Хроника последних дней СССРПроект информационного агентства "Интерфакс" при содействии Российского исторического общества

Игорь Додон: Если выберем одну сторону, половина молдавского общества посчитает себя преданными

Президент Молдовы рассказал об отношениях с ЕС и ЕАЭС, а также вновь заверил, что в НАТО страна не вступит

Игорь Додон: Если выберем одну сторону, половина молдавского общества посчитает себя преданными
Президент Молдавии Игорь Додон
Фото: EPA/Vostock-photo

Москва. 15 декабря. INTERFAX.RU - 23 декабря исполняется три года нахождения в должности президента Молдовы Игоря Додона. Специальный корреспондент "Интерфакса" Вячеслав Терехов беседовал с главой государства о том, что удалось и не удалось сделать за это время.

Такого не знает ни одна страна!

- Прошедшие три года президентства можно разделить на две, к сожалению, отнюдь не равные части. Первая – от момента избрания и до июня уходящего года. Это были два с половиной года борьбы между институтами государственной власти. Такого не знает ни одна страна. И уж точно ни в одной стране мира полномочия президента не прерывались на несколько дней, а то и просто на один день только для того, чтобы спикер или премьер-министр в качестве исполняющего обязанности президента мог подписать выгодный олигарху указ.

Это был тот период в жизни страны, когда Молдову называли даже в западных СМИ "государством, захваченным в интересах олигарха"... Владимир Плахотнюк - самый богатый человек Молдовы, экс-председатель демократической партии, определявший всю внутреннюю и внешнюю политику страны. Он полностью контролировал правительство, все органы власти, включая и силовые структуры. Но в июне текущего года против него выступили и его союзники по партии, и Евросоюз и США.

- Почему так произошло? Вмешались все три силы, включая Россию?

- Наши партнеры во внутренние дела не вмешивались. Должен сказать, что Россия никогда не доверяла этому деятелю. Он рассчитывал, что Евросоюз и особенно США его будут бесконечно поддерживать. Однако он "умудрился" своей безумной политикой восстановить против себя всех и вынужден был уехать из страны.

Как вас теперь называть?

- И как сейчас можно называть вашу страну?

- Уж точно не государством одного олигарха. Мы – демократическая республика с парламентской формой правления. Месяц назад коалиционное правительство ушло в отставку и сейчас правительство однопартийное, миноритарное. В парламенте нет парламентского большинства, но депутаты согласились поддержать правительство во всех начинаниях, направленных на улучшение жизни граждан. В первую очередь, это потому, что мы стали проводить сбалансированную взвешенную внешнюю политику, вернув хорошие отношения с Россией. Для нашего народа это очень важно. Сейчас новое правительство утвердило программу действий вплоть до 2023 г.

- На следующий год будут президентские выборы. Значит, правительство убеждено в том, что вы останетесь президентом и на второй срок?

- Я еще не решил, буду ли баллотироваться. У меня есть два союзника: народ и Партия социалистов. Если они поддержат, значит пойду на выборы, но решать буду, вероятно, ближе к избирательной кампании, то есть летом следующего года.

О газе договорились?

- Обновленная Молдова смогла договориться или стремится договориться с Москвой по поводу цен на газ, по поводу снижения стоимости газа? Если так, то как это отразится на конечном потребителе?

- Мы об этом не раз говорили: принципиальная договоренность есть. Было несколько сценариев о том, как мы будем двигаться, начиная с 1 января 2020 г. Некоторые коллеги из России настаивали на новых контрактах, основанных на новых принципах расчета цены. Мы договорились о сохранении нынешней формы, что позволяет с 1 января существенно снизить тарифы для Молдовы. Как это отразится на конечном потребителе? На первом этапе это нам позволит не увеличивать тарифы, потому что прошлое правительство оставило энергетическую "бомбу", и нужно было увеличивать тарифы с 1 сентября на 40-50%. Снижение цен на следующий год нам позволяет сохранить нынешнее тарифы для конечных потребителей. Я надеюсь на это.

Наш путь – взвешенная внешняя политика

- Политические партии с противоположной внешней ориентацией наконец договорились, но все-таки они остались на прежних позициях: одни – сторонники Брюсселя, другие – за улучшение отношений с Москвой. Как вы думаете, эта коалиция временная или, как вы сейчас сказали, что нет ничего более постоянного, чем временное. Вы рассчитываете, что она сможет удержаться?

