Глава дивизиона "Ванадий" группы Evraz: мы с этого рынка уйдем последними

Александр Эренбург рассказал о ситуации на мировом рынке и о перспективах развития ванадиевых активов Evraz

Глава дивизиона "Ванадий" группы Evraz: мы с этого рынка уйдем последними
Глава дивизиона "Ванадий" группы Evraz: мы с этого рынка уйдем последними
Фото: Пресс-служба Evraz

Москва. 17 сентября. INTERFAX.RU - Evraz занимает почти 15% мирового рынка ванадия, уступая только китайским производителям. По итогам первого полугодия выручка группы от продажи ванадия выросла на 40% вслед за скачком средней цены реализации почти на треть, произошедшим на фоне восстановления мирового спроса на сталь после отмены ковидных ограничений. Тем не менее, стоимость металла все еще далека от пиковых значений конца 2018 - начала 2019 гг. О том, что может поддержать мировой спрос на ванадий, какая цена на металл является комфортной для компании, а также о планах и перспективах развития ванадиевых активов Evraz "Интерфаксу" рассказал вице-президент компании, руководитель дивизиона "Ванадий" Александр Эренбург.

- Сегодня мировые цены на ванадий существенно упали с абсолютных максимумов конца 2018 года. Текущая стоимость металла, которая практически в четыре раза ниже пиковых показателей, комфортна для компании?

- Для нас приемлема текущая цена. Когда я стал руководителем ванадиевого бизнеса в 2015 году, цена была $13,5/кг, и она была не очень комфортна в целом для компании, потому что были другие активы, например, американские, которые мы позже продали. Сейчас с точки зрения всей цепочки переработки ванадия, особенно с учетом "Евраз ванадий Тулы", можно говорить, что мы являемся самым эффективным и самым низкозатратным производителем ванадия в мире. Как говорится, с этого рынка мы уйдем последними.

- Имеет смысл ждать новых существенных ценовых всплесков?

- Все зависит от спроса. Но на данный момент я считаю вполне логичной текущую цену в $35/кг.

- Какой ориентир по динамике мирового спроса на ванадий закладывает Evraz на ближайшие годы?

- Последние годы спрос на металл рос примерно на 5% в год. Мы полагаем, что на долгом горизонте он будет увеличиваться на 2-5% ежегодно.

- Какие основные факторы будут этому способствовать?

- Сегодня мы видим определенный дисбаланс в потреблении между разными регионами. Например, в США потребление ванадия на тонну стало выше, чем в ряде азиатских стран, где еще не так отработаны технологии легирования ванадием, которые дают снижение себестоимости производства стали с повышением ее качеств.

Каких-то прорывов, как в конце 2018-2019 гг., когда был огромный всплеск спроса на ванадий, мы не ждем. Тогда он был обусловлен спросом в Китае, где были внедрены новые, более жесткие стандарты на арматуру, и металлурги активно переходили на конвертерное производство стали с более высокими стандартами по экологии: вместо закалки использовалось легирование. Больше таких достаточно неожиданных всплесков спроса, которые подстегнули цены до $130/кг, мы не ожидаем.

- Ставку на ванадиевые аккумуляторы вы пока не делаете?

- Наверное, одним из локомотивов мирового спроса, за исключением стали, как раз могут быть накопители. Если этот сегмент будет развиваться, и ванадиевые батареи займут, допустим, 5% или 10% рынка накопителей в мире, это сможет подстегнуть спрос и, соответственно, цены.

Но скажу по опыту 2019 года: резкий взлет цен и спроса и связанная с этим волатильность негативно влияют на отрасль.

- Но ведь высокая цена поддержит финансовые показатели группы?

- Пиковые цены - это хорошая возможность повысить доходность в моменте. Но потребители начинают смотреть на альтернативы. Если цена вырастет, допустим, до $50/кг и выше, это будет некомфортно нам и другим производителям.

Когда цена на ванадий взлетела в конце 2018 - начале 2019 гг., потребители стали обсуждать возможную альтернативу, например, использование ниобия. Это вполне естественно. Мы не хотим бешеных темпов роста спроса, не хотим цену в $50-60-100/кг, потому что уйдет наш потребитель. Мы работаем с постоянными крупными клиентам по долгосрочным контрактам. Если цена превратится в какой-то момент, допустим, в $80/кг, а потом схлопнется, компании перестанут закладывать этот металл в свои долгосрочные стратегии. Поэтому мы - за стабильный спрос.

