ХроникаВоенная операция на УкраинеОбновлено в 14:52

Кандидат в президенты РАН: тезис об изменении статуса Академии - требование бездельников

Геннадий Красников на встрече с академиками во Владивостоке рассказал о плане работы в случае его избрания президентом РАН

Москва. 20 августа. INTERFAX.RU - Кандидат в президенты Российской академии наук академик Геннадий Красников встретился во Владивостоке с академиками - избирателями Дальневосточного отделения РАН. Они и их коллеги еще из семи отделений академии выдвинули кандидатуру Красникова.

Кроме него на пост претендуют нынешний президент Александр Сергеев, академики Дмитрий Маркович и Роберт Нигматулин.

О дискуссии на встрече с Красниковым рассказывает наш специальный корреспондент Вячеслав Терехов.

В изменении статуса нет необходимости

Корр.: Встреча продолжалась для подобных мероприятий относительно недолго - почти полтора часа, но за это время претендент высказал свое мнение по самым важным аспектам деятельности академии. В первую очередь - о том, что такое Академия сейчас и какой, по его мнению, она должна быть.

Заметим, что под словом "сейчас" и Геннадий Красников, да возможно и другие кандидаты имеют в виду состояние РАН после реформы 2013 года, когда Академия стала федеральным государственным бюджетным учреждением, или ФГБУ.

Итак, ответ на первый вопрос: что представляет собой академия сейчас и какой ее видит претендент, вернее, за какой ее облик он будет бороться?

Красников: К сожалению, мы так и не смогли преодолеть падение авторитета Российской академии наук. Мы сегодня фактически не вписаны в систему принятия государственных решений, и это не может не вызывать тревогу.

Каким образом повысить авторитет и каким образом можно вписаться сегодня в эту систему?

Конечно, мы можем много говорить о каком-то новом статусе Академии наук, который она должна получить после изменения закона. Сейчас модно говорить о том, что мы всего лишь являемся ФГБУ. Да, сейчас об этом ФГБУ говорить очень модно. Но посмотрим, что же есть на самом деле?

Я разбирался в этом вопросе с юристами и пришел к выводу, что кто-то специально запустил тезис о необходимости изменения статуса академии для того, чтобы оправдать свое безделье. Возьмем Курчатовский институт. Это тоже ФГБУ! Но мы ФГБУ, по которому есть отдельный закон и отдельное распоряжение, которые позволяют добиться искомого положения, не меняя закон. Достаточно добавить в нем и в распоряжении правительства положение, которое позволит нам распоряжаться бюджетными деньгами, самим их распределять.

Мало того, даже опасно сейчас менять статус. Тогда надо будет заново менять все постановления, распоряжения, проводить корректировку законов и заново определять наши взаимоотношения с различными ведомствами. И, как обычно, на этом пути что-то теряется. Я не вижу смысла это делать. Все делается легко и даже проще: возьми и подготовь постановление правительства и внеси туда все, что тебе необходимо.

Значимость экспертиз РАН необходимо увеличивать

Красников: Говорят о необходимости менять статус, а при этом не хотят видеть, что даже те функции, которые за нами законом закреплены в уставе, даже их мы реально не выполняем. Вернее, выполняем, но формально.

Например, с нами должны согласовываться многие постановления и распоряжения правительства, особенно те, которые касаются результатов экспертиз, проводимых академией. Согласовывают? Можно сказать да, но формально, так как результаты экспертизы не влияют ни на что! Еще не согласовали результаты, а уже выходит постановление правительства. Причем даже независимо от отрицательной оценки! Поэтому моей важной задачей станет, если буду избран, добиться такого положения, при котором, пока какой-то документ не согласовали с правительством или с согласительной комиссией, распоряжение правительства не должно выходить.

Приведу яркий пример. Президиум РАН единогласно проголосовал против проекта распоряжения правительства о том, чтобы у нашей Академии наук отнять экспертизу по МГУ, Высшей школе экономики, по Курчатовскому институту. Однако через пару недель все равно это распоряжение вышло. И мы как бы успокоились, не стали эскалировать эту ситуацию дальше, что на мой взгляд, просто уничтожает авторитет Академии наук. Таких случаев не должно быть. Если, особенно, при этом даже еще и президиум проголосовал единогласно против, то не должно такое распоряжение выходить!

