Как московские театры готовятся к запрету нецензурной лексики

Первого июля в силу вступают поправки в закон "О государственном языке РФ", согласно которым за мат на сцене придется платить до 50 тысяч рублей

Как московские театры готовятся к запрету нецензурной лексики
Фото: ИТАР-ТАСС, Геодакян Артем

Москва. 23 июня. INTERFAX.RU - Через неделю, 1 июля, вступят в силу поправки в закон "О государственном языке РФ", запрещающие публичное использование ненормативной лексики. Законопроект, принятый Госдумой 23 апреля, не допускает "нецензурную брань" в СМИ, в фильмах, которые идут в прокате, и на сцене.

Но если у фильмов, которые получили прокатное удостоверение до вступления закона в силу, проблем быть не должно, то с театральными постановками все сложнее. В документе не говорится о том, что текст спектаклей, премьера которых состоялась до вступления закона в силу, может оставаться неизменным.

Каких-то театров закон не коснется вовсе, потому что ненормативная лексика на их сцене никогда не использовалась, но есть ряд театров, в том числе государственных, в спектаклях которых она присутствует. Подавляющее большинство организаций собирается следовать новым правилам. Некоторые театральные деятели, однако, воспринимают закон как введение цензуры и считают, что его нужно обсуждать и открыто сопротивляться ему.

Дискуссия о цензуре

Настоящую кампанию против новых мер в отношении театра развернули в "Гоголь-центре". Там 15 июня открылась выставка "Запрещенный театр", которая рассказывает о методах советского "управления" неугодными театрами. Также "Гоголь-центр" организовал "круглый стол" для обсуждения цензуры с участием худрука театра Кирилла Серебренникова, главы департамента культуры Москвы Сергея Капкова, театральных критиков Аллы Шендеровой и Марины Давыдовой, помощника худрука МХТ им. А.П. Чехова Павла Руднева и других.

"Цензура в России запрещена Конституцией. В принципе, на этом можно было бы разойтись. Но выясняется, что она, хоть и запрещена, но вполне бывает", - так начал свое выступление на "круглом столе" Кирилл Серебренников.

"В последнее время все чаще проявляются случаи прямой цензуры, прямого давления на художников и на институции, - продолжил он. - Последний случай — Московский книжный фестиваль, где запретили читать некоторые пьесы. Это происходит вроде бы спонтанно, вроде бы случайно, а потом становится нормой и все постепенно к этому привыкают". Серебренников выразил мнение, что запретительные меры принимаются для того, чтобы у людей включился "самый страшный механизм" - самоцензура.

Павел Руднев заявил о необходимости привести законодателям аргументы против цензуры, при этом отметив, что доводы эстетического толка чиновникам непонятны. "А аргументы могут быть такие: цензура, прежде всего, экономически невыгодна. Государство все делает для того, чтобы театры начали зарабатывать сами. Возродив советскую цензуру, мы теряем процент зрителей, потому что цензура сужает пространство предложения", - резюмировал Руднев.

На вопрос, есть ли в России цензура, Сергей Капков ответил утвердительно. Однако, по его мнению, основная проблема в вопросе применения спорного закона о мате заключается в том, что в России нет четкой классификации театров. Он предположил, что, существуй такое деление, ряду театров априори позволялось бы больше, чем другим.

"Если мы считаем, что Московский художественный театр — это главный театр страны, то наверное, спектакль такой-то не может в нем идти на основной сцене, а может идти на малой сцене. Если "Гоголь-центр" — это театр современной пьесы, то у него не будет этих ограничений", - пояснил он смысл своего предложения, признав при этом, что в случае введения такой классификации какие-то театры вовсе останутся без современных пьес. Идея Капкова явно не вызвала одобрения среди участников "круглого стола".

Наконец, Капков уверил, что как представитель исполнительной власти будет требовать разъяснения закона — в том числе для того, чтобы понять, что делать с уже существующими постановками, у которых могут возникнуть проблемы. "Думаю, что к сентябрю мы будем лучше понимать, как реализовывать этот закон, и, возможно, попытаемся договориться с комитетом Госдумы по культуре об изменениях", - заявил он.

