ХроникаНападение боевиков в ДагестанеОбновлено в 18:58

Профессор НИУ ВШЭ Дмитрий Тренин: чтобы не дошло до мировой войны, нужен страх перед ядерным оружием

Ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН рассказал об ослаблении фактора ядерного сдерживания в современном мире

Профессор НИУ ВШЭ Дмитрий Тренин: чтобы не дошло до мировой войны, нужен страх перед ядерным оружием
Дмитрий Тренин
Фото: Александр Рюмин/ТАСС

Москва. 2 июня. INTERFAX.RU - Участники научно-экспертного форума в ИМЭМО им Е. М. Примакова "Ядерное сдерживание в полицентричном мире" рассказали о своем видении ситуации нашему специальному корреспонденту Вячеславу Терехову. Накануне мы опубликовали материал, в котором раскрывается точка зрения руководителя Центра международной безопасности ИМЭМО РАН им Е. М. Примакова академика Алексей Арбатова. Сегодня представляем позицию известного российского политолога, ведущего научного сотрудника ИМЭМО РАН, профессора, научного руководителя Института мировой военной экономики и стратегии НИУ ВШЭ Дмитрия Тренина.

Ядерное сдерживание - не миф, но категория психологическая

Ядерное сдерживание - не миф. Оно обеспечило безопасность нам и всему миру в период холодной войны. Сдерживание - категория психологическая. Вы должны убедить противника, обладающего ядерным оружием, что он не добьется своих целей, если нападет на нас, и что если он все-таки развяжет войну, то будет гарантированно уничтожен. Взаимное ядерное сдерживание СССР и США в период их конфронтации подкреплялась реальностью взаимного гарантированного уничтожения в случае массированного обмена ядерными ударами. Кстати, по-английски аббревиатура взаимного гарантированного уничтожения выглядит как MAD ("безумие").

"Мифологизация" ядерного сдерживания вызвана несколькими причинами. С прекращением холодной войны широко распространилось мнение, что исчезли любые мыслимые причины, способные привести к ядерной войне. Наступила новая эпоха глобализации с упором на экономическое сотрудничество. Впервые в истории во всемирном масштабе установилась гегемония одной державы - США. Ядерное оружие в арсеналах великих держав сохранилось - пусть его стало меньше, чем на пике противостояния, - но страх перед его применением выветрился. Что еще опаснее, - на авансцену вышли поколения политиков, не отягощенные ни памятью о десятилетиях конфронтации, ни чувством ответственности.

Американская убежденность в собственной вседозволенности и европейский "стратегический паразитизм", лишенный чувства самосохранения, образовали опасное сочетание. В такой обстановке возникла идея нанесения стратегического поражения ядерной державе России в конвенциональной опосредованной войне на Украине. Российский ядерный потенциал тем самым как бы выводился за скобки. Параллели, которые Москва пыталась проводить с Карибским кризисом 1962 года, когда Вашингтон рассматривал возможность ядерной войны с СССР в ответ на размещение советских ракет под боком у США, американцами отвергались как надуманные.

Москва в ответ была вынуждена активизировать фактор сдерживания. По договоренности с Минском в Белоруссии было размещено российское ядерное оружие. Недавно начались учения российских нестратегических ядерных сил. Тем не менее, страны Запада продолжают линию на эскалацию украинского конфликта, которая, если ее не сломать, способна привести к лобовому военному столкновению НАТО и России и к всеобщей ядерной войне. Этот сценарий может предотвратить дальнейшая активизация ядерного сдерживания - точнее говорить, "ядерного отрезвления" наших противников. Они должны понять, что победить в конвенциональной войне, затрагивающей жизненно важные интересы ядерной державы, нельзя, а попытка сделать это приведет к их собственному уничтожению. Это - классика ядерного сдерживания.

Само слово "сдерживание" имеет оборонительную коннотацию (дополнительная эмоциональная окраска дополняющая основной смысл слова - ИФ) , но теоретически стратегия сдерживания может использоваться и в "наступательном" значении. Это может произойти, если какая-либо сторона сумеет нанести противнику первый обезоруживающий удар, а оставшимися силами будет угрожать ослабленному противнику полным уничтожением в случае, если он нанесет ответный удар. Здесь уместнее англо-американский эквивалент сдерживания - deterrence, означающий буквально "устрашение". Французы, кстати, в своей концепции ядерного сдерживания используют термин "разубеждение" (dissuasion).

