Эдуард Бояков: осенью представим полноценный репертуар нового театра

Экс-худрук МХАТа рассказал о своем новом проекте

Эдуард Бояков: осенью представим полноценный репертуар нового театра
Эдуард Бояков
Фото: Антон Новодережкин/ТАСС

Москва. 10 декабря. INTERFAX.RU - Осенью в МХАТ им. Горького произошли кадровые изменения. По решению Минкультуры РФ с 27 октября должность гендиректора театра занял Владимир Кехман. А через несколько дней, 1 ноября, художественный руководитель театра Эдуард Бояков сообщил о своем уходе. В начале декабря бывший художественный руководитель МХАТа объявил о запуске нового проекта - театра. О том, каким будет новый театр, какие спектакли появятся в репертуаре, что общего у нового проекта с театром "Практика" и о том, какие права на "Синюю птицу" остались у экс-худрука театра, в интервью "Интерфаксу" рассказал Эдуард Бояков.

- Эдуард Владиславович, после вашего ухода из МХАТа им. Горького прошло чуть больше месяца. Не жалеете о своем решении?

- Я считаю, что эти три года, которые я работал в МХАТ им. Горького, были для меня совершенно счастливыми, плодотворными и радостными. В результате моего увольнения отношение к этому времени точно не изменилось. Мы сделали очень много, мы получили реальные результаты. Мы строили русский национальный театр и у нас что-то получилось. Конечно, за такой короткий срок невозможно решить все задачи и реализовать все амбиции, но результаты были. Если бы увольнение случилось года полтора назад, тогда я бы чувствовал себя совершенно по-другому, и понимал, что манифестов произнесено много, а результатов нет. В момент, когда я уходил, в театре был совершенно уникальный репертуар, я думаю, что со времен Станиславского и Немировича-Данченко не было такого количества современных драматургов в репертуаре. При этом, мы, ориентируясь на современных авторов, не забывали и о наследии, мы очень много занимались реконструкцией (спектаклей), работали с исторической традицией, мы реанимировали музыкальную традицию МХАТа, которая с композитора Саца, написавшего музыку для "Синей птицы", была невероятно сильной. Это был, помимо всего, музыкальный театр, который интересовался актуальной современной музыкой, современным танцем, достаточно вспомнить отношения Станиславского с Айседорой Дункан. Это был авангардный, инновационный театр. Мы повторяли, шли в этом русле. За то время, что мы реализовывали нашу художественную программу, МХАТ стал центром современного танца, во МХАТе сделали работы очень серьезные художники – это и Полина Бахтина, Борис Краснов, Дмитрий Разумов, который пришел в театр и сделал важную работу - спектакль "Нюрнбергский вальс". Александр Цветной создал невероятные декорации к "Лавру". Мы много чего добились, поэтому ощущения очень хорошие. С другой стороны, я чувствую, что эта энергия, эта команда, которая сложилась, и в большей своей части ушла со мной в новый проект, она не реализовала весь свой потенциал, и мы собираемся теперь сделать очень много.

- Гендиректор МХАТ им. Горького Владимир Кехман заявил, что вы оформили на себя права на несколько спектаклей, в том числе на постановку "Синяя птица" и что сейчас театр разбирается в этом вопросе. О каких спектаклях идет речь и что это за права?

- Никаких прав у меня ни на один спектакль не было и быть не может. Все исключительные права – права на прокат, владение и распоряжение – все были у театра. Это естественно. У меня были в отношении трех спектаклей оформлены обычные авторские договоры, где я, если говорить про "Синюю птицу", режиссер восстановления, и авторские отчисления составляют 1%. Если говорить о моих спектаклях, о "Лавре" и "Розовом платье", то отчисления в районе 4%. Это самые скромные и обычные для Москвы, для театра. Во времена Татьяны Дорониной было много авторов, которые получали по 10% и больше.

- После ухода из МХАТа, вам поступали предложения из других театров поработать у них, поставить спектакль?

- Я получил достаточно много предложений, они были связаны с самыми разными проектами и театрами, и в Москве и не в Москве. Были проекты и сетевые, имеющие отношение к культурной политике, но были команда, обязательства, которые мы подтвердили друг перед другом, и я сомневаюсь, что смогу полноценно существовать как режиссер-фрилансер. Иногда очень этого хочется, хочется свободы, но пока не могу себе этого позволить.

- За годы работы у вас сложился свой коллектив. Он перейдет в новый проект?

