"У меня папа президент!"

В Москве показали спектакль по "Коварству и любви" Шиллера, который поставил режиссер "Тангейзера" Тимофей Кулябин

"У меня папа президент!"
Сцена из спектакля KILL новосибирского театра "Красный факел"
Фото: официальный сайт фестиваля "Золотая маска"/Виктор Дмитриев

Москва. 16 апреля. INTERFAX.RU - Вчера в Театре Вахтангова в рамках фестиваля "Золотая маска" прошел показ спектакля KILL новосибирского театра "Красный факел" в постановке его главного режиссера Тимофея Кулябина.

В месяцы, предшествовавшие показу KILL в Москве, имя молодого режиссера Кулябина получило общероссийскую известность в связи со скандалом вокруг оперы Рихарда Вагнера "Тангейзер", которую он поставил в другом новосибирском театре - оперы и балета. К моменту показа KILL почти никем не виденный "Тангейзер" сняли с репертуара, а некоторые представители РПЦ даже стали оперировать термином "кулябинщина". Режиссера же на фоне скандала вокруг его новосибирской постановки пригласили поставить оперу в Большом театре.

Безусловно, ситуация с "Тангейзером" подогрела интерес публики и журналистов к KILL, но постановка примечательна не только именем режиссера.

Многого стоит хотя бы то, что KILL - единственный региональный спектакль, попавший в раздел большой формы на нынешней "Золотой маске".

Название спектакля (английский глагол "убить") не выдает его литературную основу — пьесу Фридриха Шиллера о трагической любви мещанки и дворянина "Коварство и любовь".

Перед зрителем не шиллеровская раздробленная Германия XVIII века. Время и место действия условное. На первый план выходит текст — его разобрали по составным частям и сделали из него выжимку, причем изъяли не только слова, но и лишние эмоции, которыми так щедро приправил их Шиллер. Фразы по большей части произносятся сдержанным голосом, а акценты делаются не совсем в тех местах, в каких склонен расставлять их читатель пьесы.

Фото: официальный сайт фестиваля "Золотая маска"/Виктор Дмитриев

Героев у Кулябина в два раза меньше, чем у Шиллера, и с новой остротой звучит не только тема любви, но и тема отцов и детей. Влюбленные Луиза и Фердинанд — это в первую очередь два человека с очень разным опытом взаимоотношения с родителями. Она всегда была окружена заботой отца, и возможно, опека была даже излишней, он же недополучил отцовского внимания. Его отец, президент вон Вальтер, был занят карьерой, а Фердинанд - предоставлен сам себе. В одном из новых, нешиллеровских эпизодов, молодой человек, паясничая, кричит "Мой папа президент!" и, как будто изображая сцену из детства, зовет отца в зоопарк, а потом сам себя наказывает ремнем за плохое поведение.

В мире фон Вальтера, где клятва не значит ничего, а все действия продиктованы интересами карьеры, невозможно быть до конца уверенным в окружающих. Вероятно, поэтому Фердинанду достаточно подброшенной интриганами смехотворной по содержанию записки, чтобы начать ревновать свою возлюбленную, которая до этого не давала ему ни малейшего повода для подозрений в неверности.

Это мир бизнеса со всеми его атрибутами: разговор леди Мильфорд с Луизой, больше напоминающий собеседование, стратегия по возвращению сына под контроль, которую секретарь Вурм презентует фон Вальтеру, обращенная к президенту речь, которую перед микрофоном репетирует отец Луизы. Место ведения бизнеса - то ли операционная, то ли кабинет со стальными стенами и потолком, на которых установлены кресты из неоновых ламп. Перед ними герои то и дело преклоняют колени, но по-настоящему искренне молится только Луиза - это героиня в исполнении Дарьи Емельяновой проводит в молитве примерно четверть спектакля.

В течение всего действия с огромного экрана на героев и зрителей из-под воспаленных век смотрят глаза мужчины, на голову которого надет терновый венец. Человек глядит почти не моргая, и по его лицу постепенно начинают стекать капли крови. Присутствие всеми узнаваемого мученика, имя которого, впрочем, ни разу не упоминается, выводит и тему отцов и детей, и тему жертвенности на метауровень.

У Шиллера пьеса заканчивалась однозначным указанием виновных, раскаянием и прощением, у Кулябина же финал открытый. Чье имя написано на "искаженном мукою" лице мертвой Луизы, о которым говорит Фердинанд? По Шиллеру это имя главного злодея, и совершенно точно понятно, кто это. В постановке Кулябина зло рассеянно, убийц много, а жертва одна - любовь, а значит и Бог. Ведь Луиза не делает различия между своей любовью в Фердинанду и любовью к Богу.

Постановка претендует на премию "Золотая маска" в пяти категориях: спектакль большой формы, лучшая работа режиссера (Тимофей Кулябин), лучшая женская роль (Дарья Емельянова), лучшая работа художника (Олег Головко) и лучшая работа художника по свету (Денис Солнцев).

Анна Лалетина

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail

Новости по теме

В контексте "Золотой маски"

Две оперы "Золотой маски"

Шепоты и крики

Культура
Новости в разделах
Недвижимость
Последние новости
Главная
В России В мире Экономика Спорт Культура Москва
Все новости Все сюжеты Все фотогалереи