ХроникаВоенная операция на УкраинеОбновлено в 17:04

Мы ждем от России разъяснений причин концентрации вооруженных сил у наших границ

Глава МИД Эстонии Урмас Паэт рассказал "Интерфаксу" об основных проблемах во внешнеполитических отношениях Эстонии и России

Мы ждем от России разъяснений причин концентрации вооруженных сил у наших границ
Мы ждем от России разъяснений причин концентрации вооруженных сил у наших границ
Фото: ИТАР-ТАСС

Москва. 12 октября. INTERFAX.RU - Министр иностранных дел Эстонии Урмас Паэт не считает неожиданным возможное избрание Владимира Путина президентом России. В интервью корреспонденту "Интерфакса" в Эстонии Аркадию Присяжному он подчеркнул, что нормализация двусторонних отношений должна строиться на доверии, ясности и прозрачности партнеров.

- Г-н министр, недавно в России наступила развязка в давно ожидавшейся интриге: Дмитрий Медведев предложил Владимиру Путин баллотироваться в президенты на предстоящих в будущем году выборах, и Владимир Владимирович согласился. У Эстонии и России при Владимире Путине - президенте были разные отношения, были подъемы, когда, например, был в 2005 году подписан пограничный договор с Россией, но были и спады, когда у того же договора подписи российской стороной были отозваны. Как в Эстонии воспринимают возможный новый приход Путина на пост глава государства?

- Прежде всего, подобное развитие вещей для нас - не сюрприз. Возможность повторного выдвижения Путина кандидатом в президенты и очевидность его избрания всегда была большой.

Что же касается дальнейшего хода событий, то каждый год пребывания в высшей политике привносит все новый и новый опыт в общении с Европейским союзом, с государствами ЕС, их понимании. Поэтому надеюсь, что этот опыт, общение с ЕС все-таки позволят развивать эти отношения и повышать их эффективность и в будущем.

- Президент России Дмитрий Медведев назвал приоритетным рост оборонных расходов в России. Из-за разногласий с главой государства по этому вопросу был даже вынужден покинуть свой пост министр финансов Алексей Кудрин. Эти процессы не остались незамеченными в Балтии и Северной Европе. Так, в Финляндии и Швеции обнародованы доклады военных экспертов об усилении военной мощи России, о сосредоточении армии на северо-западе страны, близ границ Эстонии и Финляндии и нарастающей угрозе со стороны России. Вы считает эти опасения оправданными?

- Если такие опасения существуют, то Россия могла бы их как-то разъяснить. Но факт остается фактом: военное присутствие России в Ленинградской области и в целом на северо-западе, по сравнению с тем, что было несколько лет назад, увеличилось. Цифры показывают, что оно значительно возросло. Это вызывает настороженность у аналитиков.

Но здесь важно, чтобы Россия сама спокойно разъяснила эту тенденцию, зачем возрастает военное присутствие и каковы его цели. Европейское сотрудничество должно строиться на доверии, а оно может наращиваться, лишь когда шаги другой стороны ясны и прозрачны. Так что разъяснение необходимо.

- На Ваш взгляд, как это соотносится с тем, что говорится на встречах НАТО-Россия, ЕС-Россия о партнерстве и расширяющемся сотрудничестве? Повлияли ли шаги Москвы в этом направлении на то, что Эстония увеличивает свои военные расходы до рекордных показателей, более чем на 20 процентов и намеревается их довести в будущем года до двух процентов от ВВП?

- Нет, здесь такой связи не существует. Оборонные расходы в государственном бюджете Эстонии увеличиваются потому, что это было принципиальным решением, принятым несколько лет назад, когда мы обязались довести их до согласованного в НАТО уровня в два процента от валового внутреннего продукта. Мы двигались в этом направлении шаг за шагом, из года в год, мы постоянно стремились дойти до искомой цифры в два процента, и, наконец, мы до этого уровня достигаем. Это связано с долгосрочной договоренностью, которую мы заключили при вступлении в НАТО.

