Верховный суд внес законопроект о совершенствовании примирительных процедур. Обобщение

Документ дает суду возможность регулировать разногласия сторон с помощью переговоров и посредников

Москва. 18 января. INTERFAX.RU - Пленум Верховного суда (ВС) РФ решил внести в Госдуму законопроект о совершенствовании примирительных процедур, которые способствовали бы снижению конфликтности в бизнесе и социуме в целом. Его центральным элементом является новый институт - судебное примирение, но материальных стимулов пользоваться им в документе нет. Так система не заработает, единодушно полагают эксперты и говорят о том, чем ее надо дополнить.

21 сентября прошлого года президент РФ Владимир Путин встречался с представителями бизнеса и после беседы дал поручение правительству совместно с ВС РФ рассмотреть вопрос о совершенствовании регулирования примирительных процедур. Как именно родилось это поручение - неизвестно, тема мировых соглашений всплывала в рассказах участников встречи по ее итогам только в контексте урегулирования разногласий с американской ExxonMobil по налогам с проекта "Сахалин-1".

Ответственными значились премьер-министр Дмитрий Медведев и председатель ВС РФ Вячеслав Лебедев. Срок - 1 февраля.

Теперь глава ВС РФ может считаться выполнившим поручение. В четверг пленум суда принял решение направить в Госдуму проект федерального закона "О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в связи с совершенствованием примирительных процедур" и корреспондирующие поправки в закон о ВС и Налоговый кодекс.

Основных нововведений два - это предложение создать институт судебного примирения и ввести право суда на "примирительную инициативу". Последнее заключается в том, что законопроект вводит возможность суда откладывать судебное разбирательство или приостанавливать производство по делу по своей инициативе, предложив сторонам использовать ту или иную примирительную процедуру. Их несколько, начиная с переговоров и заканчивая привлечением посредников, которыми могут быть медиаторы, которые уже известны отечественному законодателю, и новые - судебные примирители. Их в случае принятия предложений ВС будут рекрутировать из числа работников аппарата суда, имеющих высшее юридическое образование и стаж работы в области юриспруденции не менее пяти лет, а также судей в отставке.

Эксперты встретили документ крайне скептически. "В пояснительной записке к законопроекту указывается на крайне незначительное количество дел, в которых использовалась медиация. Но по сравнению с ней отличия судебного примирения кажутся незначительными, поэтому сомнительно, что оно будет применяться значительно чаще, чем медиация", - сказал "Интерфаксу" партнер юрфирмы Clifford Chance Тимур Аиткулов.

"Возможно, количество мирно урегулированных споров и увеличится, но значительных изменений ждать не стоит", - согласен старший юрист адвокатского бюро КИАП, адвокат Илья Дедковский. Этот законопроект - мертворожденное дитя, категоричен адвокат Алексей Михальчик.

Судья-примиритель: благо или бомба?

Привлечение к примирительным процедурам судей в отставке эксперты оценивают неоднозначно. "Богатый судейский опыт может сыграть положительную роль в том, чтобы сориентировать стороны в реальном положении вещей с точки зрения обоснованности позиций и этим способствовать желанию договариваться", - отмечает руководитель практики банкротства и антикризисной защиты бизнеса юрфирмы "Пепеляев Групп" Юлия Литовцева. По ее словам, участие судей в отставке - единственное, но недостаточное позитивное положение законопроекта, которое могло бы повлиять на ситуацию с использованием примирительных процедур.

Дедковский не согласен с тем, что судьи-отставники обязательно сыграют положительную роль. "Зачастую наличие у примирителя юридического образования только мешает бизнесменам договариваться - реальные договоренности забываются, вспоминается формальное содержание договора. В такой ситуации о каком-либо мирном урегулировании говорить не приходится", - говорит он.

Более того, по его мнению, есть риск заложить в систему "бомбу замедленного действия". "Если судья хотя бы намекнет на то, какое решение примет суд, то потенциально выигравшая сторона потеряет желание мирно договариваться, даже если по такой категории споров существует противоречивая судебная практика", - отмечает Дедковский.

Риски и возможности

Есть, конечно, в законопроекте положения, которые могут заработать. "Позитивным моментом является то, что время, на которое судебное разбирательство откладывается в целях примирения сторон, не включается в сроки рассмотрения дел, установленные процессуальными кодексами", - отметил старший юрист Clifford Chance Дмитрий Малюкевич.

