ХроникаНовый коронавирус в КитаеОбновлено в 13:18

Заявление ЦБ: Регулятор, созерцающий свое творение

Заявление ЦБ: Регулятор, созерцающий свое творение
Председатель Центрального банка РФ Эльвира Набиуллина
Фото: Гавриил Григоров/ТАСС

Москва. 13 декабря. INTERFAX.RU - Пятое подряд заседание совета директоров Банка России по денежно-кредитной политике закончилось снижением ключевой ставки. Но теперь цикл смягчения денежно-кредитной политики (ДКП), очевидно, близок к тому, чтобы встать на паузу. ЦБ, словно художник с кистью и палитрой в руках, делает несколько шагов назад, чтобы получше разглядеть плод своих трудов.

Созерцание может оказаться неспешным: ЦБ в заявлении оговорил себе полгода, в течение которых он может думать о снижении ставки, но на словах не исключил даже более длительную паузу.

Словно улавливая легкое недовольство рынка своей коммуникацией, ЦБ в этот раз сигнал на будущее сопроводил непривычно развернутым комментарием. И хотя Эльвира Набиуллина на пресс-конференции отказалась поддержать игру "угадай, какая птица", суть нового сигнала заметно менее голубиная, чем предыдущего.

Сеанс коммуникации с последующим разъяснением

Совет директоров Банка России 13 декабря решил снизить ключевую ставку на 25 базисных пунктов (б.п.) - с 6,5% до 6,25% годовых. Это пятое снижение за нынешний цикл смягчения денежно-кредитной политики, к которому ЦБ перешел после того, как инфляционные риски из-за повышения НДС и других факторов не реализовались в полной мере. Первое снижение ЦБ предпринял в июне, следующее - в июле, третье - в сентябре, четвертое - в октябре. Все предыдущие шаги были по 25 б.п., кроме октябрьского, когда ЦБ снизил ставку сразу на 50 пунктов впервые с декабря 2017 года.

Большинство аналитиков перед заседанием 13 декабря ожидали снижения ставки на 25 пунктов, но мнение было не единодушным: ряд участников рынка допускали паузу в смягчении политики.

ЦБ перед заседанием не давал рынку новых сигналов, по сути, повторив октябрьский. "На последнем заседании совета директоров мы говорили о том, что есть некоторый потенциал, но целесообразность дальнейшего понижения ставки мы будем оценивать, исходя из того, какие данные будут поступать, будем уточнять наши прогнозы по развитию экономики, по инфляции, смотреть на инфляционные ожидания и, исходя из этого, принимать решения", - напоминала Набиуллина в телеинтервью в начале декабря.

Прошлое заседание совета директоров было не опорным, однако в качестве исключения из правила ЦБ решил опубликовать обновленный макропрогноз. Это было связано с тем, что на фоне дезинфляционных тенденций последних месяцев действовавший на тот момент прогноз ЦБ по инфляции на год - 4-4,5% - стал уже очевидно не актуальным. В октябре ЦБ дал новый прогноз - 3,2-3,7%, а сейчас снизил его вновь. Теперь нижняя граница стала верхней, а нижняя ушла под планку в 3% (2,9-3,2%).

В прошлый раз, снизив ставку сразу на 50 б.п., ЦБ оставил неизменной формулировку сигнала на будущее: "При развитии ситуации в соответствии с базовым прогнозом Банк России будет оценивать целесообразность дальнейшего снижения ключевой ставки на одном из ближайших заседаний совета директоров". В глоссарии ЦБ "одно из ближайших заседаний" подразумевает одно из трех заседаний (применительно к декабрю, например, это означало бы заседания в феврале, марте и апреле 2020 года).

Новый сигнал, сохраняя тезис о возможном снижении, стал более "ястребиным" по времени: фактически он не исключает паузу длиной вплоть до полугода, до опорного заседания 19 июня.

"При развитии ситуации в соответствии с базовым прогнозом Банк России будет оценивать целесообразность дальнейшего снижения ключевой ставки в первом полугодии 2020 года. Банк России будет принимать решения по ключевой ставке с учетом фактической и ожидаемой динамики инфляции относительно цели развития экономики на прогнозном горизонте, а также оценивая риски со стороны внутренних и внешних условий и реакции на них финансовых рынков", - сообщил ЦБ.

Набиуллина традиционное для опорных заседаний заявление завершила нетрадиционным разъяснением.

