ХроникаВоенная операция на УкраинеОбновлено в 22:02

"Отношения между ЕС и Россией пережили трудный год"

Верховный представитель по общей внешней политике и безопасности ЕС Хавьер Солана в интервью "Интерфаксу" рассказал о перспективах развития отношений России и ЕС

"Отношения между ЕС и Россией пережили трудный год"
"Отношения между ЕС и Россией пережили трудный год"
Фото: Reuters

Москва. 19 мая. INTERFAX.RU - В преддверии саммита Россия-ЕС, который состоится 21 и 22 мая в Хабаровске, один из ключевых членов делегации Евросоюза на этой встрече в верхах, верховный представитель по общей внешней политике и безопасности Хавьер Солана дал интервью корреспонденту "Интерфаксу" Александру Минееву

Прошлогодняя война в Грузии затормозила развитие отношений между Евросоюзом и Россией. В каком состоянии они сейчас? Стал ли этот конфликт частью прошлого, и готов ли ЕС вести с Россией "бизнес как обычно"?

Действительно, отношения между ЕС и Россией пережили трудный год. Они подверглись испытанию прошлогодней войной в Грузии и зимним газовым кризисом. Мы еще работаем над последствиями обеих проблем. Тем не менее, наши отношения охватывают очень широкое поле, и мы продолжали успешно сотрудничать во многих других областях. Россия остается ключевым стратегическим партнером для Евросоюза, и сейчас задача в том, чтобы двигаться вперед, выстраивать доверие, необходимое для укрепления партнерства.

Какие основные вопросы рассчитывает обсудить делегация ЕС на саммите в Хабаровске? Что сделано в четырех общих пространствах сотрудничества ЕС-Россия?

Мы будем говорить о тех проблемах, с которыми сталкивается сейчас весь мир. На нас, ЕС и России, лежит ответственность и мы должны действовать для их преодоления. Прежде всего, это экономический кризис и ключевые международные проблемы, такие как Иран, Афганистан, Ближний Восток и Сомали. Будучи двумя главными актерами на европейской сцене, мы, конечно, должны уделить особое внимание проблемам нашего континента, включая ситуацию в Грузии, Молдавии и на Балканах, и тому, как экономический кризис влияет на нашу часть мира, как лучше преодолевать его в духе открытости и сотрудничества. Наконец, как вы знаете, мы хотим и дальше развивать двустороннее взаимодействие на основе общих пространств. Мы ведем переговоры о новом соглашении, которое отражало бы более высокий уровень амбиций, особенно, что важно для нас, в области энергетики. Эта постепенная работа идет своим чередом. Она не всегда легкая, но мы как лидеры ответственны за прокладку верного курса.

Министр иностранных дел России Сергей Лавров в дискуссии с Вами на Брюссельском форуме сказал, что новый проект Восточное партнерство, предложенный шести странам бывшего СССР, это разновидность сферы влияния. Что Вы можете сказать сейчас в этой связи?

Если добрососедские отношения между ЕС и его восточными соседями станут лучше, то никак не за счет отношений с другими. Мы с самого начала очень четко заявили, что не предлагаем никакой стране Восточного партнерства делать выбор между ЕС и Россией или любой другой страной. На наш взгляд, позитивная динамика в наших отношениях с этими странами повлечет за собой позитивную динамику в регионе в целом. Наша цель – помочь партнерам в политических, экономических и социальных реформах. В интересах России и Европы в целом, чтобы эти страны были более стабильными, процветающими и открытыми. И конечно же, мы будем параллельно развивать стратегическое партнерство с Россией. Мы хотим, чтобы и Россия участвовала в некоторых проектах в рамках Восточного партнерства.

Энергетическая безопасность – составная часть общей безопасности. Россию не совсем устраивает соглашение между Брюсселем и Киевом о модернизации газотранспортной системы Украины. На Ваш взгляд, что нужно изменить или улучшить в энергетическом сотрудничестве ЕС с Россией?

