ХроникаПандемия коронавирусаОбновлено в 14:35Заразились
на 28.03
В России 1 264+228В мире 593 291+63 700

Владимир Ермаков: Вашингтон должен вернуть свои ядерные вооружения из Европы домой

Директор департамента МИД по вопросам контроля над вооружениями рассказал о будущем ОЗХО и роли политики в ее решениях

Владимир Ермаков: Вашингтон должен вернуть свои ядерные вооружения из Европы домой
Директор Департамента по вопросам нераспространения и контроля над вооружениями МИД РФ Владимир Ермаков
Фото: Михаил Почуев/ТАСС

Москва. 11 февраля. INTERFAX.RU - Директор департамента по вопросам нераспространения и контроля над вооружениями МИД России Владимир Ермаков в интервью "Интерфаксу", приуроченном ко Дню дипломатического работника, рассказал о перспективах продления договора о СНВ, об отношении Москвы к американским тактическим ядерным вооружениям в Европе и о том, что тревожит Россию в деятельности ОЗХО.

- В 2020 году в Польше должна быть введена в эксплуатацию база ПРО США, что станет завершающим этапом в развёртывании американской поэтапной адаптивной системы ПРО в Европе. С учётом того, что там будут развёрнуты американские системы МК-41, предназначенные, в том числе, и для запрещённых ДРСМД ракет, будем ли мы расценивать это как развёртывание в Европе американских ракетных систем, подпадающих под действие ДРСМД, и повлечёт ли это ответные меры военно-технического свойства с нашей стороны? И в целом, потребует ли нашего ответа завершение развёртывания в Европе американской поэтапной адаптивной системы ПРО?

- Универсальные пусковые установки Мк-41 появились в Европе ещё в период действия ДРСМД. Их размещение на суше стало прямым нарушением Договора со стороны США. Мы долгие годы напрямую указывали на это американским коллегам и требовали урегулирования этой проблемы в соответствии с ДРСМД, однако Вашингтон предпочитал лишь отмахиваться от наших вполне обоснованных претензий. В США упорно игнорировали и российские озабоченности, связанные с развитием глобальной ПРО США, включая её европейский сегмент. Именно результатом столь подрывной линии со стороны Вашингтона и стало создание Россией новых вооружений, способных гарантированно преодолевать любые противоракетные заслоны. Это был вынужденный шаг, необходимый для восстановления баланса и обеспечения стабильности. Президент Российской Федерации Владимир Путин неоднократно заранее и вполне открыто об этом предупреждал. Видимо, и впредь России придётся действовать с учётом всех обстоятельств и при необходимости предпринимать ответные меры, в том числе военно-технического плана. При этом, разумеется, мы готовы к предметному обсуждению с коллегами из других государств всей повестки дня международной безопасности, включая тему ПРО. Мы неизменно это подчёркиваем.

- Состоявшиеся в январе этого года российско-американские межведомственные консультации по вопросам стратегической стабильности дают шанс на то, что они станут отправной точкой для серьёзного и предметного разговора о продлении ДСНВ или это, что называется, "разовая акция"? Справедливо ли утверждать, что в год президентских выборов в США у американской администрации "руки не дойдут" до поиска развязок по такого рода проблемам?

- Упомянутая вами встреча в Вене по стратегической стабильности вовсе не "разовая акция". Это – уже вторые двусторонние консультации в межведомственном формате с момента достижения договорённости с США о возобновлении диалога по стратегической тематике. Американцы подтвердили свою заинтересованность в продолжении этой работы и готовность придать стратегическому диалогу бóльшую ритмичность и структурированность. Так что мы рассчитываем на дальнейшее конструктивное развитие такого рода контактов.

Продление Договора о СНВ – самостоятельный вопрос. Действие Договора истекает в феврале будущего года. Мы выступаем за его продление без предварительных условий и предлагаем США сделать это без искусственных затяжек. К сожалению, американцы не торопятся с прояснением своей позиции по перспективам ДСНВ. Будем продолжать работать с ними на этом направлении, хотя времени для принятия решений остаётся теперь уж совсем немного.

- Правильно ли мы понимаем, что в настоящий момент в вопросе продления ДСНВ у нас в приоритете не дальнейшее сокращение этого типа вооружений, а сохранение "страховочной сетки" в виде режима контроля? Готовы ли мы пойти на любые временные параметры продления этого соглашения? Наши озабоченности по поводу того, как американцы вывели из засчёта часть своих носителей в нынешней ситуации для нас не критичны, и мы готовы продолжить с ними разговор на эту тему после возможного продления договора?