"И в завершение хотелось бы еще раз вернуться к сигналу о наших будущих действиях. Мы сегодня сказали, что будем оценивать целесообразность дальнейшего снижения ключевой ставки в течение I полугодия 2020 года. Учитывая, что в предыдущие два раза после похожего сигнала мы снижали ключевую ставку уже на следующем заседании - и в октябре, и сегодня, - предвосхищая уточняющие вопросы, отмечу. Эта формулировка означает, что мы по-прежнему видим пространство для некоторого снижения ключевой ставки, но и в феврале, и на последующих заседаниях мы в очередной раз будем всесторонне оценивать оправданность и своевременность такого шага исходя из всего комплекса новых данных, которые к тому времени получим. Наш сигнал не предполагает неизбежности снижения ставки ни в феврале, ни даже в первом полугодии. Дальнейшее снижение ставки станет возможным лишь в том случае, если наш анализ подтвердит, что это необходимо для возвращения инфляции к цели Банка России вблизи 4%", - сказала глава ЦБ.

Этот месседж был дополнительно усилен во время сессии вопросов-ответов. "В очередной раз подчеркну: воздействие мер денежно-кредитной политики на экономику и инфляцию происходит постепенно. Накопленный эффект уже принятых решений по ключевой ставке будет проявляться в течение всего 2020 года. Поэтому может потребоваться время для оценки целесообразности дальнейшего снижения ключевой ставки", - заявила Набиуллина.

"Кумулятивный эффект от пяти снижений ключевой ставки будет растянутым во времени, и потребуется время, чтобы его оценить", - сказала она.

Впрочем, попытку добиться от ЦБ еще большей откровенности и выяснить "план по ставке" на конец 2020 года Набиуллина отвергла.

"Сейчас мы можем сказать еще раз о том, что мы видим потенциал снижения, пространство для снижения есть. Мы нижней границы нейтрального диапазона (6-7%) еще не достигли. Поэтому потенциал есть, а когда он будет использован, действительно будет зависеть от тех факторов, о которых я сказала, от тех данных, которые поступают, от оценки нами эффектов, которые мы пока не можем оценить в силу отсутствия этих данных. Если это временные факторы были дезинфляционные в значительной мере, которые обусловили снижение инфляции ниже таргета, и эти временные факторы перестанут действовать, то, соответственно, и реакция денежно-кредитной политики будет меньше. Нам нужно действительно оценить эти факторы. Но еще раз, пространство при этом мы видим для снижения. Когда оно будет использовано? Экономика развивается и жизнь развивается, мы будем ее оценивать. Мы поэтому встречаемся так часто на совете директоров и уточняем наши оценки", - сказала Набиуллина.

Бюджетный риск почти не виден

ЦБ, видевший угрозу для инфляции со стороны бюджетной политики, долго не решался резко снижать прогноз по инфляции на 2019 год. Правда, в начале 2019 года оценка рисков, связанных с бюджетными расходами, у ЦБ не вызывала беспокойства. Впервые в качестве потенциального проинфляционного риска регулятор указал этот фактор в июне, сопроводив такой формулировкой: "На среднесрочную динамику инфляции могут оказать влияние параметры бюджетной политики, в том числе решения об использовании ликвидной части Фонда национального благосостояния сверх порогового уровня в 7% ВВП".

В июле ЦБ добавил, что бюджетная политика может оказать значимое влияние на динамику инфляции не только на среднесрочном, но и на краткосрочном горизонте. Банк России тогда ожидал, что догоняющий рост бюджетных расходов во втором полугодии текущего года может иметь проинфляционный эффект в конце 2019 - начале 2020 года. В дополнение к этому повышательное давление на инфляцию могли оказать возможные решения об использовании средств ФНБ, считал тогда ЦБ.

Однако в сентябре и октябре, когда уже было очевидно, что резкого одномоментного роста бюджетных расходов до конца текущего года не произойдет, ЦБ смягчил оценку риска со стороны этого фактора, вняв заверениям Минфина, что траты будут постепенными.

Теперь Банк России считает, что "проинфляционные риски со стороны роста бюджетных расходов в 2020 году остаются невысокими ввиду того, что увеличение расходов, вероятно, будет иметь распределенный во времени характер".

В дальнейшем ЦБ вообще может перестать упоминать этот риск в качестве проинфляционного, отметила Набиуллина. "Сейчас мы уже убеждаемся в том, что это (доисполнение бюджетных расходов - ИФ), скорее всего, будет распределено во времени. Рисков не видим. Наверно, если дополнительных рисков не возникнет, будем думать, отражать ли и дальше эту тему в пресс-релизах", - сказала глава ЦБ.

Банк России по-прежнему придерживается мнения, что на среднесрочную динамику инфляции могут оказать влияние параметры бюджетной политики в части решения об инвестировании средств ФНБ, но серьезных рисков и здесь не видит. "Мы, действительно, выражали некоторую даже тревогу о неопределенности использования средств ФНБ, когда он достигает определенного уровня, но то, что сейчас предложено в качестве решения, что эта сумма в пределах 1 трлн рублей на три года, если это будет равномерное использование этих средств, мы не видим никаких больших макроэкономических последствий", - сказала председатель ЦБ.