ЕС и Россия – взаимозависимые в области энергетики партнеры. ЕС – это главный потребитель российских энергоносителей, а Россия – наш главный внешний поставщик энергии. И так останется в обозримом будущем. Полностью в наших интересах поставить энергетическое сотрудничество на более солидный, долговременный фундамент. Возникший прошлой зимой газовый кризис между Россией и Украиной повлек серьезные последствия для потребителей в ЕС. Следовательно, есть потребность в более прочных и более определенных рамках наших отношений в этой области, чтобы можно было избежать повторения подобных случаев и построить доверие между нами. В свою очередь, доверие зависит от того, насколько все участники (поставщики, потребители и транзитные страны) четко соблюдают согласованные принципы энергетической безопасности в Европе, такие как транспарентность, отсутствие дискриминации и выполнение контрактов.

В краткосрочной перспективе мы хотели бы, например, договориться с Россией о создании более совершенного Механизма раннего предупреждения возможных перебоев поставок. Что касается наших долговременных отношений в энергетической сфере, то они могли бы регулироваться, в частности, новым (базовым) Соглашением между ЕС и Россией, которое сейчас находится в процессе переговоров. Соглашение должно установить более определенные, юридически обязывающие положения, которые включали бы в себя принципы Договора Энергетической хартии.

Что такое "Южный коридор"? То же самое, что газопровод "Набукко"? Какова ресурсная база его наполнения, и как разрешить конфликт между "Южным коридором" ЕС и российским "Южным потоком"? Это конкурирующие проекты?

Южный коридор – это важный приоритетный для ЕС проект. Мы хотим создать рамки для углубленной кооперации, которые позволят получать в Европе энергоносители из Каспийского и Ближневосточного регионов по новому и хорошо регулируемому коридору. Южный коридор даст Евросоюзу новые в географическом смысле источники энергии и транзитные маршруты. Это вопрос диверсификации источников и маршрутов, решение которого, как мы считаем, отвечает интересам всех. Южный коридор включает целый ряд разных проектов, и газопровод Набукко - это один, но не единственный из них. Концепция Южного коридора открыта для всех, не направлена против кого либо и никого не исключает из участия в проекте.

8 мая в Праге состоялся саммит по Южному коридору с участием ключевых добывающих и транзитных стран соответствующих регионов. На саммите подписана Совместная декларация, в которой есть четкие обязательства по реализации коридора. Россия была наблюдателем на саммите по Южному коридору.

Каким образом ратификация или нератификация Лиссабонского договора может повлиять на отношения ЕС с Россией и восточными партнерами?

Цель Лиссабонского договора прежде всего в том, чтобы навести порядок в нашем собственном доме. ЕС в результате нескольких волн расширения вырос, и его организационные процедуры и руководящие институты должны быть приведены в соответствие с новыми реалиями. Договор, когда он вступит в силу, позволит ЕС работать более эффективно и слаженно. Он изменит организационную структуру союза, например, установит постоянную должность Председателя Европейского совета (вместо нынешней полугодовой ротации – ИФ). Некоторые изменения, предусмотренные Лиссабонским договором, несомненно, более прямо касаются отношений между ЕС и Россией. Одна из целей договора – сделать голос ЕС более громким на мировой арене. Документ предусматривает укрепить роль поста, который я сейчас занимаю, усилить дипломатическое присутствие ЕС во всем мире. Договор также важен, например, для усиления общей энергетической политики ЕС, которая затрагивает важную область наших отношений.

Интервью

Акционер "Делимобиля": многие на рынке продолжают смотреть на выручку, а не на эффективность, это печально
Глава органического союза: рынок органики РФ не имеет векторов развития, действует в системе случайностей
Глава Х5 Import: купить товар несложно, а вот привезти его в Россию вовремя - уже труднее
Евгений Петров: РФ переходит к идее межотраслевых балансов, первым звеном станут минеральные ресурсы
Юрий Борисов: у России достаточный запас высокоточных ракет
Георгий Зиновьев: мощный потенциал Китая нужно масштабнее задействовать для развития России
Михаил Богданов: рассчитываем, что российские компании продолжат работать в Африке, несмотря на санкции
Министр иностранных дел ПМР: за 30 лет подобного рода терактов у нас не было
Глава Qrator Labs: текущие кибератаки можно назвать попыткой тотального уничтожения российского сегмента интернета
Александр Савельев: спецоперация форсирует формирование особого пути России в регулировании персональных данных