ХроникаПандемия коронавирусаОбновлено в 07:50Заразились
на 02.03
В России 4 268 215+10 565В мире 114 442 646+374 667

Глава Центра Североамериканских исследований ИМЭМО РАН: ситуация в США указывает на предел возможностей двухпартийности

Виктория Журавлева рассказала о перспективах преодоления раскола в обществе США

Москва. 24 января. INTERFAX.RU - В своей инаугурационной речи президент США Джордж Байден обещал быть президентом для всех: как своих сторонников, так и противников. Он обещал сделать страну единой. Достижима ли эта цель, учитывая политический раскол в стране? Об этом наш специальный корреспондент Вячеслав Терехов побеседовал с Викторией Журавлевой - руководителем Центра Североамериканских исследований ИМЭМО РАН имени Примакова.

Пазл для президента – собрать страну!

- Сейчас считается, что главная задача Байдена - "собрать" страну, то есть сблизить позиции двух партий. Выполнима ли эта задача, если нет ни одного пункта, по которому у них есть согласие?

- Действительно в своей инаугурационной речи, также как ранее в предвыборных речах, Байден много говорил о единстве Америки, называя себя президентом всей нации, а не "красных" штатов (поддерживающих Республиканскую или Демократическую партию, соответственно - ИФ). Звучит это очень трогательно и патриотично и очень хорошо ложится на слух его избирателей и демократического истеблишмента. Но очень сомнительно, что у президента Байдена есть магический рецепт возвращения этого единства, а точнее - есть ли у него конкретная программа действий для осуществления этих политических лозунгов.

Первый символический шаг он может сделать уже сейчас: создавая свою администрацию, ввести в команду представителя от Республиканской партии, таким образом послав действительный сигнал к единству. Традиционно в США как минимум один пост в администрации президента (Обама назначил троих республиканцев в свой кабинет) отдается противоположной партии. Трамп, также как и Рейган, не взял в свою команду ни одного демократа. Пожалуй, это единственное, что его роднило с кумиром республиканцев, на которого он так хотел быть похож. Символы играют большую роль в политике, в том числе и американской. Особенно сейчас - во времена трансформаций, когда все, как внутри страны, так и за рубежом нацелены на поиск явных и скрытых смыслов в действиях президентов.

- И этого будет достаточно?

- Конечно, одним назначением республиканца в администрацию Байден не сможет объединить страну, но это будет жест, символизирующий тот самый возврат к нормальности, о котором говорил почти каждый выступающий на инаугурационной церемонии.

На самом деле, конечно, вернуть единство стране, которая с каждым новым президентом становится все более и более расколотой – задача не для одного президента. Это задача для всего двухпартийного истеблишмента. Чтобы половина страны перестала чувствовать себя "чужими на празднике жизни" после очередной смены партийного контроля над Белым домом, партии должны вернуться к традиционно формуле, на которой держалась политическая система США на протяжении всей истории: "консенсус - преемственность - альтернативность". В последние годы компромисс из этой формулы выпал, а альтернативность явно преобладает над преемственностью.

Если посмотреть на программы обеих партий, то они предлагают совершенно разное будущее американцам, объединяет их проекты только одно - обещание, что будущее неизменно будет великим. Но проекты достижения этого величия разные настолько, что больше подойдут двум разным странам, чем одной.

- В чем причины такого расхождения? Только Трамп? Или социальный состав партий слишком различен, а в результате пандемии социальные противоречия увеличились до уровня, когда можно ждать социального взрыва?

- Сам Трамп стал результатом и символом этого раскола. В условиях, когда выбирать надо между двумя полярными проектами, американцы с одной стороны выражают все больше недовольства относительно растущей неэффективности федерального правительства, а с другой - сами же склонны поддерживать наиболее радикальные идеи и кандидатов, которые их предлагают. Недовольство и недоверие к власти сделало значительную часть американцев менее устойчивыми к красивым обещаниям из уст кандидата, основным тезисом которого было "я не политик".

Трамп на самом деле стал не первой такой попыткой общества изменить что-то в Вашингтоне: до него был Барак Обама, первый афроамериканец на посту президента. Это был, конечно, эксперимент, на который решились демократы и который поддержал их электорат в поисках перемен. Но его фигура была настолько неприемлема для второй части Америки, что логичным его продолжением стал Трамп - полная его противоположность и возвращение к нормальности. Но все дело в том, что это была другая нормальность! Не либеральная, о которой говорят Байден и его партия, не традиционная консервативная модель нормальности, на которой строилась американская культура, в том числе и политическая.

