"Лишь в самое последнее время появились признаки того, что ведущие ядерные державы осознают нетерпимость нынешнего положения"

Экс-президент СССР Михаил Горбачев в интервью "Интерфаксу" дал оценку сегодняшней ситуации с ядерным вооружением

"Лишь в самое последнее время появились признаки того, что ведущие ядерные державы осознают нетерпимость нынешнего положения"
"Лишь в самое последнее время появились признаки того, что ведущие ядерные державы осознают нетерпимость нынешнего положения"
Фото: Reuters

Москва. 23 апреля. INTERFAX.RU - Накануне возобновления переговоров между Россией и США экс-президент СССР Михаил Горбачев дал интервью журналисту Андрею Карплюку по проблемам ядерного разоружения.

Михаил Сергеевич, вопрос может очень абстрактный и глобальный, но: как вы оцениваете сегодняшнюю ситуацию с ядерным вооружением?

Как одну из острейших проблем сегодняшнего мира. И это целый комплекс проблем, в том числе, безусловно, нераспространение ядерного оружия, угроза ядерного терроризма. Но больше всего нас должен тревожить сам факт, что через двадцать лет после окончания холодной войны в арсеналах ядерных держав остаются тысячи боезарядов. По сути дела, все, что сделано к настоящему моменту – это выполнение соглашений, подписанных в конце 1980-х – начале 1990-х годов.

То есть все последние годы…

Да-да, приходится констатировать, что за последние полтора десятилетия ничего принципиально нового не достигнуто. Темпы сокращения ядерного оружия замедлились. Механизмы контроля над вооружениями ослаблены. Договор о полном запрещении ядерных испытаний так и не вступил в силу. Ядерные вооружения США и России по-прежнему намного превышают арсеналы всех остальных ядерных держав вместе взятых, что затрудняет их привлечение к процессу ядерного разоружения. Под угрозой режим нераспространения ядерного оружия.

И чья здесь большая вина?

Главную ответственность в ядерной сфере несут ведущие ядерные державы – США и Россия. Но не могу не отметить, что именно США вышли из договора по ПРО, до сих пор не ратифицировали договор о полном запрещении ядерных испытаний, подтвердили возможность применения первыми ядерного оружия, отказывались от подписания обязывающего, контролируемого договора с Россией о сокращении стратегических наступательных вооружений.

То есть, получается, все довольно безнадежно?

Все-таки в последнее время появились признаки того, что ведущие ядерные державы осознают нетерпимость нынешнего положения. Президенты США и России договорились заключить к концу нынешнего года договор о сокращении стратегических наступательных вооружений, предусматривающий – это очень важно для нас – меры контроля. Они подтвердили приверженность своих стран статье 6 Договора о нераспространении ядерного оружия. В их совместном заявлении предусматривается также ряд шагов по уменьшению ядерной опасности, в том числе ратификация США договора о запрещении ядерных испытаний.

Сейчас разговор переходит в конкретную фазу: в Риме 24 апреля пройдут первые российско-американские консультации по вопросу СНВ. Это позитивные, обнадеживающие шаги. Тем не менее, необходимо откровенно признать: проблем и опасностей больше, чем достижений. Путь к безъядерному миру осложняется многочисленными препятствиями.

В чем причина такого положения?

Ядерное оружие – это крайнее проявление милитаризации международных отношений и политического мышления. Мы не преодолели это тяжелое наследие ХХ столетия. Я бы сказал, что на протяжении последних десятилетий эта проблема даже усугубилась.

Главной причиной этого стала неверная оценка событий, связанных с окончанием холодной войны. Они были восприняты в США и некоторых других странах, как победа Запада, как "зеленый свет" для политики односторонних действий.

Вместо создания новой архитектуры международной безопасности миру попытались навязать монопольное лидерство единственной оставшейся сверхдержавы, институтов и организаций – таких как НАТО, оставшихся в наследство от холодной войны и не реформированных после ее окончания.

Применение силы и угроза ее применения вновь стали рассматриваться как «нормальный» способ решения проблем. В официальных документах обосновываются доктрины превентивных ударов и необходимость военного превосходства США.

Сегодня реальностью становится перспектива новой гонки вооружений. Сохраняется приоритетное финансирование военных программ, растут "оборонные" бюджеты, превышающие разумные потребности безопасности. США расходуют на военные цели почти столько же, сколько весь остальной мир вместе взятый.

Пренебрежение к международному праву, к мирным способам урегулирования споров, к Организации Объединенных Наций, к ее Совету Безопасности возводится чуть ли не в ранг государственной политики.

В результате мы получили войну в Европе – я имею в виду Югославию, что казалось немыслимым еще совсем недавно. Получили обострение на многие годы положения на Ближнем Востоке. Получили войну в Ираке, исключительно тяжелое положение в Афганистане. И, что особенно важно в контексте нашей темы, – обострение проблемы нераспространения ядерного оружия.

