ХроникаПандемия коронавирусаОбновлено в 18:52Заразились
на 04.06
В России 441 108+8 831В мире 6 508 635+130 397

Постпандемический мир и Россия: новая реальность

Москва. 16 мая. INTERFAX.RU - В конце прошлой недели академики-экономисты провели онлайн-сессию на тему "Постпандемический мир и Россия: новая реальность". На ней присутствовал и наш специальный корреспондент Вячеслав Терехов.

Открывая сессию, президент Академии наук Александр Сергеев отметил, что для науки сейчас "момент истины". Именно научное сообщество должно ответить на самые важные вопросы жизни страны. И речь идет не только об ученых медиках, но и о других сферах науки, в частности об экономике.

Нас ждет глубокий структурный кризис

Жарких споров на этой сессии не было, зато были выступления, авторы которых, возможно, стремились через критику нынешнего состояния экономики показать, как не надо ее дальше развивать. Начало такой острой и очень аргументированной критики положил академик Абел Аганбегян. Он отметил, что нынешний кризис, который страна переживает с апреля, может при исправлении ошибок не ввергнуть экономику в стагнацию, а привести к социально-экономическому росту. Для этого, по его мнению, "нам нужно перейти к форсированному увеличению двух главных драйверов роста: инвестиции в основной капитал и вложение в экономику знаний, в человеческий капитал. Эти вложения, чтобы дали результат, должны увеличиваться ежегодно на 10-15 процентов, и только тогда, в 2023 году, мы сможем достичь трехпроцентного роста ВВП".

Но, судя по анализу состояния экономики, который сделал докладчик, такой путь развития вряд ли нам светит, ибо ошибки застарелые. Сегодня еще ощущаются последствия не только коронавирусной пандемиии, нефтегазового кризиса, но и "негативные последствия семилетней стагнации". Это продолжающийся отток капитала, устаревшее оборудование, сокращение инвестиций и вложений в человеческий капитал. Вывод: "в этом году нас ждет глубокий структурный кризис. Валовый продукт снизится на восемь процентов, реальные доходы населения на восемь-десять процентов, государственный бюджет сократится в полтора раза, на столько же сократится и численность мелких и средних предприятий, а число бедных увеличится с 18 миллионов человек до 30. И кризис, который нас ждет, будет глубже, чем в 2009 году."

Но вся разница в том, что тогда из кризиса, благодаря "разработанной очень серьезной антикризисной программе правительства, во главе которого стоял В.В Путин, страна смогла выйти за полтора года". Он напомнил, что было потрачено 10,9 процента валового продукта (по сегодняшним меркам это 12 триллионов рублей) и израсходовано 211 миллиардов долларов из золотовалютных резервов в том числе и на поддержание курса рубля. Однако сегодня такой деятельности по недопущению углубления кризиса, считает он, не ведется. И хотя Центральный банк снизил ключевую ставку на полпроцента, в то же время он ужесточил условия выдачи новых кредитов гражданам. В связи с этим академик Аганбегян предлагает и считает крайне важным сделать Центральный банк "банком социально-экономического развития" и "повернуть всю банковскую систему" к решению вышеназванных задач. Он считает, что "банковские активы – это тот самый денежный мешок в 26 триллионов рублей, который в два раза превышает количество всех государственных денег". И именно эти средства и не используются эффективно.

Впрочем, автор доклада отмечает, что сейчас заработали некоторые сферы промышленности и есть надежда на то, что цена нефти к концу года может вырасти до 30 долларов за баррель. Но поможет ли это уйти от стагнации, автор не сказал.

И развиваемся мы в разы медленнее, чем соседи

С не менее острой критикой состояния экономики выступил и академик Роберт Нигматулин. Сомнений в остроте его выступления, вероятно, ни у кого не возникло: являясь членом Президиума РАН, он часто брал слово на заседаниях и при любой повестке дня выступал с очень резкой критикой действий правительства. И на этот раз он остался верен себе. По его словам, после 2011 года мы развиваемся в разы медленнее, чем большинство стран мира, и даже чем бывшие соцстраны или прибалтийские республики СССР. По мнению Нигматулина, это отставание будет увеличиваться с каждым годом. Он ожидает, что падение ВВП страны при оптимистических расчетах составит в этом году 14,5 процентов, при тяжелых - упадет до 23%. В числе предлагаемых мер он назвал ужесточение контроля и повышение налогообложения трансграничного перемещения капитала, в том числе и в офшоры, и снижение курса доллара до 80 рублей.

Социально экологическое рыночное общество

Член-корреспондент РАН Руслан Гринберг считает, что нынешняя глубокая депрессия может вызвать всеобщее стремление изменить устройство социально экономической жизни. Такие переходы в истории уже были: и в двадцатые годы прошлого столетия, и после Второй мировой войны, когда стало ясно, что прежняя модель экономики работать не может. Главной задачей сейчас должен стать отказ от принятой тридцать лет назад теории, что "всемогущий свободный рынок решит все проблемы. Но вместо решения одних проблем он добавил еще и социальные." Можно ли от этого избавиться? Можно. Для этого надо понять, что "русская экономика тридцать лет назад была приговорена к периодическим кризисам, к провалам в нефтегазовом секторе и соответственно в экономике. Цены на нефть растут - экономика растет, цены падают, и экономика падает. Это очевидно. И каждый раз у нас как мантру повторяют, что нет времени на раскачку и мы должны сделать нашу экономику несырьевой. И ничего при этом не делают. Это забавно. Но тогда надо готовиться к очередному кризису". Выход: надо строить общество нового формата, общество "с человеческим лицом". Автор назвал его "социально-экологическое рыночное общество".

