Роуз Геттемюллер: США готовы вести консультации с Россией по методам утилизации плутония

Замгоссекретаря США прокомментировала решение Москвы приостановить соглашение об утилизации плутония

Роуз Геттемюллер: США готовы вести консультации с Россией по методам утилизации плутония
Заместитель госсекретаря США Роуз Геттемюллер
Фото: epa/vostock-photo

Москва. 4 октября. INTERFAX.RU - Роуз Геттемюллер буквально последние дни дорабатывает в Вашингтоне в качестве заместителя госсекретаря, курирующего вопросы нераспространения и разоружения. Вскоре она уедет в Брюссель, где займет должность заместителя генерального секретаря НАТО. Перед отъездом она согласилась ответить на вопросы корреспондента "Интерфакса" в США Ксении Байгаровой, касающиеся решения Москвы приостановить соглашение об утилизации плутония.

- Было ли для вас неожиданным решение России приостановить действие российско-американского соглашение об утилизации плутония?

- Конечно, мы этого не ждали, хотя президент Путин раньше публично выразил озабоченность по поводу реализации этого соглашения. Еще несколько месяцев назад мы были готовы развеять все сомнения и надеялись, что продолжим сотрудничество

- Россия увязывает свое возвращение в соглашение с выполнением Вашингтоном нескольких условий, а именно: сокращение американских сил в Восточной Европе, прекращение враждебной политики в отношении России; отмена Акта Магнитского и санкций, а также компенсации России в связи с введением санкций в отношении России и последовавшими за ними ответными мерами. Насколько для вас эти условия реалистичны?

- Откровенно говоря, вопрос о рациональности этих условий надо задавать российской стороне. Мы ясно обозначили свою позицию по санкциям: они будут действовать до тех пор, пока Россия полностью не выполнит свои обязательства по Минским соглашениям. И наши отдельные санкции, связанные с Крымом, останутся до тех пор, пока Россия не вернет полуостров Украине.

Я думаю, что в целом в интересах обеих наших стран поддерживать сотрудничество по вопросам ликвидации оружия массового уничтожения. Сотрудничество по сокращению материалов, из которых можно создать ядерное оружие, – именно то, о чем говорится в соглашении об утилизации плутония. Мне кажется странным привносить сюда какие-то другие вопросы. Готовы ли мы свести к минимуму угрозу человечеству от ядерного оружия или нет? В этом вся суть.

- Но все-таки готовы ли США начать переговорный процесс с Россией по поводу этого соглашения?

- Мы ясно обозначили свое намерение консультироваться с российской стороной по таким вопросам, как рассматриваемый нами метод утилизации плутония. Да, в связи с серьезными затратами США рассматривают смену метода утилизации. Российская сторона хочет использовать метод облучения МОКС-топлива, но для США это невероятно дорого. Соглашение дает возможность сторонам обсудить возможности использования других методов, и мы бы очень хотели проконсультироваться с российской стороной о том, как необратимо утилизировать плутоний таким образом, чтобы это соответствовало соглашению.

Мы считаем, что наш метод утилизации разумный, и хотим проконсультироваться и обсудить с российской стороной технические детали, при этом готовы быть абсолютно открытыми и прозрачными. Надеюсь, мы сможем договориться. Мы убеждены в том, что с помощью нашего метода нам удастся быстро и эффективно утилизировать 34 тонны плутония, и, как я сказала раньше, мы сожалеем, что Россия отказывается от консультаций по этому вопросу.

- Но Россия заявляла о том, что США не уведомили ее об изменениях методов утилизации плутония…

- Мы стремились провести консультации по этому вопросу в течение определенного времени, и мы были достаточно открытыми и прозрачными, готовы были обсуждать с Россией альтернативные подходы. Были бы рады провести подробные технические брифинги, в ходе которых, как я думаю, были бы приведены убедительные аргументы. Но у нас пока не было возможности провести серьезные консультации.

- Намерены ли США сохранить проект, предусматривающий утилизацию плутония на объекте в Южной Каролине, на который, по оценкам, планировалось потратить около 7 млрд долларов?

- Это будет обсуждаться в Конгрессе. Но метод, который мы предлагаем, включает в себя утилизацию плутония не через производство МОКС-топлива, а через использование и хранение плутония, смешанного с другими материалами. Мы убеждены, что этот метод обеспечит необратимость процесса, что является ключевым условием для наших российских партнеров. Они должны понять, как именно это будет происходить, и убедиться, что утилизация будет иметь необратимый характер.

- Есть ли у вас опасения или сомнения по поводу того, что после приостановки соглашения Россия будет использовать плутоний в военных целях?

- Я прочитала пункт третий указа президента России, в котором ясно говорилось о том, что эти материалы не будут использоваться для производства ядерных боеголовок, а также для каких-либо исследовательских работ в этом направлении. Для меня это было большим облегчением.

- Не беспокоит ли вас тенденция, что сегодня вопросы нераспространения увязываются с политической повесткой? Ведь даже во времена холодной войны СССР и США пытались максимально разъединить эти два направления…

- И для США, и для России важно решать проблемы, связанные с оружием массового уничтожения, это в наших общих интересах. Важно также, чтобы обе наши страны ставили перед собой одни и те же цели в том, что касается нераспространения и разоружения. Это одно из наших обязательств перед международным сообществом. В течение многих лет я сотрудничала с российскими коллегами и очень ценю это сотрудничество. Сегодня не самое лучшее время, к сожалению, но я надеюсь, что в будущем мы сможем вернуться к более активному взаимодействию.

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail
В мире
Недвижимость
Последние новости
Главная
В России В мире Экономика Спорт Культура Москва
Все новости Все сюжеты Все фотогалереи