ХроникаВоенная операция на УкраинеОбновлено в 18:30

Вернер Хойер: "Отмена визового режима в перспективе, конечно же, возможна"

Госминистр в МИД Германии Вернер Хойер рассказал о перспективах введения безвизового режима между Россией и ЕС, сотрудничестве Москвы и Брюсселя в сферах политики и безопасности, а также о взаимодействии по Афганистану

Вернер Хойер: "Отмена визового режима в перспективе, конечно же, возможна"
Вернер Хойер: "Отмена визового режима в перспективе, конечно же, возможна"

Москва. 20 июля. INTERFAX.RU - О перспективах введения безвизового режима между Россией и ЕС, сотрудничестве Москвы и Брюсселя в сферах политики и безопасности, а также о взаимодействии по Афганистану в интервью первому заместителю генерального директора "Интерфакса" Ренату Абдуллину рассказал госминистр в МИД Германии Вернер Хойер.

-Считаете ли Вы возможной отмену визового режима между ЕС и Россией, и какие шаги должны быть предприняты для этого? Москва заявляет, что готова незамедлительно перейти на безвизовый режим и следующий шаг остается за Брюсселем. Промедление в этом вопросе, по мнению российской стороны, носит политическую подоплеку. Как в представлении Германии может выглядеть решение этой проблемы? Можно ли хотя бы приблизительно назвать временные рамки для отмены визового режима?

- Отмена визового режима в перспективе, конечно же, возможна. Германия преследует в этом отношении долгосрочную цель. Опираясь на предложение Евросоюза перевести диалог о безвизовом режиме в оперативную фазу и выработать так называемые Совместные шаги на пути к безвизовому режиму, мы в значительной мере продвинулись в достижении поставленной цели. Эти шаги сейчас необходимо в отдельности проработать между Россией и Европейским Союзом. От содержания, а также от скорости выполнения достигнутых в совместных переговорах предпосылок будут зависеть сроки взаимной отмены визового режима.

- Как Вы оцениваете сотрудничество между Западом и Россией по иранской ядерной проблеме? Действительно ли Запад видит в поддержке Москвой резолюции ООН по Ирану и в фактическом отказе поставлять системы С-300 своего рода тест по схеме "свой-чужой"?

- Сомнения международного сообщества в отношении исключительно мирного характера иранской ядерной программы настолько сильны, связанная с этим угроза стабильности и миру в этом регионе настолько велика, что эта тема просто непригодна для игр по схеме «свой-чужой». Недавнее принятие Советом Безопасности ООН Резолюции 1929 по Ирану демонстрирует, что с Россией нас объединяет совместная, все растущая тревога вокруг иранской ядерной программы. Поэтому путем интенсивных консультаций в кругу группы Е3+3 мы подготовили эту резолюцию и провели при этом конструктивную совместную работу. Федеральное правительство Германии в целом приветствует проявление сдержанности в отношении торговли оружием любого вида с Ираном.

- После подписания российско-американского договора о СНВ встает вопрос в отношении тактического ядерного оружия в Европе. Москва настаивает на том, чтобы США в качестве первого шага вывели из Европы все виды этого вооружения. Какую позицию по этому вопросу занимает Германии как страна, в которой размещено американское ядерное оружие?

- Президенты США и России уже отчетливо подчеркнули, что в новом договоре СНВ они видят первый шаг в далеко идущем процессе разоружения на пути к безъядерному миру. Федеральное правительство Германии также настоятельно поддерживает эту цель. Сюда относятся и так называемые тактические ядерные вооружения. Двадцать лет после окончания холодной войны уже, пожалуй, можно говорить об устранении пережитка этого времени, который сегодня больше не служит ни одной военной цели, и говорить об этом необходимо путем узких консультаций с нашими партнерами в НАТО и с Россией, а не в одностороннем порядке. Поэтому мы хотим говорить и с Россией без предварительных условий на тему разоружения в области этого вида вооружений. Это касается в особенности мер укрепления доверия и создания прозрачности, которые могут облегчить процесс сокращения и, в конечном счете, процесс ликвидации этих вооружений.

- Разделяете ли Вы точку зрения о том, что тема безопасности, включая тактическое ядерное оружие в Европе, обычные вооружения и размещение американских ракет в Европе должна рассматриваться в одном комплексе? Что могло бы представлять собой идеальный формат для диалога с Россией по данной тематике?