- Давайте немного вернемся к ванадиевым батареям - это достаточно перспективное направление....

- Да, тем более, когда в мире все более пристальное внимание к "зеленой" повестке. Это альтернатива литиевым батареям. Мы уже думаем над тем, чтобы где-то поставить у себя такую батарею. Пока смотрим. Идея хорошая, но, честно скажу, она тяжело вызревает. Это идеально работает с солнечными батареями, дает быстрый "отклик на нагрузку", поэтому их можно эффективно применять в различных системах аварийного энергоснабжения. В Китае их активно запускают в использование, в остальном мире - только в США и в Японии.

Пока не могу сказать, что ванадиевый аккумулятор идеально вписывается в наше потребление. У нас нет солнечных батарей ни на площадке в Нижнем Тагиле, ни в Новокузнецке. Мы ищем им применение, вариантов много, в том числе рассматриваем возможность сглаживания пиков электроэнергии в сетях, но там короткие циклы. Есть даже варианты их использования на тепловозах. Но пока это все идеи.

- Сейчас практически все производители ванадия уже докупили себе производителей батарей. Вы рассматриваете такой вариант диверсификации?

- Мы пока ждем. Если эта отрасль взлетит, у нее потенциал, сравнимый с текущими объемами по ванадию для металлургии. Несмотря на то, что это очень малая часть рынка накопительной энергии, это очень большие объемы с точки зрения потребления ванадия.

- Если мы заговорили об экологии, насколько ванадиевый бизнес вписывается в ESG-стратегию Evraz?

- Мне кажется, многие инвесторы под ESG-повесткой пока понимают преимущественно выбросы СО2, парниковых газов. В этом смысле ванадий - просто идеальный вариант, как и сталь, кстати. Не идеальный вариант - это любая энергетика с точки зрения выбросов СО2.

Несомненно, в черной металлургии идут разговоры про то, как уходить от доменного производства. Но, в принципе, сама по себе сталь - идеальный вариант с точки зрения рециклинга. А в производстве ванадия нет доменного процесса, здесь меньше энергопотребление с меньшими расходами углеродного сырья.

Ванадий, в свою очередь, содействует перерабатываемости стали, способствует сокращению ее потребления. Он явно будет еще больше востребован в производстве электромобилей, хорошо дополняет ветряки и солнечные батареи наряду с использованием ванадиевых накопителей. И мы работаем над этим в нашем R&D центре в Цуге, ищем новые ниши для его применения.

- Но производство ванадия, плюс ко всему, еще и химические процессы....

- Да, это не метод преобразования одного вещества в другое с помощью энергии, там много химии. Но нужно понимать, что токсично практически любое вещество в больших объемах. Феррованадий, например, не растворяется в воде, готовая продукция не токсична, не оказывает негативного влияния на слизистую человека. Полупродукт, оксид ванадия, который мы производим, тоже с низким уровнем токсичности.

С точки зрения самого процесса производства, у нас есть три направления для реализации экологических проектов: улучшение водопользования, снижение выбросов в атмосферу и переработка твердых отходов.

На "Евраз ванадий Туле" уже сейчас замкнутый оборотный цикл, а в 2023 году мы запустим на предприятии установку по очистке технологической воды, которая повысит эффективность и позволит снизить потребление водных ресурсов. На новом производстве, "Евраз Узловой", также запроектирован полный рециклинг воды.

Что касается аспирации "Евраз ванадий Тулы", то мы поставили новую газоочистную систему. Если говорить про твердые отходы, то их как таковых нет - почти все переведено в попутную продукцию, которая продается, в основном, строительной отрасли.

На мой взгляд, утверждение, что ванадий вреден, - заблуждение. Хотя это, конечно, зависит от корректности процесса производства. Если есть замкнутый цикл и не нарушена технология - то рисков нет.

- Сейчас Evraz рассматривает деконсолидацию угольных активов, возможен ли такой вариант дальнейшего развития ванадиевого бизнеса?