Я могу еще привести подобные примеры. Например, несмотря на отрицательные результаты экспертизы по какому-нибудь предприятию, институту, он все равно продолжает финансироваться. Хотя мы редко даем отрицательную оценку. Но даже и в тех редких случаях, когда она есть, все равно министерство, Минобрнауки продолжает финансирование.

Какова роль президента РАН в этой борьбе?

Корр.: Эти примеры достаточно показательны для определения сегодняшнего авторитета Академии наук, даже при урезанных полномочиях! И что надо изменить - тоже ясно. Но какими должны быть роль и статус ее главы? Эту тему, естественно, тоже затронул претендент.

Красников: Конечно, президент Академии наук должен сам лично контактировать с первыми лицами страны, как это было раньше. Уровень работы президента РАН - это президент, премьер, председатель Совета Федерации, председатель Государственной Думы, первые лица в министерстве обороны, в Федеральной службе безопасности и другие. Вот уровень, с кем должен работать президент РАН. И причем не просто позвонил по телефону раз в два-три месяца! Нет, это работа фактически в каждодневном режиме. Если президент работает в таком формате, то, я думаю, что и наши возражения по многим документам просто не смогут быть проигнорированы.

И когда президент работает на таком уровне, то, соответственно, у вице-президента - это уровень министров или его заместителей. Все это, в свою очередь, поднимает и авторитет наших членов Академии наук. Потому что, если президент работает с замминистра, то членов Академии наук зачастую не принимают даже обыкновенные чиновники во всех министерствах, особенно в Минобрнауки. Одно следует за другим.

Корр.: Естественно, у участников встречи не мог не возникнуть вопрос, а достижимо ли это вообще, тем более в нынешней сильно изменившейся ситуации? Оказалось, что да.

Новые возможности для отечественных разработок

Красников: Мне представляется, что, особенно после 24 февраля, у нас появилось окно возможностей для серьезного изменения ситуации. Говоря это, я исхожу из примеров по своей работе в области электронных технологий. Я вижу, как там реально меняется соотношение между рыночной экономикой и государственным управлением. Проблемы, которые сейчас встали перед нашей страной, теми методами рыночной экономики, которые были раньше, больше не решаются. После 24 февраля резко изменилась тональность разговора в правительстве. Раньше только и слышишь: "зачем это делать, зачем вам это нужно, мы все что надо вам купим, не надо заморачиваться". Такое впечатление, что все в мире только и думали, как сделать, чтобы нам лучше жилось!

Сегодня все высшие чиновники, начиная от премьера, вице-премьеров, стали очень серьезно уделять внимание внедрению отечественных разработок, потенциалам, какие есть исследования у нас, как их можно применить. Это изменившееся внимание имеет причину: ситуация требует как можно большего влияния науки, передовых разработок, использования их для нашей отечественной промышленности и для отечественного формулирования потенциала. Естественно, что при таких условиях и взгляд на Российскую академию изменился, и стало ясно, что она должна вновь, как это и было всегда, занять в жизни страны важное и лидирующее положение. Повторю: то положение, которое она имела всегда.

Корр.: Кратко академик коснулся и вопроса, который неоднократно поднимался на Президиуме РАН: о Высшей аттестационной комиссии (ВАКе). Проблема ВАКа, как отмечали на заседаниях Президиума, выходит за рамки просто присуждения научных степеней и утверждения диссертаций. Она связана с авторитетом самой академии. Красников поддерживает мнение, что "ВАК должен функционировать в составе Российской академии наук. "Уже сегодня в ВАКе почти две трети - это члены Российской академии наук. Поэтому будет правильно, если мы добьемся, чтобы ВАК был внутри Академии", - сказал он.

Следующая проблема, которую затронул претендент, - не просто насущная, а, как неоднократно говорили и на Президиуме РАН, и на общих собраниях, причем в достаточно жесткой форме, жизненно важная для самой академии и для дальнейшего развития науки вообще. Речь идет об академических институтах, а точнее, о научно-методическом руководстве ими.

