ХроникаПандемия коронавирусаОбновлено в 08:03Заразились
на 01.06
В России 414 878+9 035В мире 6 266 192+99 246

День дурака или нужно ли увеличивать добычу нефти на рухнувшем рынке. Обзор

День дурака или нужно ли увеличивать добычу нефти на рухнувшем рынке. Обзор
Фото: Reuters

Москва. 31 марта. INTERFAX.RU - Уже почти месяц, как нефтяной рынок живет в ожидании того, что с 1 апреля страны, участвующие в соглашении по ограничению нефтедобычи ОПЕК+, вправе ее наращивать. Проблема только в том, что теперь это смогут сделать не все производители - цену нефти и, соответственно, возможности добывать "черное золото", подкосил коронавирус COVID-19. Саудовская Аравия объявила о 25-процентном росте добычи, "подлив масла в огонь".

Перед Россией, которая пока может выдержать низкие цены, стоит выбор - попытаться договориться с крупнейшими производителями нефти - США и Саудовской Аравией - совместно ограничить предложение или тоже увеличить добычу, предоставив рынку убрать высокозатратное предложение - к тому же возможности России в добыче не так велики, как у недавнего партнера - Саудовской Аравии, объявившей нам ценовую войну.

Чума на оба ваши дома

Россия уже в конце прошлого года заявила, что пора бы участникам ОПЕК+ перестать уступать свою долю нефтяного рынка другим производителям, которые не связаны ограничениями, в частности, США, которые благодаря тому, что ОПЕК+ поддерживала цену на рынке, смогли существенно увеличить добычу сланцевой нефти и обогнать и Саудовскую Аравию, и Россию в производстве нефти, став мировым лидером.

Все готовились к тому, что в марте, когда будет обсуждаться судьба сделки ОПЕК+ после апреля, Россия так или иначе поставит вопрос о постепенном смягчении ограничений. При том, что уже было понимание, что в 2020 году рост предложения со стороны стран, не участвующих в сделке, будет превышать потребление нефти в среднем на 1 млн б/с.

Но Китай, крупнейший импортер нефти в мире, в конце января поставил задачку посложнее - обнаруженный там коронавирус поставил под вопрос и величину спроса на "черное золото". В середине февраля оценки падения спроса были смехотворными - 200 тыс. б/с. Но Россия тогда не согласилась с выводами внеочередного техкомитета ОПЕК+, что надо увеличить сокращения на 600 тыс. б/с. К марту ситуация развивалась, как снежный ком - оценки падения спроса выросли до 2 млн б/с.

Саудовская Аравия предложила усилить сокращения на 1,5 млн б/с и распространить их на весь 2020 год. Россия настаивала на продлении текущих ограничений до июля или до конца года. Как отметили источники "Интерфакса", Саудовская Аравия предупреждала, что в случае, если консенсус не будет достигнут, королевство зальет рынок нефтью - ее свободные добычные мощности на тот момент составляли 2,2 млн б/с.

Но, партнерам не удалось согласовать позиции, и сделка распалась, предоставив право с 1 апреля наращивать нефтедобычу.

Капля в море

На прошлой неделе замминистра РФ Павел Сорокин объяснял, почему Россия не соглашалась на увеличение ограничений" "С Саудовской Аравией у нас были разные точки зрения не относительно партнерства между странами или взаимодействия, а относительно того, как относиться к текущей рыночной ситуации". По его словам, Россия предлагала продлить соглашение ОПЕК+ еще на три месяца, чтобы можно было оценить ситуацию от коронавируса, "потому что мы видели, что ситуация тяжело прогнозируется".

"Но при этом было четкое понимание, что есть ограниченное количество попыток повлиять на ситуацию, повлиять на рынок. То есть сокращение добычи, не понимая последствий, вряд ли приведет к чему хорошему. Представьте себе, что, если мы бы (ОПЕК+ - ИФ) сократили добычу на 600 тыс. б/с в феврале, а через неделю пришлось бы либо снова собираться и резать добычу и говорить, что это были недостаточные меры, потому что вирус развивался достаточно стремительно, Китай уходил на карантин, снижение потребления перекрывало потенциальное сокращение. Представьте, что мы бы сократили на 1,5 млн б/с в марте. Сегодня ограничение по спросу, связанное с карантинами в Европе, США, Китае находится в районе 15-20 млн б/с. То есть, любые действия, которые были бы предприняты тогда, были бы "каплей в море", и эффект соглашения он минимален и в какой-то степени ничтожен", - подчеркнул Сорокин.