Прокомментировала Набиуллина и идею Минфина о "взаимозачете" инвестиций из ФНБ и отложенных из-за прошлогодней паузы длиной в несколько месяцев покупок валюты в рамках бюджетного правила. "Действительно, обсуждается вопрос о том, как, в том числе, использование средств ФНБ свыше 7% ВВП будет происходить, потому что в это время Минфин будет осуществлять продажу валюты. Мы обсуждали этот вопрос, но, на наш, взгляд какой-то автоматический "неттинг" или взаимозачет наших отложенных покупок с такими расходами Минфина вряд ли возможен. Потому что наши отложенные покупки абсолютно равномерны, мы объявили их временной горизонт, расходы Минфина, скорее всего, не будут такими равномерными, и нам пока непонятен временной горизонт. Поэтому говорить о том, что здесь будет какой-то механизм "неттинга", на наш взгляд, вряд ли это возможно", - сказала она.

Волатильные прогнозы

"Декабрьское решение ЦБ снизить ставку до 6,25% должно улучшить статистику правильно предсказанных аналитиками решений, ведь такого исхода ждало преобладающее большинство экономистов", - отметил главный экономист РФПИ Дмитрий Полевой в своем комментарии по итогам заседании совета директоров ЦБ.

По мнению начальника отдела Промсвязьбанка по анализу банковского и финансового рынков Ильи Ильина, учитывая наблюдаемую с последнего заседания совета директоров динамику замедления цен и снижение инфляционных рисков, решение было ожидаемым.

Экспертов беспокоит частый пересмотр регулятором прогноза по инфляции.

"Мы считаем, что расхождение между прогнозом и текущей инфляцией играло главную роль в принятии предыдущих и текущего решения о снижении ставки - хотя еще в I квартале 2019 года ЦБ ожидал, что инфляция в этом году достигнет 5,0-5,5%, позже регулятор несколько раз понизил прогноз по инфляции; в октябре он определил прогнозный диапазон по инфляции на уровне 3,2-3,7%, но теперь понизил его еще раз до 2,9%-3,2%", - говорится в обзоре Наталии Орловой из Альфа-банка. При этом, как отметил стратег Sberbank Investment Research по рынкам валют и процентных ставок Николай Минко, ЦБ так и не смог объяснить в своем коммюнике, что должно разогнать инфляцию с текущих низких уровней. "ЦБ, признав, что инфляция вновь отклоняется от его предыдущего прогноза на декабрь, сделанного меньше двух месяцев назад, предоставил новый прогноз - 2,9-3,2%", - отметил он.

Орлова обратила внимание на то, что прогноз ЦБ по инфляции на 2020 год не изменился с октября и составляет 3,5-4,0%. А, по мнению экономистов Citi по РФ Ивана Чакарова и Артема Заигрина, возможно, ЦБ РФ не стал менять свой прогноз по инфляции на конец 2020 года, так как ожидает повышения инфляционных рисков в среднесрочной перспективе.

"ЦБ указал на факторы, которые в среднесрочной перспективе могут разогнать инфляцию, в основном они связаны с ожиданиями более высоких бюджетных расходов в 2020 году, снижением урожая и ростом глобальной волатильности, влияющей на финансовые и инфляционные ожидания. Возможно, именно поэтому регулятор не стал менять свой прогноз по инфляции на конец 2020 года", - говорится в обзоре Citi.

"Кажется, что все равно ЦБ по-прежнему недооценивает степень замедления инфляции", - сказала аналитик корпорации "Уралсиб" Ирина Лебедева.

Беспокойный голубь

Тональность пресс-релиза ЦБ и выступления Набиуллиной на пресс-конференции экономисты определили как несколько более жесткую, чем в октябре, но все же достаточно мягкую или нейтральную.

По мнению Минко, ЦБ вновь начал беспокоиться по поводу инвестирования ФНБ, при этом бюджетные расходы все еще не являются, по мнению регулятора, проинфляционным риском. В то же время инфляционные ожидания населения вновь вызывают опасения у ЦБ, отметил он.

"ЦБ не исключает, что уже сделанное снижение ставки может "оказать более существенное повышательное влияние на инфляцию, чем оценивает Банк России". Кроме того, ЦБ продолжает беспокоиться по поводу возможного замедления темпов роста мировой экономики, хотя последние комментарии представителей ЦБ предполагали, что внешние риски для роста выглядят менее остро сейчас, чем даже в октябре", - пишет стратег Sberbank Investment Research.