- Во-первых, сейчас коалиции нет. Коалиции уже нет месяц, она закончилась падением правительства Майи Санду. У нас сейчас миноритарное правительство. Что это означает? Это означает, что по инициативе правительства мы пытаемся или правительство пытается найти поддержку в парламенте у разных политических партий. Стабильно это правительство поддерживает 36 депутатов-социалистов. Я думаю, что этот принцип взвешенной внешней политики, когда мы сохраняем все соглашения, подписанные с Европейским Союзом, и нашими западными партнерами, но в то же время возобновляем хороший стратегический диалог с Российской Федерацией. Это поможет правительству удержаться. Если дополнительно к этому добавить социально-экономические инициативы, с которыми выходит и будет выходить данное правительство, я думаю, что это может стать одним из немногих случаев, когда миноритарное правительство может удержаться на весь срок. Я настроен оптимистично.

- При олигархе, который возглавлял Демократическую партию, все члены правительства и руководители государственных институтов были членами его партии. Новое правительство состоит из членов вашей партии?

- Нет, мы не ставим во главу угла вопросы членства в партии. Из 10 членов правительства шесть человек были советниками президента. Они стали министрами не поэтому и не по принципу членства в партии, а потому, что они высокопрофессиональные специалисты. Ответственные посты занимают и те, кто в свое время участвовал в митингах Демпартии, резко выступая против нас. Я зла на них не держу. К тому же хорошо знаю, что их заставляли принимать участие в этих событиях. Это раз. И второе, было бы неправильно государственные институты превращать в партийные ячейки. Нам нужны профессионалы! Только так мы сможем поднять страну!

- Какова доля России, Евросоюза в торговле Молдовы и вообще каков долг страны?

- Во-первых, то, что касается доли! Доля Европейского Союза, конечно, намного больше – около 65%. Доля России существенно упала после 2014 г., когда подписали соглашение об ассоциации с ЕС: она упала вдвое. Экспорт Молдовы в Российскую Федерацию упал после того, как в отношении Молдовы было приостановлено действие Зоны свободной торговли СНГ и были введены новые таможенные пошлины и санкции, под которые попало большинство товарных позиций, важных для нас. Но мы начали потихоньку эту проблему решать. Мы наращиваем объемы, и в этом году они существенно выросли по важным товарным позициям.

- Каков общий долг страны сейчас?

- Сейчас миллиард шестьсот – миллиард восемьсот тысяч долларов. Он небольшой. Я говорю о внешнем долге, гарантированном правительством. Это меньше 20% ВВП. Напомню, что у большинства стран Европейского Союза он на уровне 100 и даже 200% от ВВП. Это касается и развитых стран. Миллиард шестьсот – миллиард восемьсот – долг, а валютных резервов - более трех миллиардов долларов! Получается очень странная ситуация, из-за которой я очень серьезно спорил с МВФ. Я говорю: "Слушайте, у нас 16-17% ВВП - внешний долг правительства, и вы нам не разрешаете взять 400-500 миллионов долларов кредита, чтобы строить дороги? Эти 400-500 миллионов долларов увеличат долг правительства ВВП с 18 до 22%. И вы говорите, что этого нельзя делать? То есть все страны, которые развивались, не брали кредит? Они эти кредиты пускали в экономику либо в инфраструктурные проекты и т.д. И за счет этого экономика перезапускалась". А они говорят, что нельзя этого делать. Но это же неправильно.

Со следующего года в течение 4-5 лет государство за свой счет должно инвестировать по 200-300 миллионов долларов в инфраструктурные и социально-инфраструктурные проекты, нам ситуация позволяет. И это даст возможность сделать рывок и вырваться из ямы, в которой сейчас находимся.

- Каков уровень денежных переводов частных лиц из-за рубежа в Молдову?

- Точно цифру не скажу, но это миллиард триста – миллиард четыреста. Это не самый высокий, был и миллиард восемьсот. Из них 30-35% - из России. На первом месте – Израиль, он опередил Россию и Италию.

- Вы говорили про взвешенную политику. Часть населения Молдовы идет в одну сторону – за ЕС, другая – за ЕАЭС. Как вы видите эту балансировку, это же очень сложно?

- Сложно, но возможно. У нас соглашение об ассоциации с ЕС, которое мы внедряем, это не означает, что мы будем членами Европейского Союза. Сами европейцы понимают, что не будем мы в ближайшие 10 лет как минимум членами Европейского Союза. В то же время мы получили статус наблюдателя ЕАЭС. И мы будем развивать отношения и с этим интеграционным проектом. Я думаю, что это единственно возможный сценарий для Молдовы. Потому что как только мы возьмем одну сторону, половина общества посчитает себя преданным, и это серьезная проблема, которая может привести к разделению общества дальше и дестабилизировать ситуацию в стране.

- А что дает статус наблюдателя? Это просто участие в заседаниях или дает какую-то экономическую выгоду?

- Понимаете, для того чтобы была экономическая выгода, нужно подписывать соглашение о свободной торговле, но у нас уже есть соглашение о свободной торговле в СНГ. Все страны-члены ЕАЭС являются членами СНГ. У нас есть свободная торговля в рамках СНГ, поэтому подписывать другое соглашение нет смысла.

