ХроникаПандемия коронавирусаОбновлено в 13:03Заразились
на 09.05
В России 4 880 262+8 419В мире 157 688 226+786 546

Замглавы МИД Игорь Моргулов: в санкционном давлении на Пхеньян мы приближаемся к "красной линии"

Заместитель министра рассказал о перспективах развития ситуации на Корейском полуострове

Замглавы МИД Игорь Моргулов: в санкционном давлении на Пхеньян мы приближаемся к "красной линии"
Заместитель министра иностранных дел РФ Игорь Моргулов
Фото: ТАСС, Станислав Красильников

Москва. 15 декабря. INTERFAX.RU - Заместитель министра иностранных дел РФ, курирующий азиатский регион, Игорь Моргулов рассказал интервью "Интерфаксу" об усилиях России по урегулированию кризиса на Корейском полуострове, перспективах развития ситуации в регионе, об отношениях Москвы и Пхеньяна.

- Игорь Владимирович, на каком уровне мы поддерживаем диалог с Пхеньяном, есть ли у нас контакты с лидером страны Ким Чен Ыном? Насколько успешен существующий диалог?

- Давайте исходить из того, что у нас нормальные межгосударственные отношения с КНДР. Поэтому, как у соседей, у нас широкий спектр каналов диалога: есть межмидовский диалог, встречаются наши министры, есть межпарламентские связи, недавно большая парламентская делегация посетила Пхеньян. У нас работает межправительственная комиссия по экономическому сотрудничеству, которая обсуждает различные экономические проекты. Каналов диалога у нас много, что касается успеха - наверное, они, так или иначе, приносят результаты, поскольку у нас нормальные добрососедские отношения с этой страной. Контактов высшего уровня c новым руководством КНДР у нас, как известно, еще не было, но теоретически, наверное, они возможны.

- Что касается увеличения давления на КНДР, в том числе экономического, какова будет позиция Москвы, в случае если американцы через СБ ООН при поддержке своих союзников будут добиваться введения дополнительных санкций, как далеко мы готовы пойти?

- Я думаю, что в санкционном давлении на Пхеньян мы приближаемся к "красной линии", за которой последует экономическое удушение КНДР. Россия не готова принимать в этом участие. Мы считаем это контрпродуктивным, во-первых, поскольку одно лишь санкционное давление не приведет к искомому результату, к решению ядерной проблемы Корейского полуострова. А во-вторых, есть очень существенный гуманитарный аспект - от санкций в первую очередь пострадают простые люди, и мы не можем этого не учитывать.

Поэтому мы считаем, что наряду с теми санкциями, которые уже были приняты в Совбезе ООН, необходимо сейчас сосредоточить внимание и усилия на поиске путей возобновления диалога, и здесь Россия готова играть очень активную роль. Наш трехэтапный план предлагает реальную альтернативу выхода из нынешнего тупика напряженности через двойное замораживание, через возобновление прямого диалога между США и КНДР, другими участниками – заинтересованными сторонами, с выходом в перспективе на многосторонний диалог по всему комплексу проблем Корейского полуострова, включая проблему денуклеаризации.

- Какую позицию Россия займет на предстоящей министерской встрече СБ ООН по КНДР 15 декабря?

- Мы изложим свою известную позицию о том, что мы выступаем за необходимость политико-дипломатического решения, запуск скорейшего переговорного процесса на основе российско-китайской трехэтапной "дорожной карты" урегулирования проблем Корейского полуострова. Это квинтэссенция нашей позиции.

- Не так давно вы говорили, что, возможно, у КНДР и США есть некая готовность к контактам, и что КНДР хотела бы получить от Вашингтона гарантии безопасности. На ваш взгляд, американцы готовы дать эти гарантии безопасности? И какую роль мы можем сыграть в налаживании прямого диалога между Вашингтоном и Пхеньяном?

- Соединенные Штаты на днях устами госсекретаря Рекса Тиллерсона заявили о готовности к переговорам с Пхеньяном без предварительных условий. Мы это приветствуем как шаг в правильном направлении. Я полагаю, что КНДР действительно заинтересована в получении гарантий безопасности непосредственно от Соединенных Штатов, и это могло бы стать предметом переговоров между двумя сторонами. А насколько США готовы предоставить такие гарантии безопасности, мне, естественно, сказать за них сложно.

Хочу напомнить, что американцы несколько раз заверяли, что у них нет враждебной политики в отношении КНДР, но я думаю, что одних устных заявлений недостаточно. Именно поэтому мы говорим о неком коллективном механизме мира и безопасности в регионе, о коллективных гарантиях, которые могли бы быть согласованы всеми заинтересованными сторонами, включая и Россию, безусловно, и Китай, Южную Корею, Японию, Соединенные Штаты. И в этом смысле Россия готова сыграть свою конструктивную роль в том, чтобы создать механизм таких гарантий.

- Южнокорейские СМИ писали, что Сеул и Пекин обсуждают идею синхронизации двух процессов: заключения мирного договора, который в свое время предлагал подписать Пхеньян, и денуклеаризации полуострова. Мы поддерживаем эту идею?

- Мы полагаем, что проблема заключения мирного договора вместо соглашения о перемирии может обсуждаться, но на более поздних этапах. Это слишком сложная проблема, много сторон вовлечено в нее. На наш взгляд, для начала переговоров между двумя сторонами достаточно было бы договориться о принципах мирного сосуществования, взаимного дипломатического признания, каких-то базовых вещах, которые позволили бы снять взаимные озабоченности, растопить атмосферу тотального недоверия, которая сложилась сегодня. И уже потом в ходе переговоров о коллективной системе безопасности, которые мы предлагаем провести на третьем этапе реализации нашей "дорожной карты", можно было бы говорить обо всем комплексе, в том числе и о мирном договоре вместо соглашения о перемирии.