Как говорится в обзоре экономиста Morgan Stanley по РФ Алины Слюсарчук, ЦБ сохранил тенденцию к смягчению ДКП, но увеличил диапазон принятия решения. "Пресс-конференция была еще более осторожной в отношении сроков следующего понижения. Председатель Банка России Эльвира Набиуллина сказала, что ЦБ может понадобиться время, чтобы оценить необходимость следующего смягчения. Во-первых, может произойти разворот тенденций на рынке продовольствия. Во-вторых, кумулятивный эффект от снижений ставки в 2019 году в общей сложности на 150 б.п., может оказаться сильнее, чем его оценивает ЦБ. Таким образом, мы считаем, что ЦБ дал сигнал о паузе перед следующим (мы считаем окончательным) сокращением ставки", - говорится в обзоре Morgan Stanley.

Экономист Barclays по РФ Лиза Ермоленко отметила, что ЦБ сохранив "голубиную" тональность заявления, дал мало информации о размере снижения и временных рамках текущего цикла смягчения.

"Говоря о бюджетной политике, регулятор отметил, что "во втором полугодии 2019 года поддержку экономическому росту начала оказывать бюджетная политика", в то время как в октябрьском заявлении была фраза "с начала 2019 года бюджетная политика оказала сдерживающее влияние на динамику экономической активности", - говорится в отчете Barclays.

Инфляция - лучший сигнал

По мнению Орловой, главный вывод из действий регулятора за последний год заключается в том, что динамика текущей инфляции является гораздо более четким ориентиром для прогнозирования его действий, чем казалось изначально. "Поэтому хотя многие факторы говорят против дополнительного снижения ставки, сохраняющееся замедление текущей инфляции может заставить ЦБ продолжить двигать ставку вниз", - считает экономист Альфа-банка.

Поскольку, по прогнозу Орловой, годовая инфляция в РФ замедлится до 2,5-2,6% в I квартале 2020 года, эксперт не исключает еще двух понижений ставки (на 25 б.п. каждое) к апрелю 2020 года - до 5,75%. "В то же время подобный подход может вызвать необходимость более быстрой коррекции монетарной политики в момент, когда инфляция начнет возвращаться к уровню 4%. Мы также опасаемся возможного ужесточения риторики в глобальной монетарной политике в 2020 году, что может усилить давление на ЦБ", - говорится в обзоре Альфа-банка.

Между тем, по словам экономиста Райффайзенбанка Станислава Мурашова, несмотря на то, что напрямую регулятор нигде об этом не упоминает, одним из факторов, который влияет на его решение по ключевой ставке, является денежно-кредитная политика ФРС США. "Поэтому в 2020 году, как и в 2019 году, многое будет зависеть от действий ФРС", - сказал Мурашов.

"Сигнал совета директоров остался неизменным: главный фактор - это данные по инфляции. Таким образом, логика решений в следующем году останется прежней: если темпы роста цен останутся пониженными, то Банк России будет и дальше снижать ключевую ставку. На наш взгляд к концу первого полугодия она может составить 5,75-6,0%, а в дальнейшем закрепиться около 5,5%, нашей оценки равновесного уровня. Влияние потребительского спроса на инфляцию будет задавать пределы для снижения ключевой ставки в следующем году", - пишет главный экономист "ВТБ Капитала" по РФ Александр Исаков.

Кроме того, в интервью "Интерфаксу" он отметил заявление Набиуллиной о том, что механизм автоматического взаимозачета отложенных покупок валюты ЦБ и инвестиций ФНБ вряд ли возможен и пока нет определенного решения: это, по мнению аналитика, может стать фактором неопределенности в начале следующего года. "Мне кажется, что это может стать важным фактором для решений ЦБ в начале следующего года", - сказал Исаков.

Делайте ставки, господа

ЦБ явно перешел в режим "делай-наблюдай-делай", хотя в рамках его базового прогноза (инфляция 2,5-3,5% и рост ВВП около 2% в 2020 году) он по-прежнему видит потенциал снижения ставки до 6% в I квартале 2020 года, когда инфляция опустится до 2,5%, отмечает Полевой из РФПИ. "Дополнительную роль может сыграть и фактор сильного рубля, ведь он смещает инфляцию еще ниже 4% и может сдерживать несырьевой экспорт. Нельзя говорить, что крепкий рубль явно беспокоит ЦБ, но эти эффекты также могут косвенно влиять на процесс принятия решений по ставке, особенно когда внешний спрос остается слабым", - подчеркивает экономист.

Полевой не уверен в готовности ЦБ уйти ниже 6% в 2020 году, учитывая большое число внешних и внутренних переменных. "Текущие ожидания по ВВП и инфляции вряд ли способны вызвать существенный пересмотр параметров политики, поэтому более значительные изменения ставки будут возможны лишь в случае корректировки регулятором оценки "нейтральной" ставки (на данный момент 6-7%) и/или понижения цели по инфляции с текущих 4%. Но вряд ли все это случится в обозримом будущем", - полагает он.