Но ждать разъяснений до нового сезона, причем без гарантий, что они внесут хоть какую-то ясность, театры не могут: не у всех из них сезон заканчивается к 1 июля.

"Ничего особенного не случится"

После принятия законопроекта ряд СМИ, в частности "Афиша-Воздух", опубликовали подборки спектаклей, в которых есть мат. Оказалось, что проблемы могут возникнуть как у независимого "Театр.doc", так и у государственных "Мастерской Петра Фоменко", МХТ им. А.П. Чехова, "Современника", "Практики", Театра Ермоловой и "Гоголь-центра".

В "Мастерской Петра Фоменко" считают, что проблема преувеличена. "Ненормативная лексика используется только в спектакле "Летние осы кусают нас даже в ноябре" и только один раз, к тому же это импровизация актрисы. Ничего особенного с "Летними осами..." после 1 июля не случится. Думаю, что, если единственное "ненормативное" междометие из этого спектакля уйдет или будет заменено на адекватное "нормативное", он не станет ни лучше, ни хуже", - рассказала Interfax.ru заведующая литературной частью театра Мария Козяр.

Оказалось, что театр уже давно нашел замену нецензурной лексике. "В остальных случаях в спектаклях используются, скажем так, "звукоподражания". Петр Наумович (Фоменко - ИФ), например, любил словечки "мня" и "ёньтить", которые, впрочем, не являются ненормативными", - сказала Козяр.

Евгения Кузнецова, помощник худрука по литературной части театра "Современник", не внесла особой ясности в судьбу богатого на ненормативную лексику спектакля "Анархия", который стоит в расписании театра в июле. "Вообще, у нас спектаклей с матом мало. Сейчас мы работаем с юристами, чтобы понять структуру этого закона", - сказала она.

Пресс-секретарь МХТ им. А.П. Чехова Мария Малкина, в свою очередь, сообщила Interfax.ru, что театр намерен соблюдать требования закона. Следовательно, нецензурные выражения из спектаклей МХТ им. А.П. Чехова с 1 июля исчезнут, и в новом сезоне такие резонансные постановки, как "Идеальный муж" и "Человек-подушка", претерпят изменения.

От игнора до суда

Предлагаются и другие варианты. "Первый сценарий — ничего не делать. Второй сценарий: посадить человека, который будет запикивать каждое ненормативное слово в спектакле. Доводить это все до абсурда, вышучивать, превращать это в фарс для того, чтобы публика понимала, насколько идиотичен этот закон", - ответил Кирилл Серебренников на вопрос, что его "Гоголь-центр" будет делать в новом сезоне.

Пожалуй, единственный московский театр, который занял абсолютно принципиальную позицию игнорировать закон — это негосударственный "Театр.doc". У директора театра Елены Греминой наготове несколько аргументов в пользу такого решения. Во-первых, закон непродуманный и опирается на некомпетентные экспертные мнения, заявила она корреспонденту Interfax.ru.

Во-вторых, Гремина вслед за Серебренниковым отметила противоречие закона Конституции РФ, которая гарантирует свободу слова. Кроме того, она напомнила, что так называемая нецензурная лексика является частью народной культуры, "мощной традиции", и запрет мата лишит театр многих шедевров народной культуры.

"Закон бессмысленен, потому что в театре зритель всегда предупрежден — есть же возрастной ценз. Достаточно поставить на какие-то спектакли 18+, и здесь зритель уже точно будет знать, на что он идет", - заключила Гремина.

Также директор "Театра.doc" сообщила, что рассматривает возможность оспорить поправки в Конституционном суде. "В принципе, мы к этому готовы и хотим показать своим примером, что, если принимаются идиотические законы, их необязательно выполнять", - сказала она.

Анна Лалетина

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail
Культура
Недвижимость
Главная
В России В мире Экономика Спорт Культура Москва
Все новости Все сюжеты Все фотогалереи