Наукометрия должна учитываться, но не быть главным фактором

Красников: Могу привести массу примеров, подтверждающих мой вывод, что сегодня научно-методическое руководство ограничивается принятием раз в пять лет, когда идут выборы, каких-то соответствующих решений, дачей рекомендации. И все. Считаю, что мы должны вернуться к той старой системе, которая была у нас раньше. То есть отделение формирует комиссии, и раз в два - в три года эта комиссия проводит экспертизу деятельности институтов. Она внимательно рассматривает научные достижения, как они соотносятся с мировыми тенденциями, какая есть материальная база с точки зрения проведения этих фундаментальных исследований. Потом подтверждаем, к какой категории институт относится. Убежден, что действующая система определения категорий института давно себя изжила.

Второй момент - это всякие показатели, которые мы придумали и ввели. В частности, речь идет о показателе цитируемости и количестве публикаций. Они должны учитываться, но не быть для комиссии главным фактором, определяющим уровень института. Комиссия должна принимать решения, мы должны их утверждать на заседаниях бюро и направлять в правительство со своими рекомендациями, вплоть даже до рекомендации по укреплению кадрового состава института. Тогда, я думаю, управление нашими академическими институтами будет более реальным.

И все же часть институтов надо обратно передать Академии

Корр.: К теме управления институтами выступающий возвращался несколько раз, отвечая на вопросы участников встречи. По опыту работы в кадровой комиссии при президентском совете по науке, он встречал институты, которые он назвал "пустышками". Они создавались в свое время под определенного человека. Сегодня его нет, а институт еще существует. Сегодня институты подчиняются Минобрнауки, но кандидат в президенты РАН считает, что часть их необходимо "передать в систему Академии наук".

Это предложение встретило активную поддержку участников встречи, что неудивительно, так как подобные предложения за последние пять лет и на Президиуме, и на общих собраниях Академии звучали неоднократно.

Красников: Я считаю, что Академия наук должна генерировать и предлагать государству важнейшие государственные программы. То есть мы должны методом отбора на президиуме рассмотреть предложения отделений о том, какие научно-технические программы развития на сегодняшний день очень важны для страны, и выходить с такой инициативой. И не просто их генерировать, но и предлагать их научно-методическое сопровождение. Я считаю это очень важным для нашей Академии наук.

Вообще Академия наук не должна замыкаться на Минобрнауки. Это узко для нашей Академии, потому что есть очень много других государственных и негосударственных структур, которые также финансируют фундаментальные исследования - это и Минпромторг, который финансирует фундаментальные исследования, и "Роскосмос", "Росатом". Даже у Минздрава, Минсельхоза есть отдельные программы. И это все поляна для деятельности нашей Академии наук. То есть мы должны шире координировать и быть таким интеллектуальным штабом для координации всех фундаментальных исследований, которые у нас проходят в Российской Федерации.

Советам надо помогать

Корр.: Академик остановился далее на значении научных советов. И, исходя из опыта их работы в его организации, он высказался за увеличение роли советов, которые есть при отделениях и при президиуме.

Красников: Считаю, что надо каждому совету определить те государственные программы, которые идут по той или иной отрасли по финансированию, чтобы эти советы внимательно координировали и рассматривали эти программы. Потому что советы состоят не только из академических ученых, но туда входят представители вузовской, отраслевой науки. И фактически они представляют весь ландшафт по своим направлениям. Соответственно, президиум должен помогать этому совету, то есть он должен финансировать их, выделять штатных сотрудников, чтобы секретари вели эти советы, чтобы был свой сайт, протоколы, которые должны вывешиваться, словом, делали большую организационную работу. Чтобы нормально научный совет функционировал, нужна большая организационная работа. Я считаю, что важность этих советов должна возрасти.

Следующий очень важный вопрос - это вопрос о фундаментальных исследованиях, прикладных исследованиях и о их практическом применении. Жорес Алферов любил повторять слова одного нобелевского лауреата по поводу того, что в принципе все фундаментальные исследования прикладные. Только иногда от фундаментальных исследований до прикладного характера может пройти пять-десять лет, а иногда сто лет и более. Как никто мы в большей степени знаем потенциал наших исследований, потенциал наших разработок. И, естественно, мы должны приложить в этом направлении определенные усилия. Мы должны создавать для этого формы, различные консорциумы, без создания отдельного юрлица, делать такие технологические цепочки, в состав которых входят академические институты, которые ведут фундаментальные исследования, отраслевые вузы и конечные потребители. И всячески способствовать тому, чтобы вот эти направления, если формируется такая технологическая цепочка, могли дополнительно финансироваться из различных источников. Их у нас сейчас достаточно много.