Мурашов из Райффайзенбанка также считает, что снижение ставки до 5,5% или тем более до 5% в следующем году маловероятно.

"Мы полагаем, что следующее снижение ключевой ставки до 6% вполне вероятно (и скорее всего оно произойдет в начале 2020 года с учетом траектории инфляции)" - пишет главный экономист Дмитрий Долгин. Однако, по его мнению, дальнейшее снижение ставки ниже 6% не гарантировано. Чтобы это все-таки произошло, считает Долгин, необходимо отсутствие ухудшения внешних условий, роста давления на внешнюю политику России, а также наверстывания в осуществлении бюджетных расходов.

Экономисты Citi по РФ полагают, что условия для понижения ключевой ставки ниже 6% еще не созрели.

"На наш взгляд, ЦБ посылает сообщение о готовности снизить ставку еще немного, однако нам кажется, что ставка вряд ли окажется ниже нейтрального диапазона 6-7% в 2020 году", - пишут Чакаров и Заигрин.

"Мы прогнозируем еще одно понижение ставки на 25 б.п. в 2020 году, но теперь ожидаем его на опорном заседании в апреле, хотя есть вероятность, что это может произойти позднее. Достигнув нижней границы нейтрального диапазона в 6%, регулятор может сохранить этот уровень до конца 2020 года", - считает экономист Morgan Stanley по РФ.

В то же время, по мнению Николая Минко, в связи с тем, что ЦБ РФ пока не понимает до конца, в чем причина столь сильного отклонения фактической инфляции от прогнозов, которые регулятор давал в 2019 году, цель 3,5-4,0% в 2020 году выглядит все менее достижимой. "Мы ожидаем, что инфляция останется на уровне 3,0% по итогам 2020 года, а ставка будет снижена до 5,5%", - пишет он.

Ермоленко из Barclays тоже ожидает снижения ключевой ставки до 5,50% к середине 2020 года (ранее эксперт ожидала достижения этой отметки к первому кварталу 2020 года).

По оценке Сергея Коныгина из Газпромбанка, ЦБ РФ в 2020 году понизит ключевую ставку до 5,5%, при этом наиболее активно смягчение ДКП будет проходить во второй половине следующего года. "Мы по-прежнему видим возможность более активного снижения ставки во II полугодии из-за пересмотра нейтрального диапазона. Мы сохраняем наш прогноз по ключевой ставке на конец 2020 года в 5,5%", - говорится в обзоре Газпромбанка.

По прогнозу Исакова из "ВТБ Капитала", к концу первого полугодия ключевая ставка может составить 5,75-6%, а в дальнейшем закрепиться около 5,5%. Орлова из Альфа-банка не исключает еще двух понижений ставки (на 25 б.п. каждое) к апрелю 2020 года до 5,75%.

Заявление от 13 декабря

Совет директоров Банка России 13 декабря 2019 года принял решение снизить ключевую ставку на 25 б.п., до 6,25% годовых. Замедление инфляции происходит быстрее, чем прогнозировалось. Инфляционные ожидания населения продолжают снижаться. Ценовые ожидания предприятий в целом не изменились. Темпы роста российской экономики в III квартале повысились, однако пока сложно оценить их устойчивость. Сохраняются риски существенного замедления мировой экономики. На краткосрочном горизонте дезинфляционные риски по-прежнему преобладают над проинфляционными. С учетом проводимой денежно-кредитной политики годовая инфляция составит 3,5-4,0% по итогам 2020 года и останется вблизи 4% в дальнейшем.

При развитии ситуации в соответствии с базовым прогнозом Банк России будет оценивать целесообразность дальнейшего снижения ключевой ставки в первом полугодии 2020 года. Банк России будет принимать решения по ключевой ставке с учетом фактической и ожидаемой динамики инфляции относительно цели, развития экономики на прогнозном горизонте, а также оценивая риски со стороны внутренних и внешних условий и реакции на них финансовых рынков.

Динамика инфляции. Замедление инфляции происходит быстрее, чем прогнозировалось. Годовой темп прироста потребительских цен в ноябре снизился до 3,5% (с 3,8% в октябре 2019 года) и, по оценкам на 9 декабря, составил около 3,4%. Годовая базовая инфляция по итогам ноября также снизилась до 3,5% после 3,7% в октябре. Показатели инфляции, отражающие наиболее устойчивые процессы ценовой динамики, по оценкам Банка России, находятся вблизи или ниже 4%. По итогам 2019 года Банк России прогнозирует инфляцию в интервале 2,9-3,2%.