- А кто-то остался еще в прошлом веке!

- Вся сложность и опасность этого раскола именно в этом – он отражает ценностный разрыв страны. Одна часть общества все еще живет в Америке середины XX века, а вторая часть вслед за глобализацией шагнула далеко в будущее и стала частью глобального постмодернистского мира. Этот ценностный разрыв, конечно, можно вписать в социальные рамки. Ну, скажем, традиционная Америка преимущественно белая, возраста выше среднего, сельская и без высшего образования, а постмодернистская Америка – молодая, многоэтничная, образованная и городская. Первая поддерживает Республиканскую партию, а вторая составляет демократический электорат.

Но последние выборы показывают, что электорат обеих партий становится все более смешанным. Испаноязычное население голосует и за республиканцев, и за демократов, также как и афроамериканцы и женщины. Неизменными в своих политических предпочтениях остаются пока только сельские жители, но и это вопрос будущей грамотной социально-экономической политики демократов.

- Каким должно быть государство – вопрос спорный?

- В основе этого ценностного раскола – спор о государстве, о том, какую роль оно должно играть в жизни обычного американца. По сути, это американский путь построения социального государства – через раскол, через конфликт и постепенное вытеснение на периферию традиционной ценностной модели. Она будет терять свою силу по мере естественного сокращения численности ее сторонников и роста новых поколений, тех, для которых социальные программы – это неизбежная часть их жизни, а, значит, основа справедливости.

Политическая элита в состоянии смягчить этот переход, сделать его менее болезненным и конфликтным, сделать так, чтобы после каждой смены партийного контроля одна часть общества не чувствовала себя выброшенной за борт. Но для этого ей надо отказаться от столь успешной формулы "разделяй и властвуй", на которой партии стали строить свои победные кампании уже многие десятилетия назад. Для этого надо найти новый компромисс.

Партия Трампа – это возможно?

- В связи с большими различиями в позициях даже внутри партий, есть ли вероятность их раскола и появления сильной партии Трампа?

Америка привыкла к двухпартийности, но все имеет свой предел. Пришел человек с имперскими замашками, пришел сильный лидер, который прекратит "целование" ног афроамериканцам за то, что их предки когда-то были рабами (тогда татары и монголы должны целовать ноги за политику Золотой орды, а в Италии - потомкам рабов, если, правда, кто-то признается, что он из таких). Кстати, это вызвано решением негритянской части руководства демпартии в период предвыборной кампании. В американской прессе об этом прямо говорили. Кроме того, Трамп увеличил количество рабочих мест, что немаловажно для страны.

В США уже был случай, когда один из миллиардеров решил сыграть в одиночку и выставил свою кандидатуру на выборах. Провалился, потому что у него были деньги, но не было политической базы. У Трампа есть и он заявил о решимости создать новую партию. Как по-вашему, ждет ли Америку политический передел?

- Трампу не хватит денег, а его политический капитал держится на поддержке 30% общества, которой точно не хватит для победы. Это не говоря уже о том, что демократы позаботятся о том, чтобы у него не было даже теоретической возможности участвовать в выборах. Можно, конечно, предположить, что какой-нибудь еще миллиардер (в Америке их много) решит воспользоваться желанием перемен среди американцев и в этот раз не будет прятаться под зонтик одной из партий, а создаст что-то свое. Но мне кажется, что пик протеста прошел. Пока. Сейчас общество больше, чем перемен, хочет перемирия. Четырехлетие Трампа испугало Америку.

- В каком состоянии сейчас находится политическая составляющая США?

- Во многом то, что сейчас происходит – это проявление предела возможностей двухпартийности. Двухпартийность предполагает поддержание компромисса, она не работает без преемственности. Но она же сама и провоцирует идейную радикализацию. Вопрос в том, какого масштаба должна достигнуть радикализация, чтобы убить двухпартийность. Мне кажется, что сейчас еще не поздно партиям вернуться к проверенной формуле и найти новый компромисс. И он вполне реальный: просто все социальные предложения Демократической партии нужно сделать чуть более умеренными и реальными одновременно. Не бесплатная медицина и высшее образование, а беспроцентный и бессрочный кредит для студентов и усиление контроля государства за страховыми кампаниями в сфере медицины, с параллельным расширением имеющихся программ вспомоществования.