- Подобные вопросы находятся в компетенции совета директоров и акционеров. Но я могу обратить ваше внимание на существующую интеграцию ванадиевого бизнеса в стальной сегмент бизнеса Evraz. Основным источником нашего ванадия являются титано-магнетитовые руды горы Качканар, которые разрабатывает "Евраз КГОК" - а на его железорудной продукции работает "Евраз НТМК" в Нижнем Тагиле. У нас стандартизированная, закрепленная годами производственная цепочка, а на НТМК применяется специальная технология дуплекс-процесса: условно говоря, сталь варится два раза. Образуемый в Нижнем Тагиле ванадиевый шлак - источник всего бизнеса ванадиевого дивизиона Evraz. Таким образом, существует стабильная цепочка, где занято сразу несколько крупных площадок компании, которые не могут работать друг без друга. Ванадиевый бизнес приносит ощутимую добавочную стоимость.

Опять-таки, можем здесь вернуться к ESG-повестке в свете эффективной максимальной переработки добытого из литосферы сырья: добыли качканарскую руду, сделали из нее сталь, и еще, кроме этого, из той же самой руды получили ванадий, и еще получили строительные материалы.

- Если продолжить цепочку, чешский актив Evraz Nikom полностью в нее интегрирован?

- Да. Там у нас мощности по производству феррованадия из оксидов. Мощности в Туле не покрывают переработку всего объема оксида. Это стабильная цепочка, чешский актив работал с тульской площадкой еще до того, как ее купил Evraz. Когда мы построим "Евраз Узловую", мы чуть-чуть расширим чешский актив и тульский.

- В четверг Evraz объявил, что уже приступает к реализации "Евраз Узловой" стоимостью $228 млн. Расскажите о проекте подробнее - о каких объемах производства ванадия идет речь, какой будет себестоимость продукции?

- "Евраз Узловая" - очень большой и важный для компании проект. Пока мы можем самостоятельно перерабатывать на "Евраз ванадий Туле" только половину ванадиевого шлака. Когда-то мы продавали свободные объемы шлака в Китай, потом стали перерабатывать его с европейскими партнерами. С точки зрения эффективности - это не совсем выгодный процесс: мы берем шлак с содержанием ванадия около 10%, везем его через весь мир, перерабатываем в оксид, а потом - в феррованадий, где уже 60-80% ванадия, и продаем опять же по всему миру. Это достаточно нерационально.

Поэтому мы решили построить собственную переработку. В этом - основная инвестиционная идея проекта: большая экономия транспорта и той маржи, что мы отдаем партнерам. По мощностям выпуска чистого ванадия в товарной продукции мы вырастем с 7,5 тыс. тонн до 15-17 тыс. тонн в год.

- Evraz сможет перерабатывать в феррованадий на своих предприятиях весь полученный в Туле оксид, будет ли необходимость в расширении существующих мощностей?

- Мы их разошьем не позже, чем построим новые оксидные мощности "Евраз Узловой". На "Евраз ванадий Туле" запустим вторую печку, поставим дробилку, увеличим штат. Кроме того, планируем через два года увеличить извлечение ванадия до 86% с 83%. В Чехии - несколько сложнее с технологической точки зрения. Могу сказать, что наши объемы производства феррованадия увеличатся вдвое и будут на 100% с запасом перекрывать объем оксидов, который мы производим. Цель простая - 95-100% шлака перерабатывать на наших предприятиях в Туле.

- Когда запланировано получение первого оксида на новом производстве?

- В сентябре 2024 года. В 2025 году планируем запуск в эксплуатацию, то есть выход на проектные показатели. Мощности по феррованадию расширим раньше - к концу 2023 года.

- Решение расширить в РФ мощности по переработке шлака связано с ожидаемым компанией ростом спроса на ванадий внутри РФ или все-таки речь исключительно о повышении эффективности производства?

- Спрос на российском рынке достаточный. Но это восстановительный спрос, мы идем за металлургами. На российском рынке он несколько ниже, чем полтора года назад, или чем в Европе, США и Китае. В этом году ванадий чуть хуже продается. Но для нас это не является определяющим фактором, мы международный игрок. В России продаем 15-20% своего производства, все остальное идет на экспорт.

Если говорить о мировом рынке ванадия, то в 2020 году потребление составило 108 тыс. тонн, а в первой половине 2021 года - 61 тыс. тонн. Свыше половины всего объема потребляет Китай (65%), вторым по объему потребления является рынок Азии за пределами Китая (Япония, Корея, др. страны) - около 12%. На страны Европы приходится около 10% от общего объема потребления, на страны Северной Америки - 6,5%, РФ и страны СНГ - 4-5%.

- Какие сегодня для Evraz ключевые рынки при поставках ванадия?