В ноябре дезинфляционные факторы продолжили оказывать существенное влияние на инфляцию. Годовые темпы роста цен на продовольственные и непродовольственные товары продолжали снижаться. В части разовых факторов высокий урожай и расширение предложения на отдельных продовольственных рынках способствуют сохранению низких темпов роста цен на продовольствие с учетом сезонности. Произошедшее с начала года укрепление рубля, наряду с замедлением инфляции в странах - торговых партнерах, ограничивает рост цен на импортируемые товары. Сохраняется влияние на инфляцию сдержанного спроса, в том числе внешнего. В то же время ускорение инфляции в рыночном сегменте сферы услуг, которое произошло в ноябре, может быть одним из признаков оживления потребительского спроса.

В ноябре инфляционные ожидания населения продолжили снижаться, при этом оставаясь на повышенном уровне. Ценовые ожидания предприятий в целом не изменились. Замедление годовой инфляции создает условия для снижения инфляционных ожиданий населения и бизнеса в будущем.

По прогнозу Банка России, с учетом проводимой денежно-кредитной политики годовая инфляция составит 3,5-4,0% по итогам 2020 года и останется вблизи 4% в дальнейшем. При этом годовая инфляция сложится ниже 3% в I квартале 2020 года, когда эффект повышения НДС выйдет из ее расчета.

Денежно-кредитные условия. С момента предыдущего заседания совета директоров Банка России денежно-кредитные условия продолжили смягчаться. Снижались доходности ОФЗ и депозитно-кредитные ставки. Принятые Банком России решения о снижении ключевой ставки и снижение доходностей ОФЗ создают условия для дальнейшего снижения депозитно-кредитных ставок, что поддержит рост корпоративного и ипотечного кредитования. Банк России будет оценивать влияние уже принятых решений по ключевой ставке на денежно-кредитные условия и динамику инфляции.

Экономическая активность. Темп прироста ВВП по итогам 2019 года может сложиться ближе к верхней границе диапазона прогноза Банка России - 0,8-1,3%. Это в первую очередь связано с более высоким, чем ожидалось, годовым темпом прироста ВВП в III квартале. Однако устойчивость таких темпов экономического роста пока сложно оценить.

В III-IV кварталах наметилось некоторое улучшение динамики внутреннего спроса. Так, несколько возросла инвестиционная активность, в том числе в связи с увеличением капитальных расходов бюджета. В октябре увеличился годовой темп прироста оборота розничной торговли. Продолжился годовой рост промышленного производства. Однако опережающие индикаторы указывают на сохранение слабых деловых настроений в промышленности, особенно в части экспортных заказов. Сдерживающее влияние на динамику экономической активности продолжает оказывать снижение внешнего спроса на товары российского экспорта в условиях замедления роста мировой экономики.

Рынок труда не создает избыточного инфляционного давления. Безработица вблизи исторически низких уровней обусловлена не расширением спроса на труд, а одновременным сокращением численности занятых и трудоспособного населения.

Во втором полугодии 2019 года поддержку экономическому росту начала оказывать бюджетная политика, что в том числе связано с реализацией запланированных правительством национальных проектов. В дальнейшем увеличение государственных расходов, в том числе инвестиционных, будет вносить вклад в экономический рост.

Прогноз роста ВВП в 2020-2022 годах сохранен Банком России без изменений. Темп прироста ВВП будет постепенно увеличиваться с 0,8-1,3% в 2019 году до 2-3% в 2022 году. Это возможно по мере реализации комплекса мер правительства по преодолению структурных ограничений, в том числе реализации национальных проектов. При этом ожидаемые на прогнозном горизонте пониженные темпы роста мировой экономики продолжат оказывать сдерживающее влияние на рост российской экономики.

Инфляционные риски. На краткосрочном горизонте дезинфляционные риски по-прежнему преобладают над проинфляционными. Это прежде всего связано с состоянием внутреннего и внешнего спроса. Сохраняются дезинфляционные риски со стороны динамики цен на отдельные продовольственные товары, в том числе за счет роста предложения сельскохозяйственной продукции.

Вместе с тем необходимо учитывать действие проинфляционных факторов. Не исключены риски разворота тенденций на рынке продовольствия, учитывая, что соотношение временных и постоянных факторов на этом рынке сложно оценить. Наряду с этим, реализованное смягчение денежно-кредитной политики может оказать более существенное повышательное влияние на инфляцию, чем оценивает Банк России. В случае более значительного снижения темпов роста мировой экономики, в том числе под влиянием ужесточения международных торговых ограничений, иных геополитических факторов, может происходить усиление волатильности на мировых товарных и финансовых рынках, оказывая влияние на курсовые и инфляционные ожидания. При этом проинфляционные риски со стороны роста бюджетных расходов в 2020 году остаются невысокими ввиду того, что увеличение расходов, вероятно, будет иметь распределенный во времени характер.