Другие взгляды на будущее

Член Президиума РАН Академик Александр Дынкин считает, что "не надо ждать каких-то сверх драматических изменений после пандемии. Этого не было даже после испанки в прошлом веке…. Но можно прогнозировать что пандемия ускорит уже наметившиеся структурные и инвестиционные изменения в обществе и экономике, и в глобальном управлении, и в политике."

Автор ожидает значительный прорыв в цифровых технологиях и в ускорениях методов удаленной работы, так как работа дома на треть эффективнее и в два раза дешевле. Но одновременно это приведет к различиям в доходах и к неравенству, "и на это надо смотреть с открытыми глазами". Академик считает, что "от разговоров об общих ценностях надо переходить к поискам быстрых ответов на появившиеся проблемы, а для этого необходимо "на всех уровнях экономики наладить управление на опережение. Инерция и боязнь изменений хозяйственной среды и отсутствие системного видения приводят к переоценке рисков и потери возможности их купировать". Во всех странах сегодня заметно особое внимание к науке и научной экспертизе. В фундаментальных исследованиях окончательным приоритетом станут биология, медицина, генная инженерия, вирусология".

Он возлагает большие надежды прежде всего на интеллектуальные и, конечно, на возобновляемые природные ресурсы. "Эта парадигма ответственного развития открывает пространство для экономики знаний, впечатлений, солидарной экономики". Академик высоко оценивает проведенную в стране "санацию банковской системы и аккумулирование ресурсов", что позволило избежать "банковской паники", лидерами в которой в течении нескольких дней мы были в 2008 году. Он не считает уровень 30 долларов за баррель "комфортным для России". Учитывая сокращение потребления электроэнергии на пять процентов, а железнодорожных перевозок на четыре, полагает, что падение ВВП в этом году будет в районе пяти - пяти с половиной процентов. "Основания для крайне осторожного оптимизма дает ожидаемый в этом году рекордный урожай зерновых".

Однако, все эти оптимистические прогнозы могут сбыться, добавляет он, если нас не накроет вторая волна пандемии. И именно этим "объясняется такая среднесрочная таргетированная эшелонированная среднесрочная антикризисная политика правительства, которая учитывает не только текущие, но и перспективные риски. На очереди - поддержка реальных секторов экономики. И прежде всего цифровой и экономики связи".

Академик Некипелов также посвятил свой доклад макроэкономической политике в преодолении кризиса, вызванного пандемией (все положения его доклада содержатся в интервью ИФ от 12 мая).

Так нужна ли пятидневка?

С очень необычными прогнозами выступил доктор экономических наук Константин Корищенко. Он считает, что самые важные изменения происходят в производственной функции. До кризиса использование рабочей силы в основном было локальным. "Одна фирма имела много работников. Но цифровая личность (т.е. те, кто может работать, будучи не обязательно привязанным к месту работы) действует по удаленной системе, дома. Это приводит к тому, что "уже один работник может работать на несколько фирм, не будучи привязанным в одному месту. Так, бухгалтер, например, может быть совсем в другом городе и даже стране, но выполнять порученное ему дело. Таким образом "цифровая личность", работая дома, стирает границы применения труда. И от пятидневки нахождения на рабочем месте он может уделять работе несколько часов, сидя у себя дома. Но это уже другой способ функционирования экономики".

Академик Борис Порфирьев видит перспективы развития страны в сохранении "зеленого тренда в экономическом развитии. Пандемия имеет, по его словам, и оборотную сторону: она привела к улучшению экологической ситуации". За это время "улучшились показатели снижения уровня выбросов газов по миру на пять процентов. Но наряду с этим, зеленая экономика должна и обеспечить социальную справедливость. Так что нынешний кризис не совершает радикального переворота в этом тренде. Речь может идти "только о модернизации структур экономики в пользу образования, медицины и экономики знаний. Основным драйвером должно быть вложение в энергоэффективность. Именно это и есть беспроигрышное решение назревших проблем в том числе и для потенциала снижения выбросов парниковых газов". Нынешняя ситуация и должна быть использована для этой тенденции, ибо "кризис - это слишком ценное время, чтобы терять его просто так"!

Эпилог

Результаты обсуждения подвел президент РАН Александр Сергеев. Он считает, что "в большинстве своем выступления были конструктивной направленности. Выступающие солидарны в общем понимании ситуации, чтобы наша экономика не была сырьевой и не зависела от ситуации на внешнем рынке. Но об этом мы говорим каждый раз при вхождении в очередной кризис. Все коллеги солидарны, что именно сейчас необходимо направлять средства из Фонда национального благосостояния в реальную экономику. Это время для старта крупных инвестиционных инфраструктурных проектов, тех, которые опираются на нашу рабочую силу и на то, что мы сами можем производить. Очень важно не потерять доверие общества, а это накладывает определенные требования: каким образом подойти к распределению богатств. Надо иметь в виду наличие региональной неоднородности в стране. "Мы концентрируем силы на развитии небольшого количества агломераций, но именно они наиболее уязвимы во время кризисов. Значит стоит вопрос правильного развития страны. Должно появиться много новых полюсов экономического роста и которые не обязательно связаны с огромными многомиллионными агломерациями, что мы видим на примере Нью-Йорка или Москвы. И они оказались наиболее подвержены коронавирусу".

Президент РАН предложил создать серьезный и может быть не очень длинный, но четкий документ, и передать его в правительство. Он может состоять из констатации причин, приведших к серьезному кризису в экономике, и о тех мерах, которые надо принять, чтобы не ждать, когда восстановятся цены на нефть и появятся серьезные инвестиции в несырьевой сектор экономики.

Интервью

Подписка
Хочу получать новости:
Введите код с картинки:
Обновить код