Нам представляется целесообразным поэтапный подход, от простого к сложному. Мы предлагаем двигаться от самого простого: сначала заморозить всю активность – и ракетно-ядерную активность КНДР и, соответственно, военные учения США и их союзников, дальше двигаться к снятию взаимных озабоченностей, налаживанию мер доверия между собой через отказ от взаимных угроз, через дипломатическое признание друг друга. И далее двигаться уже к более сложным вопросам, которые включают в себя замену соглашения о перемирии на мирный договор, который ознаменует окончание войны, поскольку технически война, как известно, не завершена на Корейском полуострове, и создание коллективного механизма мира и безопасности. Он подразумевает, безусловно, денуклеаризацию Корейского полуострова, отсутствие ядерного оружия, как на севере, так и на юге Кореи, и – демилитаризацию полуострова. Это очень важно. В том числе, речь идет и об иностранном военном присутствии, то есть на третьем этапе мы предлагаем говорить в комплексе по всем вопросам, включая денуклеаризацию, демилитаризацию, вопросы иностранного военного присутствия и так далее. Только так можно создать эффективный механизм мира на полуострове.

- Мы готовы, если будет заинтересованность сторон, в какой-то форме гарантировать такое соглашение? Потому что основная проблема – это недоверие между сторонами.

- Я думаю, что это возможно. Если будет потребность такого рода в гарантиях с нашей стороны, я думаю, конечно, мы могли бы выступить гарантами такого соглашения. Но это, естественно, должна быть не только одна Россия, а, наверное, и другие участники.

- В последнее время много раз говорилось о том, что ситуация на полуострове очень накалена, и срыв не исключен. Такой срыв может произойти перед зимней Олимпиадой, допустим? Насколько это реально?

- Угроза неконтролируемого развития событий с учетом большого количества оружия, находящегося в регионе, и той напряженности, которая сегодня присутствует, есть в любой момент. Она в равной степени реальна и в период до Олимпийских игр, и после. Я не вижу здесь какой-то прямой увязки между этими событиями, и мы очень надеемся, что спортсмены КНДР откликнутся на приглашение принять участие в Олимпийских играх в Пхенчхане. Хотелось бы, конечно, чтобы Олимпиада прошла в спокойных условиях. Но еще раз повторю, что угроза неконтролируемого развития событий присутствует постоянно.

- Пхеньян просит Россию сохранить на будущий год квоту в 35 тыс. северокорейских рабочих, которые сейчас находятся в нашей стране. Пойдем ли мы навстречу северокорейской стороне, или по истечении контрактов все они будут вынуждены покинуть Россию в соответствии с запретом СБ ООН на прием новых рабочих из КНДР?

- Наша позиция четко соответствует положениям резолюции Совета Безопасности ООН 2375, согласно которой использование северокорейской рабочей силы в России будет постепенно прекращено. Те северокорейские рабочие, которые начали процесс оформления и заключали трудовые договоры до даты принятия резолюции - 11 сентября - будут продолжать работать в нашей стране до истечения срока контрактов. Так предусмотрено резолюцией, и мы будем действовать в строгом соответствии с этим документом. Немедленной депортации северокорейских рабочих не будет.

- Среди этих контрактов есть долгосрочные?

- Среди них, безусловно, есть и долгосрочные. Мы не пойдем ни на какие резкие шаги, ни о какой высылке, немедленном прекращении, разрыве этих контрактов, еще раз подчеркиваю, речи не идет.

- Американские официальные лица заявляли, что Пхеньян использует порт Владивостока для обхода эмбарго на поставки северокорейского угля. Обоснованы ли эти утверждения?

- Претензии США к России в части выполнения санкционных резолюций Совета Безопасности не имеют оснований. Мы строго следуем требованиям всех этих резолюций.

- Размещение систем американской ПРО в Японии может повлиять на работе над мирным договором, осложнить этот процесс?

- Я думаю, что решение японского правительства о приобретении комплексов "Иджис Эшор" окажет негативное влияние в общем на атмосферу российско-японских отношений и, соответственно, на работу по заключению мирного договора. Поскольку для нас совершенно очевидно, что эта система в конечном итоге будет интегрирована в азиатский сегмент ПРО США. Мы понимаем, против кого этот сегмент глобальной ПРО направлен, и не можем не учитывать этого в нашей работе.

Интервью

Юрий Борисов: закупки новой планирующей авиабомбы "Дрель" начнутся в этом году
Посол Японии в Москве: Токио намерен наращивать сотрудничество с Россией в экономической области
Глава "Балтики": У безалкогольного пива большой потенциал, но конкурировать с классическим у него не получится
CEO "Авиасейлс": сейчас наши самые большие конкуренты - такие компании, как "Леруа Мерлен"
Глава Нацбанка Украины: мы с МВФ на одной стороне
СЕО "РусГазДобычи": мы - адвокаты максимальной монетизации жидких углеводородов
Глава МИД Эстонии: Эстония и Россия должны разговаривать между собой, несмотря на разногласия
Главный гособвинитель Генпрокуратуры: прокуроры ориентированы на справедливый и законный приговор, а не на цифры
Глава застройщика ЖК "Тушино-2018": московская недвижимость - самое понятное средство сохранения денег
Глава "Фридом Финанс": наша главная цель сейчас - справиться с ростом клиентской базы
 
Подписка
Хочу получать новости:
Введите код с картинки:
Обновить код