На более длинном горизонте сохраняются проинфляционные риски со стороны ряда внутренних условий. Значимым риском остаются повышенные и незаякоренные инфляционные ожидания. На среднесрочную динамику инфляции также могут оказать влияние параметры бюджетной политики, в том числе решения об инвестировании ликвидной части Фонда национального благосостояния сверх порогового уровня в 7% ВВП.

Оценка Банком России рисков, связанных с динамикой заработных плат и возможными изменениями в потребительском поведении, существенно не изменилась. Эти риски остаются умеренными.

При развитии ситуации в соответствии с базовым прогнозом Банк России будет оценивать целесообразность дальнейшего снижения ключевой ставки в первом полугодии 2020 года. Банк России будет принимать решения по ключевой ставке с учетом фактической и ожидаемой динамики инфляции относительно цели, развития экономики на прогнозном горизонте, а также оценивая риски со стороны внутренних и внешних условий и реакции на них финансовых рынков.

По итогам заседания совета директоров по ключевой ставке 13 декабря 2019 года Банк России опубликовал среднесрочный прогноз.

Следующее заседание совета директоров Банка России, на котором будет рассматриваться вопрос об уровне ключевой ставки, запланировано на 7 февраля 2020 года. Время публикации пресс-релиза о решении совета директоров Банка России и среднесрочного прогноза - 13:30 по московскому времени.

Заявление от 25 октября

Совет директоров Банка России 25 октября 2019 года принял решение снизить ключевую ставку на 50 б.п., до 6,50% годовых. Замедление инфляции происходит быстрее, чем прогнозировалось. Инфляционные ожидания продолжают снижаться. Темпы роста российской экономики по-прежнему остаются сдержанными. Сохраняются риски существенного замедления мировой экономики. На краткосрочном горизонте дезинфляционные риски преобладают над проинфляционными. В этих условиях Банк России снизил прогноз годовой инфляции по итогам 2019 года с 4,0-4,5 до 3,2-3,7%. С учетом проводимой денежно-кредитной политики годовая инфляция составит 3,5-4,0% по итогам 2020 года и останется вблизи 4% в дальнейшем.

При развитии ситуации в соответствии с базовым прогнозом Банк России будет оценивать целесообразность дальнейшего снижения ключевой ставки на одном из ближайших заседаний совета директоров. Банк России будет принимать решения по ключевой ставке с учетом фактической и ожидаемой динамики инфляции относительно цели, развития экономики на прогнозном горизонте, а также оценивая риски со стороны внутренних и внешних условий и реакции на них финансовых рынков.

Динамика инфляции. Замедление инфляции происходит быстрее, чем прогнозировалось. Годовой темп прироста потребительских цен в сентябре снизился до 4,0% (с 4,3% в августе 2019 года) и, по оценкам на 21 октября, составил около 3,8%. Годовая базовая инфляция по итогам сентября также снизилась до 4,0% после 4,3% в августе. Показатели инфляции, отражающие наиболее устойчивые процессы ценовой динамики, по оценкам Банка России, находятся вблизи или ниже 4%.

В сентябре-октябре дезинфляционные факторы оказали более существенное влияние на замедление темпов роста цен, чем оценивалось ранее. При этом проинфляционные риски со стороны внешних условий не реализовались. В части разовых факторов в условиях высокого урожая и расширения предложения на отдельных продовольственных рынках темпы роста цен на продовольствие с учетом сезонности оставались низкими. Произошедшее с начала года укрепление рубля, наряду с замедлением инфляции в странах-торговых партнерах, ограничивает рост цен на импортируемые товары. Вместе с тем все более выраженным становится воздействие на инфляцию сдержанного спроса. Определенный вклад в динамику внутреннего спроса вносит сохраняющееся отставание в финансировании бюджетных расходов, включая расходы на национальные проекты, от ранее заявленных планов.

В сентябре-октябре инфляционные ожидания населения продолжили снижаться, при этом оставаясь на повышенном уровне. Ценовые ожидания предприятий несколько снизились. Замедление годовой инфляции создает условия для снижения инфляционных ожиданий населения и бизнеса в будущем.

Банк России снизил прогноз годовой инфляции по итогам 2019 года с 4,0-4,5 до 3,2-3,7%. При этом годовая инфляция сложится несколько ниже 3% в I квартале 2020 года, когда эффект повышения НДС выйдет из ее расчета. По итогам 2020 года с учетом проводимой денежно-кредитной политики годовая инфляция составит 3,5-4,0% и останется вблизи 4% в дальнейшем.