Проблема с утилизацией российского оружия решается?

- Вопрос о российском оружии на территории Молдовы. Как он решается? Мне кажется, что все пытаются забыть про утилизацию.

- Не забывают. Я на днях получил документ-предложение от министра обороны Российской Федерации. Я не могу раскрыть детали, как они видят движение дальше. Хочу напомнить, что первый раз об этом было сказано в рамках частного рабочего визита министра Сергея Шойгу в августе, когда он был в Кишиневе. Тогда была первый раз озвучена инициатива российской стороны вернуться к этому вопросу, потому что он был заморожен с 2003 г. И первый раз за последние 16 лет Российская Федерация вернулась к этому вопросу. Молдова всегда настаивала, и Россия вернулась. Потом это обсуждалось в разных форматах между министрами иностранных дел и т.д. И буквально на днях я получил предложение от российской стороны по этапам, как они это видят.

Вступать в НАТО мы не собираемся!

- Не секрет, что НАТО все время пытается затянуть все освободившиеся постсоветские страны и бывшего Варшавского договора в свою структуру. Вы испытываете на себе давление вступить в НАТО?

- Во-первых, давить, чтобы вступить в НАТО, они не могут. У нас была встреча с генеральным секретарем НАТО Йенсом Столтенбергом в сентябре в Брюсселе. Была совместная пресс-конференция, где он публично сказал, что он уважает позицию президента Молдовы и Молдовы, в целом, не входить в НАТО. В то же время у нас есть индивидуальный план Молдова-НАТО, который был подписан еще при экс-президенте Молдовы Владимире Воронине (2004-2005 гг.), который предусматривает определенное сотрудничество. Оно не сколько в военном плане, сколько в экономическом. Например, они помогают нам в процессе уничтожения пестицидов с истекшим сроком хранения, реализуют проекты в гуманитарной сфере и т.д. Мы ограничиваемся на таких программах, но вступать в НАТО мы не собираемся!

Отношения с Приднестровьем налаживаются

- Я помню, что в первом интервью вы говорили о том, что сейчас есть возможность наладить отношения с Приднестровьем. Процесс пошел?

- Процесс пошел. Состоялся целый раунд переговоров по приднестровскому урегулированию в формате "5+2". Пять – это представители Молдовы, Приднестровья, России, Украины и ОБСЕ, которые принимают участие на равных правах. И два – это США и ЕС. Их представители участвуют в переговорах в качестве наблюдателей. В 2016 году в Берлине был был подписан документ, который получил название протокол "Берлин+". Каждая из сторон выдвинула по четыре вопроса. Они охватывают функционирование в Приднестровье школ на молдавском языке, признание Кишиневом дипломов о высшем образовании, выданных в Приднестровье, о восстановлении мобильной и стационарной связи между двумя берегами Днестра. Кроме того, обсуждались вопросы беспрепятственного доступа молдавских фермеров к своим сельскохозяйственным угодьям, расположенным на левом берегу Днестра; об открытии движения транспорта по мосту через Днестр. Этот мост был разрушен во время конфликта 1992 г., восстановлен в 2000 г., однако до сих пор он оставался закрытым для проезда по нему. Стороны предлагали также закрыть все политически мотивированные уголовные дела против чиновников с двух берегов Днестра и другие.

В настоящее время большинство проблем, за исключением восстановления стационарной связи, закрытия всех уголовных дел и обеспечения свободного передвижения на всех пропускных пунктов, установленных со стороны Приднестровья, решены.

Движемся вперед, не затрагивая политические проблемы. Это для всех важно!

Интервью

Заммэра Москвы: до конца года ситуация в столичной экономике останется стабильной
Глава Ассоциации производителей пива: любые регуляторные меры в отношении цен на пиво сегодня неуместны
Александр Панкин: считать РФ бенефициаром ситуации на газовом рынке Европы, мягко говоря, преувеличение
Гендиректор "ТехноНиколь": основной скачок цен на сырье уже произошел, но его стоимость будет расти еще 5-8 лет
Александр Шульгин: Мы продолжим работу в ОЗХО несмотря на усугубляющийся кризис
Глава подразделения "Северстали": мы рады заявлениям "Газпрома" о возобновлении закупок существенных объемов ТБД
Глава департамента ЦБ РФ: климатические облигации помогут "коричневым" компаниям привлечь деньги на трансформацию
Айдар Ишмухаметов: вакцина "КовиВак" эффективно защищает от коронавируса без серьезных побочных эффектов
Посол США: преодолеть разногласия на переговорах в Женеве вполне реально
Глава "Совета рынка": Технологии ВИЭ развиваются гораздо быстрее, чем мы могли себе представить
 
Подписка
Хочу получать новости:
Введите код с картинки:
Обновить код