Влияние неядерных вооружений на политику ядерного сдерживания

Неядерные вооружения, безусловно, влияют на политику ядерного сдерживания. Это факт. Многие задачи, которые в прошлом могли быть решены только посредством ядерных ударов, сегодня решаются с использованием неядерных систем.

США создали огромный арсенал неядерных средств. Они не только не распустили свои военные союзы, но расширили их и создали новые. В нынешних условиях Вашингтон требует от своих союзников все больше реальной отдачи - во имя сохранения глобальной системы во главе с США. Во встречах по организации военной помощи Киеву в формате "Рамштайн" участвует полсотни государств. В результате появилась мысль о возможности победить ядерную державу, но при условии, что она не прибегнет к ядерному оружию.

Остается лишь убедить ядерную державу не применять ядерное оружие ни при каких обстоятельствах, и дать себя победить - во имя спасения всего человечества и т. д. Это крайне опасная иллюзия, которую может и должна развеять активная стратегия ядерного сдерживания, включающая в том числе снижение на сегодняшний день слишком высокого порога применения ядерного оружия. Вместо "угрозы самому существованию государства" в качестве одного из условий применения ядерного оружия стоило бы записать "угрозу жизненно важным интересам страны"!

Начался новый этап отношений между ядерными державами

Можно сказать, что между ядерными державами начался новый этап отношений. Многие из нас психологически еще пребывают где-то в периоде 1970-х - 1980-х годов. Это своего рода зона комфорта. Отношения СССР и США были тогда основаны на стратегическом и политическом паритете двух сверхдержав. В военно-стратегической области Вашингтон был вынужден вести дела с Москвой на равных.

После 1991 года это равенство исчезло. Для США Россия с 1990-х годов - это уходящая натура. Брыкающаяся, все время вспоминающая о былом величии, огрызающаяся, временами даже опасная - но уходящая. Неудачное начало СВО породило у американцев надежду, что Украина станет могилой для российского великодержавия. С тех пор они немного протрезвели, но о равном статусе России и США в Америке не может быть и речи.

Это главное отличие сегодняшнего состояния отношений от "золотого" периода холодной войны - 1960-х - начала 80-х годов. России еще предстоит доказать американцам, насколько они неправы.

Как говорится, предсказывать что-то всегда трудно, особенно будущее. На сегодняшний день приходится исходить из того, что впереди у нас с Западом во главе с США - долгий, примерно на поколение, период противоборства. От исхода этого противоборства, главный фронт которого проходит не по Украине, а внутри России: в экономике, социальной сфере, науке и технологиях, культуре и искусстве, - будет зависеть будущее нашей страны, ее положение и роль в мире, а также - во многом - состояние мировой системы в целом.

Внутри, потому что противник понимает невозможность нанесения поражения России на поле боя, но помнит, что Российское государство не раз рушилось в результате внутренней смуты. Эта смута, как в 1917 году, может быть результатом неудачной войны. Отсюда - ставка на затяжную войну, в которой у противника заведомо больше ресурсов.

Ядерная полицентричность - это отражение растущей в мире многополярности

Во время холодной войны было пять ядерных держав, но тогда реальными полюсами были только США и СССР, плюс особняком стоял Китай с его небольшим ядерным арсеналом. Сейчас Китай движется к паритету (по меньшей мере) с Америкой и Россией, а Индия, Пакистан, КНДР и Израиль являются самостоятельными игроками (в отличие от членов НАТО Великобритании и Франции).

Классическое - времен холодной войны - содержание понятия стратегической стабильности, т. е. отсутствие у сторон стимулов для нанесения первого ядерного удара, уже не только недостаточно, но иногда вообще неприменимо для характеристики отношения между великими державами.

Посмотрите на Украину: Вашингтон наращивает поставки вооружений Киеву, поощряет и обеспечивает его провокационные удары по объектам стратегической инфраструктуры РФ (станциям системы раннего предупреждения о ракетном нападении, аэродрому базирования стратегической авиации) и одновременно предлагает Москве возобновить диалог по стратегической стабильности!

В формирующемся миропорядке стратегическая стабильность должна будет означать отсутствие причин для любого военного конфликта (в т. ч. опосредованного) между ядерными державами. Это, в свою очередь, будет возможно при условии взаимного уважения державами интересов друг друга и их готовность решать проблемы на основе равенства и неделимости безопасности.