- Мы исходим из того, что продление ДСНВ позволило бы, прежде всего, сохранить в стратегических отношениях с США хотя бы нынешний уровень транспарентности и предсказуемости. Продление может быть осуществлено на любой срок до пяти лет, и это один из вопросов, который следует обсудить сторонам Договора. Такое продление, как отмечал Сергей Лавров, дало бы нам выигрыш во времени для рассмотрения вопроса о будущих подходах к контролю над вооружениями.

Возможность продления Договора о СНВ не означает, что мы снимаем с повестки дня проблему одностороннего нелегитимного выведения США из засчёта части своих вооружений, объявленных ими переоборудованными, при том, что у нас нет возможности проверить и подтвердить, как это предусматривает Договор, непригодность этих систем для применения ядерного оружия. Намерены и дальше работать по этой теме с американцами, добиваясь полного выполнения ими всех договорных положений без создания для себя односторонних преимуществ.

Что касается дальнейших сокращений, то с Договором о СНВ мы фактически исчерпали возможности для продолжения этого процесса на двусторонней основе с США. Дальнейшие шаги такого рода потребуют обязательного подключения, прежде всего, Великобритании и Франции как военных союзников Вашингтона, обладающих ядерным оружием.

- Говорилось о том, что Россия на межведомственном уровне разрабатывает меры в ответ на серию испытаний в США ракет, запрещённых ДРСМД. Завершена ли эта работа? Готовы ли мы в ближайшее время тоже провести испытания аналогичных систем?

- Пояснения на этот счёт следует запрашивать не в Министерстве иностранных дел. Хотелось бы, тем не менее, отметить, что в нашей работе мы последовательно продвигаем политико-дипломатические меры, направленные на предотвращение дальнейшей деградации ситуации в сфере международной безопасности и стратегической стабильности, на сохранение и укрепление архитектуры контроля над вооружениями. В частности, мы уже упоминали о нашей инициативе с мораторием на развёртывание наземных ракет средней и меньшей дальности, о которой мы объявили после того, как США денонсировали в одностороннем порядке ДРСМД, и о призыве к странам НАТО поступить аналогичным образом. Эта инициатива остаётся в силе, как и наше предложение о продлении ДСНВ.

Осознавая свою ответственность за поддержание и укрепление международного мира, мы намерены и далее последовательно противодействовать деструктивным тенденциям. Будем делать всё возможное для восстановления позитивной динамики процесса контроля над вооружениями. Открыты к тесной координации и сотрудничеству с заинтересованными государствами. Рассчитываем, что в мире в целом, и прежде всего, у наших американских коллег возобладает точка зрения о необходимости предметного и взаимоуважительного обсуждения наболевших вопросов международной безопасности и контроля над вооружениями с прицелом на нахождение взаимоприемлемых решений.

- Россия в последнее время подвергает критике ОЗХО за то, что эта организация берет на себя полномочия, выходящие за рамки её мандата. Допускает ли российская сторона постановку вопроса о целесообразности дальнейшего членства в этой организации в том случае, если ряд государств-членов ОЗХО попытаются сделать из России "мальчика для битья", в том числе через запущенный атрибутивный механизм? Могут ли планируемые поправки в Конституцию РФ в части отказа от примата международного права сказаться на объёме наших обязательств по КЗХО?

- Организация по запрещению химического оружия (ОЗХО) близка к реализации своей основополагающей цели – избавлению мира от химического оружия и угрозы его применения. По сути, единственным государством-обладателем химического оружия из числа государств-участников Конвенции о запрещении химического оружия (КЗХО) в настоящее время остаются лишь США, искусственно затягивающие сроки его ликвидации. Они же наряду с Великобританией и рядом других стран Запада являются на сегодняшний день и главными "возмутителями спокойствия" в Организации. Налицо их стремление политизировать сугубо техническую проблематику химразоружения, подчинить деятельность ОЗХО своим геополитическим интересам. Такие "подходы" не только полностью противоречат КЗХО, но и через навязанные ОЗХО политизированные решения вторгаются в исключительные прерогативы Совета Безопасности ООН.

Российская Федерация является добросовестным участником КЗХО. Ещё в сентябре 2017 г. мы успешно и с опережением на 3 года графика завершили национальную программу по уничтожению всех сохранившихся со времён СССР запасов химоружия, которая осуществлялась под строгим международным контролем в рамках ОЗХО. В соответствии с положениями Конвенции на российских объектах химпромышленности продолжаются плановые инспекции Технического секретариата ОЗХО, эксперты которого каких-либо нарушений конвенционных норм не фиксируют. Для всех очевидно, что Российская Федерация в полном объёме, скрупулёзно и в строгом соответствии с требованиями КЗХО выполняет все взятые на себя обязательства. В этой связи на данный момент не видим, как инициируемые поправки в Конституцию Российской Федерации могли бы повлиять на реализацию нами положений Конвенции.