..А на море корабли

Безрезультатные переговоры закончились, 6 марта, и, пока Россия отмечала "Женский день", Саудовская Аравия объявила своим клиентам, что увеличит добычу до 12,3 млн б/с с мартовских 9,8 млн б/с, добавив еще и нефть из резервов, а также предложила беспрецедентные скидки. Нефть обвалилась на 25%, а вместе с ней и акции российских нефтегазовых компаний.

Кроме того, Саудовская Аравия начала фрахтовать крупнейшие танкера класса VLCC, что, правда, впоследствии сыграло с ней злую штуку - ставки на фрахт подскочили, а поскольку клиенты покупают нефть в саудовских портах на условиях FOB, Saudi Aramco должна была предоставить клиентам дополнительную скидку на сырье, от чего она отказалась. Впрочем, как утверждают источники "Интерфакса", саудитам удалось законтрактовать 12,3 млн б/с в апреле.

Так или иначе, но весь остаток марта нефтяной рынок жил, наблюдая, как все больше стран закрываются на карантин, обрушивая спрос на нефть. Сейчас оценки выбывшего спроса доходят до 25 млн б/с, что составляет четверть текущего мирового потребления. Соответственно, рушатся и цены на нефть. Если еще в начале года нефть Brent торговалась на уровне $70 за баррель, то сейчас котировки едва превышают $22 за баррель. В свою очередь цена российской нефти сорта Urals упала до уровня $13 за баррель. Однако Россия не спешит горевать, считая, что сможет продать всю нефть, которую пожелает добыть. Вопрос - захочет ли.

Все твое золото превратится в черепки

Повальное сокращение спроса из-за того, что людям во многих странах запрещено выходить из дома и, соответственно, ездить на автомобилях и летать на самолетах, привело к затовариванию рынка - производители стали хранить нефть в резервуарах, танкерах и трубопроводах.

В связи с этим, некоторые трейдеры предложили производителям США приплатить за то, чтобы они купили у них нефть, то есть, цена на нефть стала отрицательной, а "черное золото" стали называть "черным барахлом". Так, в середине марта, сырьевой трейдер Mercuria Energy Group предложил купить высокосернистый сорт Wyoming Asphalt Sour, который используется в основном для производства битума, по цене минус 0,19 центов за баррель. Как выяснилось, "золота может быть слишком много".

Другие производители нефти в США, в частности, сланцевой нефти, предложили регулятору штата Техас обсудить возможность согласованного пропорционального сокращения добычи. Ранее, когда ОПЕК+ делала попытки пригласить США к согласованному ограничению, те заявляли, что это невозможно, поскольку в стране слишком много частных компаний, которые могут попасть под законодательство о картельном сговоре в случае таких договоренностей.

Более того, президент США Дональд Трамп, пытаясь регулировать нефтяной рынок своими излюбленными методами - периодически доставал из-под сукна давно обсуждаемый законопроект NOPEC, грозивший странам ОПЕК, участвующим в сделке ОПЕК+ преследованиями и ограничениями.

Западные СМИ делали заявления, что США намерены через дипломатические источники влиять на Саудовскую Аравию и Россию с тем, чтобы те прекратили ценовую войну.

На прошлой неделе Трамп признал, что когда-то великая нефтегазовая отрасль США испытывает проблемы, и с этим нужно что-то делать.

У меня зазвонил телефон

Все ожидали, что какое-то общение мировых лидеров может состояться 26 марта в ходе внеочередного общения по видеосвязи участников G20, но этого не случилось. В понедельник Трамп в ходе интервью Fox News заявил, что после его окончания позвонит Владимиру Путину, чтобы обсудить ситуацию на нефтяном рынке. "Я сам удивляюсь, что говорю такое, но возможно нам действительно нужны более высокие цены. Сейчас эти цены - крайне низкие", - заявил президент США.

Некоторые эксперты, критикуя Россию за выход из сделки ОПЕК+, хотя министр энергетики РФ Александр Новак категорически этого отрицал, подчеркивая, что это было решение Саудовской Аравии, говорили, что Россия хочет разрушить добычу сланцевой нефти в США.