Вы имеете в виду ядерные программы Ирана и КНДР?

Не только. Суть проблемы – прежде всего в невыполнении членами ядерного клуба обязательства, взятого ими в статье 6 Договора о нераспространении – двигаться в направлении ликвидации ядерного оружия. Пока это положение сохраняется, будет сохраняться и опасность появления новых ядерных держав. Сегодня десятки стран имеют такую техническую возможность.

В конечном счете устранить ядерную опасность можно лишь посредством ликвидации ядерного оружия. Но вот вопрос: можно ли считать реалистической перспективу того, что в итоге одна страна останется с таким количеством обычного оружия, которое превышает арсеналы вооружений едва ли не всех остальных стран вместе взятых? То есть, что она будет иметь абсолютное военное превосходство в мире?

И каков ответ?

Буду откровенен: такая ситуация стала бы непреодолимым препятствием на пути к избавлению мира от ядерного оружия. Поэтому если мы не поставим вопрос о демилитаризации мировой политики, сокращении военных бюджетов, прекращении создания новых видов оружия, недопущении милитаризации космоса, разговоры о безъядерном мире повиснут в воздухе.

Михаил Сергеевич, а что бы вы здесь предложили?

Во-первых, хочу сказать о необходимости обсуждения проблемы демилитаризации на межгосударственном уровне. Отдельные ее аспекты обсуждаются в рамках конференции по разоружению ООН в Женеве. Ее работу надо, несомненно, активизировать, поддержать важные предложения генерального секретаря ООН.

Но дискуссии на эту тему надо придать новый импульс. Думаю, что это можно сделать через механизм "двадцатки". Ограничивать охват этого механизма "пожарными" вопросами нынешнего кризиса было бы ошибочно. "Двадцатка" неизбежно должна будет выходить на политические проблемы. Не должна уходить от проблемы демилитаризации международной политики и «восьмерка», если, конечно, она не хочет оказаться невостребованной в быстро меняющихся условиях.

Второе мое предложение непосредственно касается ядерной сферы. Оно относится не только к России и США, но и к другим ядерным державам. Если обладатели самых больших запасов ядерного оружия пойдут по пути их реального сокращения, то другим уже невозможно будет отсиживаться в стороне, скрывая свои арсеналы от международного контроля.

Что конкретно вы имеете в виду?

После недавнего выступления президента Обамы возникает реальная возможность ратификации США договора о прекращении ядерных испытаний. Это было бы важным шагом вперед, особенно в сочетании с новым соглашением по стратегическим вооружениям между США и Россией.

Считаю, что после этого другие ядерные державы – как "официальные члены клуба", так и остальные – должны будут, как минимум, заявить о замораживании своих ядерных арсеналов и о готовности вступить в переговоры об их ограничении и сокращении.

Этот вопрос надо ставить уже сейчас. Иначе не будет того доверия, без которого немыслима наша общая безопасность.

Интервью

Главный конструктор НПО Энергомаш: мы готовы поставлять многоразовые двигатели для российских ракет

Главный конструктор НПО Энергомаш: мы готовы поставлять многоразовые двигатели для российских ракет

Посол Израиля в РФ: руководство страны продолжит курс на укрепление отношений с Россией

Посол Израиля в РФ: руководство страны продолжит курс на укрепление отношений с Россией

Роман Вильфанд: настоящая весна придет во второй половине апреля

Роман Вильфанд: настоящая весна придет во второй половине апреля

Губернатор ЯНАО: Крупным проектам в Арктике нужен индивидуальный подход и персональные льготы

Губернатор ЯНАО: Крупным проектам в Арктике нужен индивидуальный подход и персональные льготы

Роберто Савьяно: в Италии я настоящий живой мертвец

Роберто Савьяно: в Италии я настоящий живой мертвец

Погранслужба ФСБ: чтобы не омрачить вылет в отпуск, проверьте свои штрафы у приставов

Погранслужба ФСБ: чтобы не омрачить вылет в отпуск, проверьте свои штрафы у приставов

Сергей Кудряшов: когда мы купили у Total долю в Харьяге, с "Зарубежнефтью" стали по-другому разговаривать крупные компании

Сергей Кудряшов: когда мы купили у Total долю в Харьяге, с "Зарубежнефтью" стали по-другому разговаривать крупные компании

Евгений Миронов: в обществе возникает торжество непрофессионалов

Евгений Миронов: в обществе возникает торжество непрофессионалов

Глава АКОРТ: Главный риск - это желание государства регулировать торговлю

Глава АКОРТ: Главный риск - это желание государства регулировать торговлю

Глава департамента Минфина: я лично буду проезжать бензоколонки, смотреть, дешевеет ли дизель

Глава департамента Минфина: я лично буду проезжать бензоколонки, смотреть, дешевеет ли дизель
Подписка
Хочу получать новости:
Введите код с картинки:
Обновить код