Разумеется, мы категорически неприемлем абсолютно надуманные претензии США и некоторых европейских стран на предмет выполнения Российской Федерацией своих обязательств по Конвенции и не позволим, как вы выразились, сделать из России, "мальчика для битья".

Следовательно, нет даже повода говорить о возможном выходе России из КЗХО. Как раз наоборот, совместно с нашими единомышленниками продолжаем противодействовать продвижению в ОЗХО деструктивной повестки дня, подмене её сугубо технической природы чьими-то геополитическими амбициями. Для нормализации ситуации в Организации важно, чтобы наши западные коллеги перестали ставить "во главу угла" пресловутую "евроатлантическую солидарность", а действовали бы исключительно в рамках Конвенции и других общепризнанных норм международного права. Западу давно пора отказаться от нескончаемых "химических" провокаций и использования последних для реализации своих разрушительных для международной безопасности геополитических замыслов.

- В нынешних условиях отсутствия контроля над ядерным оружием видим ли мы угрозу, исходящую от складируемого в Европе американского тактического оружия? Усиливается ли его дестабилизирующий фактор после исчезновения ДРСМД? Сохраняется ли наше требование к американцам вывезти это оружие, которое для нас по подлётному времени фактически является стратегическим, на свою территорию? Считаем ли необходимым учитывать эти вооружения при выработке новых договорённостей в сфере разоружения?

- Наша позиция по данному вопросу неизменна. Размещение американского ядерного оружия на территории некоторых союзников по НАТО остаётся одним из наиболее серьёзных вызовов в ядерной сфере. Считаем абсолютно неприемлемой натовскую практику так называемых "совместных ядерных миссий". Она включают в себя элементы ядерного планирования и отработку навыков использования американского ядерного оружия, размещённого в Европе, с задействованием самолётов-носителей, экипажей, аэродромов и наземных служб обеспечения неядерных государств-членов альянса.

Всё это является прямым нарушением положений Договора о нераспространении ядерного оружия. Его Статья I запрещает ядерным странам передавать кому бы то ни было ядерное оружие и контроль над ним, прямо или косвенно, а Статья II Договора запрещает неядерным странам принимать от кого бы то ни было передачи ядерного оружия и контроля над ним. Ещё неизвестно, у кого в данном вопросе более неприглядная роль: у США, которые держат ядерные вооружения за пределами национальной территории, или же у их союзников, которые предоставляют свои "услуги" по доставке к целям ядерных боеприпасов. Нет сомнения, что эта тема вновь громко прозвучит на предстоящей в апреле-мае Обзорной конференции ДНЯО.

Реалистичное решение данной проблемы должно предусматривать возврат всех американских ядерных вооружений на территорию США, ликвидацию инфраструктуры, позволяющей обеспечивать хранение, обслуживание и быстрое развёртывание этого оружия в европейских странах НАТО, а также отказ от проведения тренировок и учений, связанных с подготовкой применения ядерного оружия личным составом ВС неядерных стран альянса. И США, и другие натовские страны не могут этого не понимать.

Вопрос представляется тем более важным в условиях фактического стирания в доктринальных установках США и НАТО и без того достаточно условной границы между стратегическим и нестратегическим ядерным оружием.

- Как заявления Германии о желании выработать новую надёжную систему контроля над вооружениями для безопасности Европы коррелируются с тем, что она предоставляет свою территорию для хранения американского тактического ядерного оружия?

- Нам не вполне понятно, о каких заявлениях ФРГ идёт речь, поскольку официальные лица Германии несколько раз выступали с инициативами на данном направлении. К примеру, ещё в 2016 г. Министр иностранных дел Франк-Вальтер Штайнмайер высказался за возрождение контроля над обычными вооружениями в Европе, а его преемник Хайко Маас в августе прошлого года заявлял о намерении придать импульсы укреплению мировой архитектуры разоружения XXI века.

Как бы то ни было к сегодняшнему моменту действия наших немецких коллег в данной сфере, как показывает, к примеру, односторонняя и под надуманными предлогами денонсация Вашингтоном Договора о РСМД, полностью встраиваются в рамки дестабилизирующей политики США. По важнейшим сюжетам европейской и международной безопасности Берлин по сути безоговорочно солидаризируется с Вашингтоном. Сохранение и модернизация американского ядерного оружия на территории Германии – яркий пример столь непоследовательного и двусмысленного подхода.

- Каковы шансы на то, что европейцы и иранцы придут к урегулированию взаимных претензий в рамках запущенного механизма разрешения споров по СВПД и дело не дойдёт до СБ ООН, где США, очевидно, заветируют резолюцию о приостановке действия международных санкций в отношении Ирана? Какие шаги Ирана в рамках СВПД мы посчитаем нарушением взятых им на себя реальных обязательств?