- Мы заинтересованы в основанной на сотрудничестве европейской архитектуре безопасности, в которой Россия является необходимым партнером. Устойчивая концепция неделимой безопасности должна постоянно рассматривать вещи в комплексе. Это не означает, что подходить к решению названных Вами вопросов можно только в комплексе. Что касается вопроса о формате, то здесь нет окончательного ответа. Существуют различные форумы для диалога: Совет Россия-НАТО, ОБСЕ, двухсторонние контакты, которые могут все вместе вносить свой вклад.

- В принятом на состоявшейся недавно германо-российской встрече во дворце Мезеберг меморандуме говорится о том, что "Россия и ЕС будут сотрудничать в направлении разрешения приднестровского конфликта"; здесь прежде всего имеются в виду первые ощутимые сдвиги в формате "5+2". Значит ли это, что в скором времени реально достичь успехов по разрешению этого конфликта?

- Мезебергский меморандум является германо-российским предложением о том, каким образом можно придать отношениям между ЕС и Россией политический характер и интенсифицировать их в виде встреч между Высоком представителем Эштон и министром иностранных дел России Лавровым. Эта интенсификация должна быть связана с конкретным успехом при разрешении приднестровского конфликта. Я убежден, что такой успех возможен, если ЕС и Россия решительно будут сотрудничать в этом направлении. Для этого необходимо в скором будущем провести формальную встречу в формате "5+2". Возникающее сопротивление в отношении возврата к политическим разговорам должно быть совместно преодолено. Это было бы первым важным шагом на пути к разрешению данного конфликта. ЕС и Россия могут оказать поддержку в преодолении конфликта и тем самым продемонстрировать, что мы совместно готовы взять на себя ответственность.

- Как вы оцениваете призыв России отнести выращивание наркотиков и торговлю ими к угрозам международного мира и безопасности? Считаете ли Вы, что международные силы безопасности должны – как этого требует Россия – заниматься уничтожением производства опиума в этой стране?

- Выращивание наркотиков и торговля ими являются большим вызовом в мировом масштабе. Это касается не только наркопроблематики в Афганистане. Выращивание наркотических культур имеет, в частности, отрицательные последствия внутри самого Афганистана. Оно препятствует здоровому экономическому развитию и формированию политических структур, способствует коррупции и финансирует преступность. Естественно проблемы распространяются вдоль трасс транспортировки и вызывают в соответствующих странах большие затраты. Международные силы безопасности полностью осознают эти угрозы. Но борьба против наркобизнеса - это в первую очередь афганская задача, у которой должно остаться афганское лицо и которую нельзя решить одним уничтожением маковых полей. Международные войска оказали поддержку афганским силам безопасности при борьбе с наркобизнесом. При определенных условиях силы МССБ могут быть также задействованы против нарколабораторий и наркодельцов, если это санкционировано международным сообществом.

- Как в Берлине оценивают перспективу создания комитета Россия-ЕС на министерском уровне, который должен будет заниматься вопросами внешней политики и безопасности, о котором шла речь во время встречи в Мезеберге?

- После положительной реакции партнеров по ЕС мы исходим из того, что скоро может состояться такая встреча Высокого представителя Эштон и министра иностранных дел России Лаврова. Я надеюсь и ожидаю, что столь же скоро состоится упомянутая уже формальная встреча по Приднестровью в формате "5+2".

Интервью

Евгений Петров: РФ переходит к идее межотраслевых балансов, первым звеном станут минеральные ресурсы
Юрий Борисов: у России достаточный запас высокоточных ракет
Георгий Зиновьев: мощный потенциал Китая нужно масштабнее задействовать для развития России
Михаил Богданов: рассчитываем, что российские компании продолжат работать в Африке, несмотря на санкции
Министр иностранных дел ПМР: за 30 лет подобного рода терактов у нас не было
Глава Qrator Labs: текущие кибератаки можно назвать попыткой тотального уничтожения российского сегмента интернета
Александр Савельев: спецоперация форсирует формирование особого пути России в регулировании персональных данных
Ольга Васильева: нам удалось услышать учителей
Александр Кинщак: эффективная координация с арабскими странами по рынкам углеводородов сохраняется
Владимир Миловидов: американцы играют с нами в гляделки