Россия не признает наличия такого плана. Но, пытаясь успокоить население в том, что цены на нефть скоро вырастут, Сорокин отмечает, что текущие низкие цены на нефть могут не выдержать не только производители сланцевой нефти в США, но и Канада, Бразилия, Норвегия, а также ряд стран ОПЕК.

"Это не война против кого-то. Это не удар по какому-то конкретному игроку, это возврат в рынок, чтобы рынок мог сам сбалансироваться", - заметил замглавы Минэнерго РФ.

"Рынок достаточно быстро, но не месяц-два, это все равно год и больше может сбалансироваться. Поскольку рынок живет прогнозами, то, как только будут видны первые сигналы ребалансировки, мы начнем видеть восстановление цены", - сказал Сорокин.

По его оценкам, добыча нефти в США при цене $30-35/барр. может упасть в 2020 году на 1,5 млн б/с, но апокалиптических сценариев по американской добыче замглавы Минэнерго РФ также предлагает не строить, полагая, что США могут достаточно быстро увеличить эффективность и восстановиться.

"Сланцевая добыча США была сформирована в нерыночных условиях - цена в $60 была выше справедливой для рынка, поэтому она продолжала подпитывать нерыночный рост других проектов. Поэтому постепенное скоординированное наращивание добычи странами ОПЕК+ привело бы к небольшому снижению цены, но это позволило бы сбалансировать рынок", - считает Сорокин.

С этой точкой зрения согласны и аналитики Goldman Sachs, считающие, что политика сокращения производства была стратегической ошибкой не только для стран ОПЕК+, но и для всех владельцев акций и долговых обязательств нефтяной отрасли. "Помимо того, что страны - участники ОПЕК потеряли $220 млрд дохода (в годовом исчислении при цене $60 за баррель Brent) и долю рынка, потери также коснулись акционеров и кредиторов компаний - производителей нефти с более высокозатратной добычей", - считают эксперты. Искусственно завышенные цены исказили стимулы для инвестиций в нефть, что привело к неэффективным капитальным расходам этих компаний, которые, по оценкам Goldman Sachs, разрушили рыночную капитализацию на сумму около $1 трлн с 2016 года.

All are punished

По крайней мере 10% мировой добычи нефти могут стать нерентабельными, если цены на нефть останутся на 17-летних минимумах, подсчитали в Wood Mackenzie.

По информации экспертов, если нефть марки Brent останется на уровне около $25 за баррель, выручка от 10 млн б/с мировых поставок нефти не покроет затраты на добычу и выплаты правительствам. Тогда нефтекомпании в борьбе за выживание будут вынуждены сокращать добычу или останавливать проекты.

Как пишет The Wall Street Journal, не имея достаточных денежных ресурсов, а также возможности наращивать добычу, чтобы бороться за долю рынка, Иран, Ирак, Алжир, Ливия, Ангола и Венесуэла готовятся резко сокращать расходы. "Цена нынешнего противостояния будет особенно высокой для этих государств ОПЕК", - сказала главный аналитик по сырьевым рынкам RBC Capital Markets Хелима Крофт. Она называет эти страны "слабой шестеркой", отмечая среди главных рисков, помимо ценовой войны, их проблемы с национальной безопасностью и крупные бюджетные расходы.

Крупнейшие нефтегазовые мэйджоры уже объявили о сокращении капзатрат в среднем на 20%. Как подсчитал аналитик GlobalData Дэниэл Роджерс, нефтегазовые компании уже объявили о сокращении капзатрат на $50 млрд, и эта цифра еще увеличится. При этом около 20% снижения приходится на Saudi Aramco, что может повлиять на текущие проекты в стране. Другие нефтегазовые компании также объявили о снижении затрат - Shell, Total (SPB: TOT), Equinor - последняя первой остановила добычу сланцевой нефти в США. GlobalData отмечает, что производители сланцевой нефтедобычи в США EOG Resources (SPB: EOG) и Occidental Petroleum (SPB: OXY) снизили количество буровых.

To cut or not to cut - that is a question

Как говорил Новак, в краткосрочном периоде Россия сможет нарастить добычу нефти на 200-300 тыс. баррелей в сутки, в перспективе потенциал до 500 тыс. б/с.