- Полтора-два года назад мы приняли доктрину, согласно которой мы диверсифицируем продажи. Для нас ключевые рынки, кроме России, - Европа (доля поставок колеблется в районе 20-30%) и Северная Америка (около 10-20%). Но при этом мы продаем и в Южной Америке, много в Азии и в Китае, куда начали осуществлять отгрузки два года назад.

- Насколько выгодно грузить в Китай и страны Азии с точки зрения логистики?

- В ситуации, когда рынок начинает разбалансироваться, хорошо иметь альтернативы. Например, Китай гораздо быстрее вышел из ковидной истории, у нас был налаженный канал сбыта, что сильно помогло избежать существенного накопления запасов. Да, мы немного потеряли по маржинальности, потому что китайская цена с учетом импортных тарифов была хуже, чем европейская, но мы смогли продавать запланированные объемы.

Что касается логистики, то она мало влияет на стоимость конечной продукции, т.к. продукция в пересчете на вес стоит дорого. Феррованадий стоит сегодня $35/кг, и разница в расходах на транспортировку в разные регионы мира несильно отражается в цене, в пределах 1-2% стоимости. Транспортировать достаточно дешево - не так важно, куда везем, скорее, важна политика по тарифообразованию.

- Ваш ориентир по продажам Evraz ванадия на этот год, ближайшую перспективу?

- Мы ежегодно производим и продаем в рынок около 14-15 тыс. тонн в пересчете на чистый ванадий. В последние годы "Евраз НТМК" немного добавил в объеме шлака. Но у нас нет цели наращивать производство, мы увеличиваем сквозное извлечение. Стабилизация цепочки может позволить еще на 5-7% снизить потери, увеличить извлечение. При этом мы не исключаем заключения новых контрактов по поставке чистых оксидов. Но цели по увеличению объемов у нас нет. Может, со временем, при росте производства ванадиевого шлака в Нижнем Тагиле, мы сможем нарастить объемы, но в короткой перспективе таких целей нет.

- Новые контракты по поставке чистых оксидов ванадия планируете заключать с российскими или зарубежными партнерами?

- Оксиды высокой чистоты сегодня нужны "Уралредмету" и далее по цепочке их клиентам, крупнейшим из которых является "ВСМПО-Ависма". С нашей стороны для таких поставок потребуются определенные, но небольшие инвестиции. Пока мы ведем с корпорацией переговоры, пытаемся понять, готовы ли они к заключению долгих контрактов. Мы готовы доочищать наши оксиды, но нам нужна гарантия более долгосрочного сотрудничества. Но сегодня горизонт планирования у производителей титана из-за волатильности рынка, пандемии COVID-19 серьезно сократился.

- Компания сегодня рассматривает расширение производства или диверсификацию ванадиевого бизнеса за счет M&A сделок?

- Если мы увидим, что есть какая-то правильная синергия, то мы купим. Пока в нашей производственной цепочке всего достаточно. На мой взгляд, идеальная структура - это переработка всего шлака на своих активах, здесь ничего исправлять не надо. Мне кажется, толчком для таких решений должен стать, скорее всего, рынок, а не актив.

Я не исключаю, что лет через семь, если мы увидим, что мировой спрос продолжает нарастать какими-то стабильными темпами, а у нас не хватает мощностей, то сможем посмотреть на какие-то внутренние проекты или M&A сделки. Но, наверное, мы еще не там.

Интервью

Глава "Объединенных Пивоварен": резервные мощности дают возможность стать самой быстрорастущей компанией на рынке
СЕО "Северстали": мы должны быть уверены, что денежный поток способен выдержать все наши проекты и планы
Антон Котяков: при текущей потребности в кадрах искусственный интеллект только в помощь
Акционер "Новосталь-М": рынок РФ вытаскивает нас по рентабельности, прибыль от экспорта утекает в пошлину
Глава Росагролизинга: беспилотная история в АПК развивается, но без человека пока тяжело
Глава группы Полипластик: сейчас лучший момент для "большого полимерного трубного скачка"
Ольга Любимова: у нас нет необходимости вводить дополнительные меры для борьбы с пиратским показом фильмов
Игорь Краснов: работа прокуроров позволила направить активы изъятых предприятий на службу интересам России
Президент Segezha: точно вернемся к дивидендам при цене в 2500 юаней/куб.м за пиломатериалы в КНР
Михаил Мурашко: Цены на жизненно необходимые лекарства в России увеличились более чем на 3% в 2024 г.