Обеспечение стратегической стабильности в отношениях между всеми девятью державами потребует огромных усилий и формирования принципиально новой модели миропорядка, но она (стратегическая стабильность в широком, т. е. подлинном смысле слова) вполне реальна в отношениях между парами государств (Россия - Китай, США - Индия и т. д.). Для России проблемными остаются только три из восьми других ядерных держав - США, Англия и Франция.

Контроль над вооружениями умер и уже не возродится!

Что касается контроля над вооружениями, то в классической форме советско/российско-американских соглашений или многосторонних договоренностей в Европе (ДОВСЕ) контроль над вооружениями умер и уже не возродится. Американцы уже два десятилетия тому назад начали свертывать эту систему. Вначале они вышли из Договора по ПРО, затем из Договора по РСМД, Договора по Открытому небу. Они отказались ввести в силу адаптированный Договор по вооруженным силам и вооружениям в Европе. В области стратегических ядерных вооружений остается один договор - СНВ-3, но срок его действия истекает в 2026 году, а инспекции по этому договору Москва в условиях конфликта на Украине прекратила.

В будущем нужны будут не только новые договоры, но и новая основа для переговоров и соглашений. Потребуется коллективно выработать новые понятия, поставить новые цели и задачи, договориться о формах и способах их реализации. "Большая Евразия" - условно говоря, пространство Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) - может стать площадкой для создания новой модели международной безопасности в масштабе огромного континента (или во всяком случае большей его части). В ШОС входят четыре ядерные державы: Россия, Китай, Индия и Пакистан. Еще одна страна - член ШОС - Иран - имеет развитую ядерную программу. У членов ШОС России и КНР тесные связи в сфере безопасности с Северной Кореей. Здесь огромное поле для работы, новых идей и оригинальных решений.

Продолжение переговоров о сокращении ядерных вооружений между Россией и США не просматривается

Переговоры о ядерном разоружении возможны, они даже могут приносить результаты: в 2017 году был принят договор о запрещении ядерного оружия. Этот договор вступил в силу в 2021 году, после того, как его ратифицировали 50 государств. Правда, нужно учесть одно обстоятельство. Среди государств-подписантов нет ни одной ядерной державы. Более того, США, Англия и Франция совместно, и Россия еще в 2017 году заявили, что договор никогда не подпишут, поскольку он не соответствует их национальным интересам.

Что касается проблемы сокращения ядерных вооружений, то продолжение этой практики между Москвой и Вашингтоном исключается их длительным противоборством. Китай, со своей стороны, собирается не сокращать, а наращивать свой ядерный арсенал, в перспективе, вероятно, стремясь к достижению паритета с США и Россией. Американцы, официально назвавшие Россию и КНР основными угрозами безопасности страны, размышляют над тем, как уравновесить совокупный ядерный потенциал Москвы и Пекина. Так что перспективы новых сокращений ядерных вооружений не просматриваются.

Главная проблема, однако, не в количествах ядерных вооружений и даже не в их наличии как таковом, а в качестве отношений между государствами. Миропорядок переживает острый системный кризис. В прежние времена такого рода кризисы неизбежно вели к войнам. Сейчас ядерное сдерживание, хотя и со сбоями, работает. Чтобы дело не дошло до мировой войны, необходимо укреплять сдерживание, активизируя ядерный фактор во внешней политике, возвращая спасительный страх, выстраивая лестницу эскалации – не для того, чтобы пройти ее до самой бездны и затем упасть в нее, а чтобы предотвратить катастрофическое развитие событий. Ядерное оружие однажды уже спасло мир - угрозой его уничтожения. Эта миссия продолжается.

Новости

 
window.yaContextCb.push( function () { Ya.adfoxCode.createAdaptive({ ownerId: 173858, containerId: 'adfox_151179074300466320', params: { p1: 'csljp', p2: 'hjrx', puid1: '', puid2: '', puid3: '' } }, ['tablet', 'phone'], { tabletWidth: 1023, phoneWidth: 639, isAutoReloads: false }); setTimeout(function() { if (document.querySelector('[id="adfox_151179074300466320"] [id^="adfox_"]')) { // console.log("вложенные баннеры"); document.querySelector("#adfox_151179074300466320").style.display = "none"; } }, 1000); });