Хроника последних дней СССРПроект информационного агентства "Интерфакс" при содействии Российского исторического общества

Глава Росрыболовства: "Расширение российского присутствия у берегов Африки не нравится конкурентам"

Руководитель Росрыболовства Андрей Крайний рассказал "Интерфаксу" о ситуации вокруг арестованного траулера "Олег Найденов" и перспективах российских рыболовов у побережья Африки

Глава Росрыболовства: "Расширение российского присутствия у берегов Африки не нравится конкурентам"
Глава Росрыболовства: "Расширение российского присутствия у берегов Африки не нравится конкурентам"
Фото: РИА Новости, Алексей Никольский

Москва. 13 января. INTERFAX.RU - Задержание сенегальскими военными российского траулера "Олег Найденов" и складывающаяся вокруг судна ситуация повысили интерес к Западной Африке как к рыболовной зоне.

Почему именно к этой зоне в последнее время приковано внимание крупных рыболовных держав, в чем интерес России и каковы планы российских рыбаков в этих водах на ближайшее время, "Интерфаксу" рассказал руководитель Росрыболовства Андрей Крайний.

— Россия давно работает в водах Западной Африки. Почему именно сейчас обострилась ситуация в этом регионе?

— Действительно, побережье Западной Африки — это традиционные промыслы для российского, а ранее советского флота. Даже в самые тяжелые 90-е годы Россия из этого района никогда не уходила. Наши рыбаки работали в Марокко и Мавритании, в Сенегале и Гвинее-Бисау.

Более того, российские ученые исследуют район Западной Африки с 60-х годов прошлого века. Мы обладаем уникальной базой данных по запасам биоресурсов, аналогов которой нет ни у одной страны мира. В прошлом году часть этих данных, например, безвозмездно была передана Намибии.

Сегодня свою задачу мы видим в том, чтобы расширить присутствие в этом регионе и заключить соглашения о рыбном промысле с каждым прибрежным африканским государством. Пока такие соглашения подписаны с 14 странами.

И эти наши стремления, естественно, не нравятся, скажем так, нашим партнерам или конкурентам. Это понятно. Мировое рыболовство подходит к порогу вылова 95 - 98 млн тонн рыбы. Больше из Мирового океана изъять нельзя, иначе начнется разрушение биологических цепочек. Поэтому и растет конкуренция. В принципе, это нормально. Но вот какими методами это зачастую делается — вопрос…

— Кого вы считаете главными конкурентами России в этой зоне?

— Прежде всего Китай, который ведет здесь промысел супертанкерами, и страны Евросоюза.

— Сколько рыбы выловили российские рыбаки в этой зоне в прошлом году?

— Всего в прошлом году в исключительных экономических зонах иностранных государств и открытой части Мирового океана выловлено 617,1 тыс. тонн водных биоресурсов. Это на 17,3% больше, чем в 2012 году. Только в зонах иностранных государств вылов увеличился на 18,4%, до 446,3 тыс. тонн, причем более половины от этого количества — 229,7 тыс. тонн — пришлось на воды, омывающие побережье Западной Африки. Рост по сравнению с 2012 годом составил более 37%.

У западного побережья Африки российские суда работали в основном в зонах Марокко, на которую пришлось 36,3% вылова, Западной Сахары (26%) и Гвинеи-Бисау (25,7%).

Высокие темпы роста не могут не настораживать конкурентов.

— Какое из соглашений о сотрудничестве в сфере рыболовства, подписанных в прошлом году со странами Западной Африки, вы считаете наиболее значимым и почему?

— Все они имеют большое значение. К примеру, в соответствии с новым российско-марокканским соглашением, которое подписано в феврале прошлого года, наши рыболовные суда могут вылавливать в территориальных водах Марокко 100 тыс. тонн рыбы в год. В этой зоне могут работать до 10 российских судов, в зоне Мавритании — до 30.

— А куда отправляется рыба, выловленная у берегов Западной Африки?

— Она делится на два потока — на экспорт и в Калининград. Этот город является портом для экспедиционного промысла, калининградские рыбаки, активно работающие в Северной Атлантике, всегда ловили рыбу и в Западной Африке.

Исторически сложилось так, что все заводы Калининградской области работают на африканском сырье. Такая ситуация сохраняется и сегодня.

Экспортным направлением для этой рыбы в прошлом году была Ангола, куда в январе - октябре было поставлено около 2,3 тыс. тонн ставриды. В 2012 году кроме Анголы ее приобретали также Мавритания и Сенегал, купившие за аналогичный период почти 9 тыс. тонн ставриды, скумбрии, сардины.

— Сколько судов сейчас работает у западного побережья Африки и есть ли для них опасность повторения ситуации с "Олегом Найденовым"?

— Сейчас там 10 российских промысловых судов. Опасность, конечно, есть, но ситуация находится под контролем.

— В экипаже "Олега Найденова" 23 гражданина Гвинеи-Бисау. Как они там оказались?

— Они были привлечены в соответствии с соглашением о сотрудничестве в рыболовстве. Подготовка кадров является еще одним важными направлением нашего сотрудничества с африканскими странами. Уже около пятидесяти лет в морских институтах и колледжах России учатся студенты из арабских и африканских стран. Для каждой страны, с которой подписано соглашение, мы ежегодно выделяем квоту на 10 человек.

Все студенты учатся за счет федерального бюджета России. Этим мы помогаем создавать рыбохозяйственную отрасль стран-партнеров и получаем специалистов, которых потом нанимаем на суда российского флота.

Например, в соглашениях с Марокко, Мавританией, Сенегалом, Гвинеей-Бисау есть пункты, в соответствии с которыми мы должны взять на свои суда определенное количество местных матросов и технического персонала.

— Каковы перспективы российского рыболовного флота у берегов Западной Африки?

— Они будут зависеть от результатов новой научной экспедиции, которую мы планируем в этом году. В ней также намерены участвовать представители Марокко, Мавритании и других стран Западной Африки. Ученые будут исследовать состояние биоресурсов в Атлантическом океане, чтобы дать ответ на вопрос, какие виды рыб и в каких объемах могут добывать рыбаки в этом регионе.

Но однозначно можно сказать, что из этих вод мы не уйдем.

Интервью

Замглавы Минфина РФ: любая страна, которая участвует в мировой торговле алмазами, должна быть в Кимберлийском процессе
Первый зампред ВТБ: иногда обсуждаем с Галицким "Магнит", но больше - футбол
Вадим Субботин: блокировка – это последняя мера, когда другие аргументы уже не работают
Ольга Васильева: сейчас, к сожалению, науки об образовании не играют той ключевой роли, которой заслуживают
Научный руководитель Института астрономии: космического мусора гораздо больше, чем мы наблюдаем
CEO "ВТБ Инфраструктурный холдинг": логистика выходит сейчас на очень важный план инвестирования
Замглавы Минюста: мы не используем труд осужденных, мы даем им работу, возможность быть ближе к семье
Академик Покровский: для разработки и внедрения вакцины от ВИЧ потребуется еще несколько лет
Посол Афганистана в РФ: Все афганские дипмиссии приняли коллективное решение не сотрудничать с "Талибаном"
Александр Стерник: ни у кого нет монополии на отношения со странами Центральной Азии
 
Подписка
Хочу получать новости:
Введите код с картинки:
Обновить код