждого она "своя".

Дальше необходимо подчеркнуть и субъективные различия в подходах государств к этой проблеме. Так же как и правозащитной области, когда все в принципе согласны, что права человека надо соблюдать, а дальше начинаются различия. Также различные политические и другие интересы вмешиваются в, казалось бы, четко заявленную позицию о необходимости бороться с терроризмом, и приводят к тому, что из террористов делают каких-то "борцов за свободу", сопротивляющихся действиям "репрессивных, авторитарных режимов", которых к борьбе с этими "диктаторскими режимами" вынуждают обстоятельства. И вот, глядишь, они и не террористы уже, а какие-то "насильственные экстремисты", которых надо не наказывать, а постараться "понять и простить". Отсюда, например, попытка подменить уголовные наказания программами реабилитации и ресоциализации.

Проиллюстрируем это конкретно на наших с американцами отношениях. Часто приходится слышать еще одно расхожее клише, что мы, дескать, вместе с американцами боремся в Сирии с международным терроризмом. С международным терроризмом в Сирии боремся мы, конечно, вместе с самими сирийцами, а американцы борются с ИГИЛ. Вспомните, президент Барак Обама сформировал не "антитеррористическую", а именно антиигиловскую коалицию и назначил своего спецпредставителя в целях политической поддержки ее действий. Дональд Трамп, будучи еще кандидатом в президенты, говорил о своих намерениях сотрудничать с Россией именно в борьбе с ИГИЛ, и неоднократно повторил этот тезис уже после избрания. В ходе брифинга 1 августа этого года госсекретарь США Рекс Тиллерсон подтвердил, что из всего антитеррора как обширной области сотрудничества с Россией, американцы выбрали только Сирию. Применение Соединенными Штатами вооруженных сил в Сирии и Ираке также весьма красноречиво: они ничего не предпринимают даже против бывшей "Джебхат ан-Нусры", которую Совет Безопасности ООН признал террористической организацией, не говоря уже о более мелких террористических группировках, которые они старательно записывали в "умеренную позицию", хотя их эволюция шла в противоположную от умеренности сторону. На эту "особенность" борьбы с терроризмом по-американски мы неоднократно указывали, и будем продолжать указывать, как на яркий пример проявления "двойных стандартов" в антитерроре.

- В чем причина подобной линии Вашингтона в сфере борьбы с терроризмом в Сирии?

- Думаю, что из всех действующих в Сирии группировок американцы определили только ИГИЛ как опасную для себя, а всем остальным, поскольку они не представляют непосредственную угрозу для США, позволяют действовать где и как угодно.

Вот этот критерий и является одним из "разъединительных факторов" в борьбе с терроризмом. Хотя он ни в коей мере не препятствует сотрудничеству государств в борьбе с этим злом. Добросовестный подход к партнерству на антитеррористическом треке, отказ от поиска корыстных выгод в соответствии с принципом "враг моего врага – мой друг" (или по крайней мере – не мой враг) является необходимым условием для эффективного решения этой проблемы. И это тоже можно проиллюстрировать на примерах из российской практики отношений со многими государствами.

- Как вы оцениваете недавно опубликованный доклад Госдепартамента США о ситуации с терроризмом в мире за 2016 год, в котором нашей стране посвящен отдельный раздел?

- Доклад нам интересен с той точки зрения, как американцы оценивают состояние глобальной теругрозы, эффективность соответствующих мер, принимаемых конкретными государствами на законодательном и правоохранительном уровнях, динамику профильного международного сотрудничества.

Российский раздел доклада выдержан в достаточно стандартном для такого рода документов ключе и по акцентам и тональности мало чем отличается от своих предыдущих версий. В этом смысле он во многом повторяет то, как нас "рисовали" американцы в период второго срока президентства Барака Обамы: то есть в основном критиковали, порой передергивая и искажая факты. Вот и в этот раз, несмотря на смену команды в Белом доме, Россию продолжают обвинять в том, что операция российских ВКС в Сирии нацелена не против ИГИЛ, а против так называемой сирийской умеренной оппозиции.

- Тем не менее, в нем есть и позитивные моменты. В частности, в докладе подчеркивается, что Россия активизировала международное сотрудничество в этой области.

- Да, американцы заметили …

Но хочу сказать еще об одном выпаде, ставшим уже привычным, в адрес принятых в 2016 г. поправок в российское антитеррористическое законодательство, которые также известны под названием "пакет Яровой". Дескать, наши власти используют эти новшества в целях преследования политической оппозиции, независимых СМИ и отдельных религиозных меньшинств. Но мы получаем информацию о развитии профильного законодательства практически по всем странам мира. Тенденция, бесспорно, на ужесточение наказаний, на более детальное регулирование, короче, - на "закручивание гаек". Особенно это заметно в западных странах, но обвинять в "зажиме" надо именно нас. На таких подходах сотрудничество в антитерроре не выстроить. Мы же отслеживаем и тоже делаем выводы.

Так что "объединительность" антитеррористической проблематики – это потенциал, но никак не реальность.

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail
Интервью

Фотогалереи

Фотохроника 12 декабря6 фото

Фотохроника 12 декабря

Фотохроника 11 декабря6 фото

Фотохроника 11 декабря

Визит Владимира Путина в Сирию6 фото

Визит Владимира Путина в Сирию

Прощание с Леонидом Броневым6 фото

Прощание с Леонидом Броневым

Забеги Санта-Клаусов8 фото

Забеги Санта-Клаусов

Ушел из жизни Леонид Броневой6 фото

Ушел из жизни Леонид Броневой

Фотохроника 8 декабря5 фото

Фотохроника 8 декабря

Лучшие фото недели10 фото

Лучшие фото недели

Самые высокооплачиваемые музыканты в мире10 фото

Самые высокооплачиваемые музыканты в мире

Кто хочет стать президентом8 фото

Кто хочет стать президентом

Жеребьевка ЧМ-20189 фото

Жеребьевка ЧМ-2018

Презентация олимпийской формы сборной России7 фото

Презентация олимпийской формы сборной России

Второй запуск с космодрома "Восточный"6 фото

Второй запуск с космодрома "Восточный"

Прощание с Дмитрием Хворостовским8 фото

Прощание с Дмитрием Хворостовским

Профессия: психиатр в космической медицине9 фото

Профессия: психиатр в космической медицине

Ушел из жизни Дмитрий Хворостовский11 фото

Ушел из жизни Дмитрий Хворостовский

Алексей Улюкаев в суде. Год после задержания6 фото

Алексей Улюкаев в суде. Год после задержания

Прощание с Дмитрием Марьяновым6 фото

Прощание с Дмитрием Марьяновым

Forbes назвал самых высокооплачиваемых актрис10 фото

Forbes назвал самых высокооплачиваемых актрис

Рейтинг российских музыкантов по версии Forbes10 фото

Рейтинг российских музыкантов по версии Forbes

Тонкости сумо8 фото

Тонкости сумо

МАКС-201718 фото

МАКС-2017

Церемония закрытия Кубка конфедераций-20177 фото

Церемония закрытия Кубка конфедераций-2017

Финал Кубка конфедераций-201711 фото

Финал Кубка конфедераций-2017

Профессия: автогонщик10 фото

Профессия: автогонщик

Первый полет МС-217 фото

Первый полет МС-21

Шанхайский автосалон8 фото

Шанхайский автосалон

Презентация новинок Apple8 фото

Презентация новинок Apple

Недвижимость
Последние новости