- Стоит сразу пояснить, что механизм разрешения споров, предусмотренный параграфом 36 СВПД, не приведён в действие. На данный момент есть лишь обращение Великобритании, Германии и Франции к Высокому представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности Ж.Боррелю от 14 января, в котором они информировали о своём решении пойти по пути запуска названного механизма. Однако дальше этого дело не двинулось. Обнаружилось множество процедурных пробелов, без устранения которых невозможно "запустить часы". Прошло уже достаточно много времени, но никаких решений странами-участницами СВПД о запуске механизма разрешения споров не принималось, а Совместная комиссия даже не рассматривала этот вопрос.

Снимать накопившиеся в процессе осуществления СВПД проблемы и противоречия, разумеется, необходимо. Мы давно призывали к этому всех партнёров, предлагали различные идеи, старались привлечь внимание к наиболее острым моментам, связанным, в частности, с необходимостью защиты СВПД от санкционных нападок со стороны США. Однако искать пути сближения позиций нужно в конструктивной атмосфере в рамках регулярного взаимодействия по линии Совместной комиссии. Механизм разрешения споров создаёт искусственный цейтнот и напряжение, которые только вредят делу.

Нам думается, что точка невозврата ещё не пройдена, и шанс на сохранение СВПД, возвращение его в изначально согласованные рамки сохраняется. Для этого нужна политическая воля. Со стороны Ирана она присутствует. Руководство Исламской Республики постоянно подчёркивает готовность незамедлительно вернуться к полному соблюдению требований СВПД, как только будут сняты законные иранские озабоченности по поводу невыполнения условий "ядерной сделки" другими участниками. И эту возможность ни в коем случае нельзя упускать.

Многое зависит от наших европейских коллег, которые, увы, оказались не в состоянии предпринять по-настоящему значимые шаги для создания надлежащих условий, позволяющих Ирану воспользоваться торгово-экономическими преимуществами от участия в "ядерной сделке". Есть и проблемы, связанные с прямой или косвенной государственной поддержкой странами Евросоюза санкционных требований США, которым они не решаются противостоять. Так что нашим коллегам в Берлине, Лондоне и Париже стоило бы действовать более энергично с тем, чтобы исправить эти недоработки и отклонения, создав благоприятную почву для стабилизации вокруг СВПД, который нужно срочно оттаскивать от края пропасти.

Страны "евротройки", а вернее будет сказать "евродвойка" и Великобритания неоднократно открыто заявляли, что не вынашивают планов по переносу дискуссии в СБ ООН. Надеемся, что они говорят об этом ответственно и искренне, и если это действительно так, то нужно остановить эскалацию, отложить в сторону опасные игры с механизмом разрешения споров и заняться главным – созданием среды и предпосылок для сохранения СВПД, который должен быть выполнен до конца.

Интервью

Доктор Симон Мацкеплишвили: этот крохотный вирус объединил весь мир

Доктор Симон Мацкеплишвили: этот крохотный вирус объединил весь мир

Глава ФСВТС: появился новый партнер, который впервые вошел в пятерку главных покупателей нашего вооружения

Глава ФСВТС: появился новый партнер, который впервые вошел в пятерку главных покупателей нашего вооружения

Дмитрий Кобылкин: итогом инвентаризации нефтяных запасов должно стать не "раскулачивание", а гибкий подход

Дмитрий Кобылкин: итогом инвентаризации нефтяных запасов должно стать не "раскулачивание", а гибкий подход

Надежда Арбатова: кризис либеральной демократии – главный вызов ЕС

Надежда Арбатова: кризис либеральной демократии – главный вызов ЕС

Директор юрдепартамента ЦБ: Мы против институтов для организации выпуска криптовалюты в России

Директор юрдепартамента ЦБ: Мы против институтов для организации выпуска криптовалюты в России

Генеральный директор ФК "Локомотив": у меня нет конфликта с Семиным

Генеральный директор ФК "Локомотив": у меня нет конфликта с Семиным

Сергей Кузнецов: "Ангара" поможет исследовать другие планеты и галактику

Сергей Кузнецов: "Ангара" поможет исследовать другие планеты и галактику

ИМБП РАН: до полетов человека на Марс – не меньше десяти лет

ИМБП РАН: до полетов человека на Марс – не меньше десяти лет

Ева Меркачева: Тюрьма требует постоянного общественного контроля

Ева Меркачева: Тюрьма требует постоянного общественного контроля

Людмила Нарусова: Мы еще не построили фундамент демократии, а уже меняем крышу

Людмила Нарусова: Мы еще не построили фундамент демократии, а уже меняем крышу
Подписка
Хочу получать новости:
Введите код с картинки:
Обновить код