Мнения российских нефтегазовых экспертов относительно будущей стратегии по добыче нефти российскими компаниями разошлись.

Как заявил "Интерфаксу" старший аналитик Сбербанка по нефтегазовому сектору Андрей Громадин, "мы считаем, что в условиях беспрецедентного падения спроса (по разным оценкам на 15-20 млн барр в сутки в марте-апреле), вопрос будут или не будут наращивать компании добычу не стоит".

"Скорее всего, в условиях ограниченности объёмов хранилищ и растущих ограничениях в связи с распространением вируса в среднем всем мировым компаниям необходимо снизить добычу не менее чем на 10% во II квартале, так как всю добываемую сейчас нефть невозможно будет продать. Мы полагаем, что в случае необходимости большинство российских компаний сможет оперативно среагировать", - считает он.

"Эффективнее всего в случае необходимости можно сократить добычу на новых проектах, так как ценность налоговых льгот при низких ценах на нефть быстро снижается, а восстановить добычу на таких активах потом можно будет относительно быстро и при невысоких затратах. Доля новых проектов в текущей добыче нефтяных компаний по нашим оценкам составляет 16-25%", - полагает Громадин.

Директор группы по природным ресурсам и сырьевым товарам агентства Fitch Дмитрий Маринченко отметил, что "способность российских компаний нарастить добычу и удерживать ее на более высоком уровне не так очевидна".

"Часть скважин, за счёт которых компании снижали добычу в рамках сделки ОПЕК+, относились к низкомаржинальным и были выведены из эксплуатации. Для устойчивого роста добычи нужно больше бурить, а резкое падение цен на нефть означает, что компаниям, вероятно, придётся снижать программы капитальных вложений. Кроме того, в условиях колоссального переизбытка предложения и ограниченных объёмов нефтехранилищ внутри страны и в целом в мире Россия может просто не иметь физической возможности сбывать всю добываемую нефть, особенно если Саудовская Аравия действительно будет пытаться наращивать добычу. В этих условиях не исключено, что российские компании начнут снижать добычу, прежде всего, за счёт наименее прибыльных и наиболее выработанных месторождений", - сказал Маринченко.

Между тем, аналитик Райффайзенбанка Андрей Полищук полагает, сейчас России нет смысла сокращать добычу нефти, "потому что разрыв между спросом и предложением огромный и будет еще больше с ростом добычи в Саудовской Аравии".

"Поддержку спросу должен оказать Китай, который постепенно восстанавливается. Просадки в его спросе достигали 4 млн б/с. Но не стоит ждать быстрого восстановления. И Китай все равно не сможет компенсировать падение спроса в мире. Рост добычи со стороны России на те же 300-500 тыс. б/с также не окажет заметного влияния на цены при такой сильной просадке спроса", - считает аналитик Райффайзенбанка.

"Поэтому России сокращать нефтедобычу, тем более в одностороннем порядке, нет смысла. Либо надо очень серьезно сокращать добычу и экспорт, чтобы влияние было заметно на рынок", - сказал он.

"Мы полагаем, что критический уровень цен на нефть для российских компаний - около $15 за баррель при текущем курсе. Тем не менее, стоит учитывать, что если низкие цены будут держать долго, то и курс рубля может дополнительно ослабнуть. Тогда российские компании могут сохранить операционную рентабельность и при более низких ценах. Все будет зависеть от уровня курса рубля", - считает Полищук.

В то же время он не согласен с мнением, что Россия не сможет продать свою нефть, поскольку месторождения расположены не рядом с морем, что из-за переполнения хранилищ, включая трубопроводы, может вызвать проблемы со сбытом. "Российская нефть продается, несмотря на отсутствие прямого выхода месторождений к морю. Не вижу ограничений для продажи российской нефти, кроме как ценовых. Не думаю, что производители будут доплачивать за то, чтобы у них покупали нефть", - сказал Полищук.

Сейчас рынком руководит в первую очередь спрос, который "изолирован" ограничительными мерами против распространения коронавируса, подчеркнул эксперт.

Решение - за руководством или за рынком?

Минэнерго РФ не говорит о планах России относительно добычи нефти с 1 апреля, подчеркивая, что компании будут руководствоваться экономической целесообразностью при решении этого вопроса.