Сейчас судебная практика такова, что результативно провести переговоры и выйти на мировое соглашение крайне сложно. "Несмотря на просьбы сторон отложить судебное разбирательство для проведения переговоров, суды готовы откладывать судебное разбирательство только в пределах стандартного срока для рассмотрения дела в соответствующей инстанции. Достичь мирового соглашения в крайне сжатые сроки зачастую бывает проблематично", - сказал он.

Но видят в законопроекте эксперты и такие положения, которые находятся в противоречии с позитивными базовыми подходами документа. "Судебное примирение осуществляется на основе принципа конфиденциальности, но при этом судебным примирителем может быть работник аппарата суда. Здесь существует риск, что судья может узнать у работника аппарата суда обстоятельства, которые стороны или одна из сторон пожелали бы сохранить в тайне", - отметил Аиткулов.

Форма без стимулов

Сложившаяся в России бюрократическая практика требует того, чтобы поручение исполнялось точно по обозначенному вектору. Поэтому от Верховного суда невозможно ждать документа, где на первом плане были бы не формально соответствующие лексике поручения слова, а идеи, реально способствующие решению стоящих проблем. Разработчики эти проблемы осознают. В пояснительной записке говорится о дефиците доступных и эффективных механизмов урегулирования споров, которые работали бы на снижение конфликтности, на укрепление социальных и деловых связей, на формирование уважительного отношения к закону, на повышение правосознания и пр.

Но достичь этих целей с помощью принятия одного лишь документа о совершенствовании примирительных процедур не получится, единодушны эксперты. И причиной является изначально неправильный подход к решению стоящих проблем. "Законодатель создает все новые и новые способы мирного урегулирования споров. Это неправильный подход. Изначально существовавшего банального мирового соглашения более чем достаточно", - отмечает Дедковский.

Проблема - в отсутствии реальных стимулов материального плана для мирного решения конфликтов. "Суды снижают договорную неустойку до очень малых значений, которые абсолютно не покрывают имущественные потери кредитора от неисполнения должником его обязательств", - приводит пример И.Дедковский. В результате, по его словам, должнику просто выгодно не исполнять договор, и соответственно, нет смысла решать спор мирно.

Нужно также решать ситуацию с ничтожно малым размером взыскиваемых судебных расходов. "Надо создать условия для того, чтобы проигрывать стало дороже, чем судиться. Только в этом случае появится спрос на примирительные процедуры", - уверен Михальчик. А ведь нужно еще обеспечить адекватное предложение. Литовцева между тем обращает внимание на отсутствие у примирителей навыков, позволяющих создать условия и предпосылки для эффективных переговоров.

Требует коррекции и роль суда. "До стадии применения стороны нужно "довести", что требует снятия с судей ограничений по предварительной оценке позиций сторон и предоставления большей свободы в оценках по ходу процесса", - считает Литовцева.

Существует, конечно, гипотетическая вероятность, что эти идеи предложит правительство, но она крайне мала. В документах, которые готовили Минэкономразвития и Минюст, ключевой идеей также было привлечение к примирению судей в отставке - правда, в роли медиаторов.

Так что если и вырастет в России число примирительных процедур, то только по сравнению с ничтожными показателями нынешней медиации. В 2015 году в РФ, по данным ВС, было 1115 случаев ее применения в судах общей юрисдикции (0,007% от числа рассмотренных дел) и 44 случая в арбитражных (0,0029%). А в спорах крупного бизнеса единственный настоящий примиритель известен давно, и даже самые принципиальные корректировки в судебных процедурах эту ситуацию вряд ли изменят.

Подписка
Хочу получать новости:
Введите код с картинки:
Обновить код
(function(w, n) { w[n] = w[n] || []; w[n].push([{ ownerId: 173858, containerId: 'adfox_151179074300466320', params: { p1: 'byuef', p2: 'emwl', puid1: '', puid2: '', puid3: '' } }, ['tablet', 'phone'], { tabletWidth: 1023, phoneWidth: 639, isAutoReloads: false }]); })(window, 'adfoxAsyncParamsAdaptive');