- Вы только что вернулись со встречи министров иностранных дел Европейского союза, на которой обсуждался вопрос о программе "Восточное партнерство". В России эту программу воспринимают неоднозначно, раздаются голоса, что она создана для того, чтобы оторвать от России ее потенциальных союзников. С другой стороны, и в самой Европе отношение к некоторым участникам программы не как к партнерам. Сразу по возвращении вы, например, заявили о возможности новых санкций против Белоруссии, о том, что из-за дела Юлии Тимошенко Украину могут ждать серьезные последствия, касающиеся соглашений с ЕС об ассоциации и о свободной торговле. По сути, это те же санкции, а против партнеров санкции не вводятся. Не говорит ли это о провале Восточного партнерства?

- Прежде всего, я надеюсь, что чем дальше, тем больше Россия будет понимать, что Восточное партнерство не направлено против кого-либо. Оно не направлено и против России тоже. Все разговоры о сферах влияния могли бы уже, наконец, стать достоянием истории. Восточная программа создана для того, чтобы помочь участвующим в ней государствам и желающим принять в ней участие осовремениться, стать похожими на большинство государств Европы. А это не направлено ни против России, ни против кого-либо еще.

Я бы точно не назвал провалом эти процессы или откаты, которые проходят в некоторых государствах, участвующих в программе "Восточное партнерство". Ни у кого не было иллюзий, что процесс изменений, реформирования общества мог бы проходить очень быстро. Здесь нужно терпение, предстоит проделать еще многое. Подчас это очень сложные и трудные процессы, на все это нужно время. В таких больших государствах, как, например, Украина никто и не предполагал, что они произойдут за одну ночь. Наверняка случаются и откаты, но нужно проявлять терпение и последовательность, как у нас в Европейском союзе, так и в самих этих государствах.

Я думаю, что и для самой России было бы очень хорошо, если бы и по соседству с ней государства были стабильными, развитыми и предсказуемыми. Поэтому я отнюдь не считаю, что программа в случае ее реализации будет направлена против интересов России.

- Владимир Путин выступил на днях в газете "Известия" с инициативой создания Евразийского союза. Как к этому относятся в Эстонии?

- Все государства имеют право создавать различные организации и союзы. И в данном контексте это очень интересная интеллектуальная мысль. Но все, в конце концов, зависит от того, для чего создается конкретное объединение или организация, что она может предложить своим членам и какова прибавочная стоимость подобных структур. Так что пока это только идея. Посмотрим, что с нею станет и какой будет та самая прибавочная стоимость, которую надеется обрести то или иное государство по вступлении в организацию.

- Депутаты Госдумы РФ предложили Евросоюзу отменить визы для россиян, прилетающих в страны Шенгенской зоны регулярными рейсами и имеющих загранпаспорт и обратный билет. Как Вы относитесь к этому предложению?

- Визовый диалог между ЕС и Россией продолжается, и предложение следует рассмотреть в рамках этого диалога. Переговорщики получили полномочия от Европейского союза, и если какое-либо предложение будет нуждаться в обсуждении стран-членов ЕС, оно будет ими обязательно рассмотрено. Эта инициатива может стать компонентом переговоров. Рамки, в которых следует вести переговоры, существуют, в них и нужно обсудить эту идею.

Интервью

Юрий Борисов: у России достаточный запас высокоточных ракет
Георгий Зиновьев: мощный потенциал Китая нужно масштабнее задействовать для развития России
Михаил Богданов: рассчитываем, что российские компании продолжат работать в Африке, несмотря на санкции
Министр иностранных дел ПМР: за 30 лет подобного рода терактов у нас не было
Глава Qrator Labs: текущие кибератаки можно назвать попыткой тотального уничтожения российского сегмента интернета
Александр Савельев: спецоперация форсирует формирование особого пути России в регулировании персональных данных
Ольга Васильева: нам удалось услышать учителей
Александр Кинщак: эффективная координация с арабскими странами по рынкам углеводородов сохраняется
Владимир Миловидов: американцы играют с нами в гляделки
Глава Минвостокразвития РФ: грузооборот по Севморпути может превысить 90 млн тонн в 2024 году при выполнении планов компаний