ХроникаВоенная операция на УкраинеОбновлено в 13:50

Французский депутат: вмешательство России в сирийский конфликт предотвратило кровавую бойню

Член комиссии Национального собрания по обороне и вооруженным силам Николя Дьюик высказал свою точку зрения на события в Сирии

Французский депутат: вмешательство России в сирийский конфликт предотвратило кровавую бойню
Член комиссии Национального собрания по обороне и вооруженным силам Николя Дьюик
Фото: СГЮА

Москва. 3 октября. INTERFAX.RU - В волжском городе Саратов прошла в рамках празднования 85-летия Саратовской государственной юридической академии международная научно-практическая конференция, посвященная политико-правовым и гуманитарным аспектам проблем миграции в Европе. Одним из участников конференции был депутат Национального собрания Франции, член комиссии Национального собрания по обороне и вооруженным силам, мэр города Бриен-ле-Шато Николя Дьюик. Французский депутат неоднократно бывал на Ближнем Востоке и, в частности, в Сирии. В связи с этим специальный корреспондент "Интерфакса" Вячеслав Терехов попросил депутата высказать свою точку зрения на события в этой стране.

- В эти дни исполняется год с начала операции военно-космических сил России в Сирии. В какой степени, по вашему мнению, этот год оправдал необходимость проведения российской военной операции в этой ближневосточной стране?

- Этот год показал, что вмешательство российской авиации действительно остановило надвигающуюся катастрофу в Сирии. Военно-космическая авиация помогла вооруженным силам этой страны, верным президенту Хафезу Асаду, изменить военную ситуацию: они были на грани истощения. Я убежден, что если бы режим Асада тогда пал, что было вполне вероятным, то в стране началась бы кровавая бойня.

- Игиловцы отомстили бы президенту за то, что не склонился перед ними?

- Все было бы гораздо трагичней. Сам президент принадлежит к национальному меньшинству - алавитам, так что нельзя сбрасывать со счетов активизацию шиитов (в том числе, и пришедших из-за рубежа) для противоборства с алавитами. Безусловно, что агрессивная шиитская часть устроила бы кровавую бойню не только сторонникам президента Асада, но и христианам, друзам, исмаилитам, проживающим в Сирии. Поэтому я с полным правом заявляю, что вмешательство российской авиации и ракетной техники предотвратило кровавую бойню. Я подчеркиваю, именно бойню. Это что касается людских потерь, но при поддержке российской авиации сирийская армия смогла спасти от разрушения мировую "жемчужину" - Пальмиру.

- Вы говорили сейчас о положении в Сирии. А как повлияли российские военно-космические силы на борьбу с самой запрещенной в РФ бандитской группировкой ИГИЛ? Их деятельность была главной причиной российской военной операции.

- А кто в основном воевал в Сирии против Асада? Это те вооруженные отряды, которые вы называете игиловцами. Им было мало завоевать власть в Ираке: не надо забывать, что эта организация создана в Ираке Саудовской Аравией и Катаром. Это они ее создали в Ираке, на базе части иракских шиитских военных.

- А США, вы считаете, что США ни при чем?

- Я не назвал США потому, что они уже лет 20-30 ведут на Ближнем Востоке свою игру. Вообще глобальной целью политики США является перекраивание всей политической карты мира. Но в начале, они активно взялись в последние годы за Ближний и Средний Восток. Это уже ясно видно. Они нескрываемо стремятся создать новые шиитские и суннитские государства. Причем представить это, как стремление принести свободу этим народам. Но на деле этот "подарок" от них никто не ожидал и не ждет. Вспомните, как американцы после второй войны в Персидском заливе, воспользовавшись ситуацией, вошли в Ирак. Но все население Ирака восприняли их не как освободителей, а как армию вторжения. Спрашивается, кому же США принесли там освобождение и от кого?

Поэтому США с самого начала создания ИГИЛ не вели активную деятельность против этой организации. Но если вернуться к Сирии, то я сожалею о том, какую роль там играет моя Франция.

- А разве французские вооруженные силы не ведут борьбу с ИГИЛ, особенно, после серии терактов во Франции?

- Да, Франция ввязалась в эту борьбу из-за событий внутри самой Франции. А надо было с самого начала действовать по-другому, действовать, как Россия. Надо было поддержать Асада и ни в коем случае не поддерживать идею распада Сирии на маленькие кусочки. Франция должна была стремиться к сохранению территориальной целостности Сирии, однако, Франция вела себя по-другому.

Я очень хотел бы, чтобы французская дипломатия стала такой же независимой, как это было при де Голле. К сожалению, сейчас она таковой не является!

- И все-таки французские силы ведут борьбу с ИГИЛ.

- Да, французские силы ведут борьбу с ИГИЛ, но надо понимать, что бомбами можно уничтожить вооруженные силы этой организации, но бомбами нельзя решить проблему борьбы внутри самого исламского общества. Мы можем разбомбить ИГИЛ в одном месте, но оно появится в другом, скажем, где-нибудь в Африке или в другой части мира. Мы уже объявляли о победе над Аль-Каидой, но на самом деле, она жива, как никогда. Решать эту проблему надо не только вооруженными силами, а изучая и учитывая в своей политике интересы всех течений ислама, не использовать их в своих корыстных целях, как это произошло в Ираке, Ливии, Ливане, Сирии и других, а именно, работая с ними.

Интервью

Антон Силуанов: Дополнительные деньги бюджету нужны
Генсек ОДКБ: на фоне теракта в Crocus City Hall важно не позволить раскачивать ситуацию в сфере миграционной политики
Гендиректор NatCar: Инвестиции только в подвижной состав - это уже прошлое
Глава Polymetal: торги акциями Polymetal в Москве все больше похожи на рынок фанатских карточек k-pop
Михаил Шамолин: Segezha до конца года намерена решить проблему долга
CEO "Ренессанс Страхования": есть интерес к выходу за пределы страхования
СЕО "Полюса": рост capex в ближайшие годы стимулирует интерес "Полюса" к рынку долгового капитала
Глава Экспертно-криминалистического центра МВД России: служба сконцентрируется на противодействии "высокотехнологичным" преступлениям
Замглавы Минэкономразвития РФ: все участники ВТО заинтересованы в ее реформе
Зампред Банка России: мы не делаем скидку на сложные времена