Но и о региональных отделениях нельзя забывать

Корр.: Естественно, находясь в регионе, выступающий не мог не коснуться и проблемы работы региональных отделений.

Красников: Я считаю, что региональным отделениям необходимо дать более широкие полномочия. Потому что именно они должны формировать, в том числе, собственные научно-технологические, социальные, образовательные проекты для своего региона. Потому что они лучше представляют все свои проблемы - демографические, экологические и другие, которые в данном регионе есть. И президент Академии наук, сама Академия наук, должны помогать региональным отделениям играть важнейшую роль в регионе, а региональные власти и даже правительство РФ в лице полномочных представителей или соответствующих вице-премьеров должны сделать региональные отделения штабами по развитию.

Эту роль, роль штабов, последнее время пытаются взять на себя многие университеты. Но это невозможно. Мы по определению понимаем, что все-таки у университетов главная роль - это подготовка кадров. У них не хватает ни компетенции, ни возможностей такие задачи решать. Я считаю, что, в том числе, это будет и моя главная задача этот крен переломить, и эти функции должны занимать региональные отделения.

Ученый должен хорошо не только работать, но и отдыхать

Корр.: Поднимался и важный вопрос, который, как оказалось, не рассматривался на Президиуме РАН пять лет. Это вопрос социального обеспечения ученых.

Корр.: Считаю этот вопрос очень важным, хотя, фактически за пять лет его не рассматривали на президиуме. У нас, хотя, мы об этом не говорили, но материальное обеспечение фактически с 13-го года остается без изменений, а оно за это время девальвировалось. Сейчас имеющееся материальное обеспечение для академика, член-корреспондента Российской академии наук недостойно. Я считаю, мы должны очень внимательно рассматривать вопросы медицинского обеспечения, медицинского обслуживания, социальное обеспечение. Потому что члены академии - это выдающиеся наши ученые, и мы должны все сделать для того, чтобы они могли не только получать хорошее медицинское обслуживание, но могли и отдохнуть в лучших санаториях, которые у нас есть в Российской Федерации.

Искусственный интеллект - под международный контроль

Корр.: На встрече поднималось множество различных вопросов, в том числе и об обеспечении жильем, и о статусе русского языка и роли социологии и философии. Интересен был разговор о необходимости юридического, даже международного юридического закрепления некоторых положений развития современной техники, и, в частности, робототехники и искусственного интеллекта.

Красников: По некоторым прогнозам, к 2035 году у нас даже не будет водителей, а будут роботы. А создание искусственного интеллекта! Это уже персональный робот, а не компьютер или телефон. И вообще ландшафт в этом отношении будет очень сильно меняться. Это станет очень важной социальной проблемой.

Мы внимательно должны следить за развитием техники: как будет в этом свете выглядеть человек? Возникает очень много философских проблем. Мы видим, как люди, находясь в интернете, имеют в так называемых друзьях сотни человек, а на самом деле они одинокими становятся.

Очень важную роль играет международное юридическое обеспечение. В свое время развитие атомного оружия вызвало к жизни различные международные движения, например, ученых, которые пытались ограничить это направление развития техники. Сейчас также очень важно такое направление как развитие искусственного интеллекта. Эта работа должна иметь очень четкую международную законодательную основу. Военные роботы, и это понимают их создатели, могут сами принимать решение об уничтожении людей и могут выйти из-под контроля и стать страшным оружием.

Другая проблема, на которую надо обратить внимание, - это миграционная политика. Она порождает многие социологические проблемы. Сегодня они очень важны! Социологические проблемы сегодня не только очень важны, но должны даже играть главенствующую роль. Я считаю, что даже распад СССР в свое время произошел из-за того, что мы недооценивали такое важное направление как социология.

Новости

 
window.yaContextCb.push( function () { Ya.adfoxCode.createAdaptive({ ownerId: 173858, containerId: 'adfox_151179074300466320', params: { p1: 'csljp', p2: 'hjrx', puid1: '', puid2: '', puid3: '' } }, ['tablet', 'phone'], { tabletWidth: 1023, phoneWidth: 639, isAutoReloads: false }); setTimeout(function() { if (document.querySelector('[id="adfox_151179074300466320"] [id^="adfox_"]')) { // console.log("вложенные баннеры"); document.querySelector("#adfox_151179074300466320").style.display = "none"; } }, 1000); });