Но это, конечно, долгий путь. Не один еще президент придет с желанием отменить все в первый же день после инаугурации. Для того же, чтобы выйти за рамки двухпартийности, нужно менять избирательную систему. При той мажоритарности и той цене избирательных кампаний, победить вне Демократической или Республиканской партии невозможно.

Общество расового равенства – такое возможно?

- Вторая главная задача для Байдена – уничтожить расовые противоречия. Каков социальный состав негритянского населения в США? Для них закрыта возможность получить высшее образование и достойную работу?

- Афроамериканцы действительно по-прежнему находятся в менее благополучном социальном положении относительно белого населения. Но, конечно, с середины прошлого века Америка прошла огромный путь к расовому равенству и символом этого стал Барак Обама в Белом доме. Да, им не закрыт путь к высшему образованию и к достойной работе, просто зачастую этот путь более сложный. Они по-прежнему составляют большинство в неблагополучных кварталах, ходят в неблагополучные школы и в десятки раз чаще оказываются жертвами полицейского произвола и несправедливости.

Многие из них поколениями никогда не выберутся из этих условий. Но такие поколения нищих есть и среди белого населения и им также сложно выйти из этой петли. Более того, борьба с расовой несправедливостью неизбежно привела и к обратного расизму, когда белое население сталкивается с квотами при приеме на работу и в высшее учебное заведение. Не просто так президентство Трампа вытащило на поверхность различные группы расистов. Многие из них - не потомки бывших рабовладельцев, а именно социально неустроенные слои населения, которые легко ведутся на пропаганду, обвиняющую в их бедах афроамериканцев, якобы имеющих преимущества.

- Много ли темнокожих занимают лидирующие посты в бизнесе и политической сфере?

- Как показывает политический мир, эти преимущества все еще очень небольшие. Политическая элита США по-прежнему преимущественно белая, хотя разница с тем, что было 40 лет назад, колоссальная. Сегодня самое большое число черных политиков на уровне местной власти. До последних выборов было 32 мэра в городах с населением выше 40 тысяч человек (всего в стране четыре тысячи таких городов), потом идет Палата представителей (всего 159, сегодня - 58) и избирательные власти штатов и только потом Сенат, где теперь три сенатора-афроамериканца (за 231 год было всего 11 черных сенаторов, включая ныне действующих).

Но при этом на сегодняшний день ни одной женщины-афроамериканки, ни одного губернатора афроамериканца на сегодняшний день, а за всю историю их было всего 10 (считая Виргинские острова, Нью-Йорк, Массачусетс, Вирджиния, Иллинойс, Нью-Джерси, Калифорния). В Белом доме число афроамериканцев увеличится с приходом Байдена - уже заявлен первый министр обороны афроамериканец.

Эпилог

Таким образом, попытки Трампа изменить общество провалились. Но удастся ли Байдену удержать американское общество от раскола? От ответа на этот вопрос, судя по интервью, будет зависеть не только возможность достижения стабильности в самой стране, но и путь дальнейшего развития американского общества. А это очень важно, потому что от США все еще во многом зависит политическая стабильность во всем мире.

Интервью

Михаил Горбачев: не надо бояться переговоров
Виталий Наумкин: шансы на возвращение Ирана к договору есть
CEO Globaltruck: наша задача - возглавить неизбежный тренд на консолидацию отрасли
Президент Международной ассоциации аэропортов: сейчас делить нечего, только убытки
Глава Минприроды РФ: нужно сделать так, чтобы экологические законы нарушать не хотелось
Глава МИД Финляндии: Разрыв отношений России с ЕС будет очень негативным сценарием
Михаил Мамута: У нас любят говорить "не мешайте рынку продавать", пока не пострадал кто-то из родственников
Василий Шестаков: массовая вакцинация самбистов пока не планируется
Гендиректор ВПК: бронетранспортер нового поколения K-16 выходит на госиспытания в этом году
Денис Мантуров: Тиражировать практику госрегулирования цен мы точно не собираемся
Подписка
Хочу получать новости:
Введите код с картинки:
Обновить код