"Мы не предпринимали никаких действий и не будем предпринимать никаких действий для того, чтобы искусственно влиять на цену, поэтому у нас есть свой уровень добычи, который мы сохраняем", - оговорился Сорокин.

Аналитики Goldman Sachs считают, что уже поздно договариваться о согласованном снижении нефтедобычи, поскольку падение спроса слишком велико. Для сравнения - оценки падения текущего спроса на нефть доходят до 25 млн б/с, при том, что текущая добыча России - 11,3 млн б/с, Саудовской Аравии - 12 млн б/с, США - порядка 13 млн б/с.

Месяц назад, считает GS, когда падение спроса составляло 5 млн б/с, и ценовая война имела смысл. Это давало ОПЕК и России первую возможность с 2012 года полностью "подрезать" сланцевую нефтедобычу и, в конечном итоге, обратить вспять (совместное согласованное - ИФ) сокращение добычи в 2016 году, "которое, по нашему мнению, не имело экономического смысла с самого начала".

Аналитики полагают, что поскольку мощности для хранения уже переполнены, скоро придется останавливать скважины, что может повредить их и привести к разрушению предложения в объеме порядка 5 млн б/с. По мнению аналитиков, после восстановления спроса это приведет к росту цен, масштаб которого будет зависеть от величины созданных запасов.

Эксперты полагают, что российские компании смогут выдержать довольно низкие цены на нефть - правительство просчитывало, что при разрыве сделки ОПЕК+ цены на нефть упадут до $30 за баррель. Министр финансов Антон Силуанов подчеркивает, России при нынешних ценах ($27-30 за баррель - ИФ) на нефть хватит запаса прочности минимум на шесть лет для выполнения всех обязательств, в том числе социальных.

Однако Сорокин заявил, что если цена нефти продлится 2-3 года, то могут быть проблемы. "$25 за баррель - это неприятно, но не катастрофа. Если такая цена продлится 2-3 года, то это, конечно, создаст большие проблемы, но даже в течение полугода-года такая цена - это тот уровень цены, который мы можем выдержать", - подчеркнул замглавы Минэнерго РФ.

В то же время он полагает, что рынок сам уберет лишнее предложение нефти.

"В диапазоне выше $20 за баррель - наши компании могут функционировать. Просто цена в $20 за баррель долго не держится, потому что начинается падение в других местах. Мегарегулятор - это все равно рыночная сфера. Поэтому все равно должна быть платформа, типа расширенного ОПЕК+, где все эти страны могли бы собираться вместе, дискутировать и понимать, как не рушить рынок, который является кровеносной системой мировой экономики. ОПЕК+, очевидно, что тоже не может сам по себе регулировать добычу, рынок, поэтому для любых дальнейших совместных действий нужно больше участников", - резюмировал Сорокин.

Минэнерго Саудовской Аравии на прошлой неделе утверждало, что Россия и Саудовская Аравия не контактировали насчет привлечения других стран в ОПЕК+, а также не обсуждали совместное соглашение по балансировке нефтяного рынка.

По состоянию на вечер вторника неизвестно, будут ли достигнуты договоренности о согласованном сокращении нефтедобычи по итогам переговоров Путина и Трампа.

"Есть понимание, что нынешняя ценовая конъюнктура не в интересах наших стран", - сказал во вторник пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков, отвечая на вопрос, насколько совпадают взгляды Москвы и Вашингтона на ситуацию на рынке нефти. Одновременно Песков воздержался от ответа на вопрос, какие шаги могут предпринять РФ и США на этом направлении.

Новости

Подписка
Хочу получать новости:
Введите код с картинки:
Обновить код
(function(w, n) { w[n] = w[n] || []; w[n].push([{ ownerId: 173858, containerId: 'adfox_151179074300466320', params: { p1: 'byuef', p2: 'emwl', puid1: '', puid2: '', puid3: '' } }, ['tablet', 'phone'], { tabletWidth: 1023, phoneWidth: 639, isAutoReloads: false }]); setTimeout(function() { if (document.querySelector("#adfox_151179074300466320 #adfox_151179074300466320")) { document.querySelector("#adfox_151179074300466320").style.display = "none"; // console.log("Баннер скрыт"); } // console.log("OKs"); }, 1000); })(window, 'adfoxAsyncParamsAdaptive');