Денежно-кредитные условия. С момента предыдущего заседания совета директоров Банка России денежно-кредитные условия продолжили смягчаться. Этому в том числе способствовало изменение ожиданий участников финансового рынка относительно траектории ключевой ставки Банка России. Продолжилось снижение доходностей ОФЗ и депозитно-кредитных ставок. Принятые Банком России решения о снижении ключевой ставки и снижение доходностей ОФЗ создают условия для дальнейшего снижения депозитно-кредитных ставок.

Продолжается рост кредитования реального сектора на фоне смягчения денежно-кредитных условий. При этом с июня годовой темп прироста кредитов физическим лицам замедляется после заметного увеличения в 2018-начале 2019 года.

Экономическая активность. Темпы роста российской экономики по-прежнему остаются сдержанными. В этих условиях Банк России сохраняет прогноз темпа прироста ВВП в 2019 году в интервале 0,8-1,3%. При этом оперативные данные указывают на вероятное ускорение роста российской экономики в III квартале, отчасти связанное с временными факторами.

Сдерживающее влияние на динамику экономической активности продолжает оказывать снижение внешнего спроса на товары российского экспорта в условиях происходящего замедления мировой экономики, а также слабая динамика инвестиционной активности, в том числе в части государственных инвестиционных расходов. В августе-сентябре продолжился годовой рост промышленного производства, однако опережающие индикаторы указывают на ухудшение деловых настроений в промышленности, особенно в части экспортных заказов. Рост показателя реальных располагаемых доходов населения пока не отразился на динамике оборота розничной торговли. Рынок труда не создает избыточного инфляционного давления. Безработица вблизи исторически низких уровней обусловлена не расширением спроса на труд, а одновременным сокращением численности занятых и трудоспособного населения.

С начала 2019 года бюджетная политика оказала сдерживающее влияние на динамику экономической активности. Это отчасти связано с более медленной, чем ожидалось, реализацией запланированных правительством национальных проектов. В дальнейшем увеличение государственных расходов, в том числе инвестиционных, и их влияние на экономический рост будут иметь более распределенный во времени характер.

Прогноз роста ВВП в 2019-2022 годах сохранен Банком России без изменений. Темп прироста ВВП будет постепенно увеличиваться с 0,8-1,3% в 2019 году до 2-3% в 2022 году. Это возможно по мере реализации комплекса мер правительства по преодолению структурных ограничений, в том числе реализации национальных проектов. При этом ожидаемое на прогнозном горизонте замедление мировой экономики продолжит оказывать сдерживающее влияние на рост российской экономики.

Инфляционные риски. На краткосрочном горизонте дезинфляционные риски преобладают над проинфляционными. Это прежде всего связано со слабой динамикой внутреннего и внешнего спроса. Сохраняются дезинфляционные риски со стороны динамики цен на отдельные продовольственные товары, в том числе за счет роста предложения сельскохозяйственной продукции. Проинфляционные риски со стороны роста бюджетных расходов во второй половине 2019-начале 2020 года остаются невысокими ввиду того, что увеличение расходов, вероятно, будет иметь более распределенный во времени характер. Вместе с тем в случае более значительного снижения темпов роста мировой экономики, в том числе под влиянием ужесточения международных торговых ограничений, иных геополитических факторов, может происходить усиление волатильности на мировых товарных и финансовых рынках, оказывая влияние на курсовые и инфляционные ожидания.

На более длинном горизонте сохраняются проинфляционные риски со стороны ряда внутренних условий. Значимым риском остаются повышенные и незаякоренные инфляционные ожидания. На среднесрочную динамику инфляции также могут оказать влияние параметры бюджетной политики, в том числе решения об инвестировании ликвидной части Фонда национального благосостояния сверх порогового уровня в 7% ВВП.

Оценка Банком России рисков, связанных с динамикой заработных плат и возможными изменениями в потребительском поведении, существенно не изменилась. Эти риски остаются умеренными.

При развитии ситуации в соответствии с базовым прогнозом Банк России будет оценивать целесообразность дальнейшего снижения ключевой ставки на одном из ближайших заседаний совета директоров. Банк России будет принимать решения по ключевой ставке с учетом фактической и ожидаемой динамики инфляции относительно цели, развития экономики на прогнозном горизонте, а также оценивая риски со стороны внутренних и внешних условий и реакции на них финансовых рынков.

Новости

Подписка
Хочу получать новости:
Введите код с картинки:
Обновить код
(function(w, n) { w[n] = w[n] || []; w[n].push([{ ownerId: 173858, containerId: 'adfox_151179074300466320', params: { p1: 'byuef', p2: 'emwl', puid1: '', puid2: '', puid3: '' } }, ['tablet', 'phone'], { tabletWidth: 1023, phoneWidth: 639, isAutoReloads: false }]); })(window, 'adfoxAsyncParamsAdaptive');