- Да, это коллектив, который связан и с артистами очень мощными и серьезными – это Анна Большова, Дуся Германова, Леонид Якубович, Дмитрий Певцов, Валентин Клементьев. Вот костяк нашей будущей труппы, которая не будет оформлена как труппа в смысле трудовых книжек. Но мы рассчитываем, что это будет настоящее творческое братство. Что касается режиссеров, то Рената Сотириади, которая ставила "Красный Моцарт" с блистательной Еленой Терентьевой – певицей, примадонной и оперной дивой. И, я надеюсь, и Елена сохранит нашу дружбу и продолжит сотрудничество. Рената какие-то спектакли восстановит, такие как "Красный Моцарт", а какие-то поставит новые, я в этом убежден. Также я планирую продолжить сотрудничество с Валентином Клементьевым и как с режиссером. Он занимался восстановлением "Трех сестер" Немировича-Данченко и поставил оригинальный спектакль "Три сестры" с Анной Большовой. Здесь я очень рассчитываю, что чеховская тема и чеховская традиция будут нашей командой продолжены. Кроме того, я конечно буду искать молодых режиссеров. Когда есть серьезный профессиональный костяк опытных режиссеров, я надеюсь, что мы сможем позволить себе риски и эксперименты с приглашением совсем молодых артистов и режиссеров, тем более у нас есть очень много студентов в нашем окружении, это связано и с курсом Климентьева в ГИТИСе, и со школой МХАТа, которую мы создавали вместе с университетом "Синергия".

- Работа по созданию нового театра уже началась?

- Мы во всю работаем, я существую в совершенно штурмовом, радикальном режиме. Мы каждый день очень серьезно работаем, потому что мы перед собой поставили серьёзные и острые сроки. Уже весной будут какие-то спектакли, а осенью будет уже представлен полноценный репертуар. В принципе репертуар за 9 месяцев мало кто создает, но мы взяли на себя этот риск, и мы это реализуем.

- Попечительский совет, как вы ранее говорили, намерен выкупить права на часть спектаклей репертуара МХАТ, в том числе и на "Лавр". На какой стадии сейчас переговоры?

- Я не участвую в этих переговорах, но, по моим сведениям, там полная ясность, соглашение достигнуто. И цена, и условия. Мы выкупаем "Лавр". А что касается других спектаклей, то о них мы подумаем, может быть даже по деньгам будет невыгодно покупать, а выгоднее делать новое. Что касается "Лавра" - нас интересуют и костюмы, и некоторые сценические решения.

- Получается, в театре будут как новые постановки, так и восстановленные из репертуара МХАТа им. Горького?

- Да, именно так. Какие-то спектакли, которые не соответствуют новой репертуарной политике МХАТа и не принимает Татьяна Доронина и менеджмент МХАТа, мы с радостью и с большой ответственностью заберем, потому что нельзя этим разбрасываться. Например, спектакль "Розовое платье", премьеру которого я сыграл всего один раз. С точки зрения творческой этики будет отвратительным моментом, если мы сделаем вид, что обиделись и уйдем, даже не вспомнив об этом спектакле, и будем говорить о том, как важно делать новые работы. Нет, мы сделаем совершенно новый спектакль, но на базе этого текста.

- Каким будет этот театр? Можно ли говорить, что вы частично вернетесь во времена работы в "Практике"?

- В "Практике" была новая концепция, она была ориентирована на современную драматургию, и в этом отношении мы не будем брать на себя таких жестких обязательств. А что касается принципов работы творческой команды – где-то, действительно, мне видится достаточно близко к тем принципам, которые были реализованы в "Практике". На сцену "Практики" выходили Ингеборга Дапкунейте, Вениамин Смехов, Александр Филиппенко, Андрей Смоляков, Алиса Хазанова и многие другие известные артисты. И вместе с этим было заявлено целое поколение молодых ребят, которые с опытными артистами рождались как актеры. Параллельно было очень много поэтов – и Вера Полозкова, Вера Павлова, Илья Кормильцев, Евгений Бунимович и многие-многие большие и мощные современные поэты. И эти люди собирались не на штатном принципе, они собирались с чувством творческого интереса друг к другу, к площадке. Мы создавали уникальный для Москвы контекст, и это было видно и по зрителям. Помню я смотрел в зал и был поражен: сидит несколько губернаторов, несколько людей из списка Forbes, философ Подорога, Дмитрий Александрович Пригов (поэт, скульптор - ИФ), Владимир Иванович Мартынов (композитор - ИФ) молодые поэты, реперы и все это было очень живо. Эту энергию невозможно сконструировать через штатные расписания и обсуждения государственных субсидий. Эта энергия если рождается, то она рождается в свободе, любви и сотворчестве и, я надеюсь, что в новом театре мы сможем эти принципы реализовать и развить.

Интервью

Глава Рособрнадзора: отмена ЕГЭ приведет к росту коррупции
Замглавы ФАС: цели прийти и обязательно найти у маркетплейсов нарушения у нас нет
Глава Россельхознадзора: попытки ограничить роль РФ на мировом агрорынке - повторение пройденного с некоторыми вариациями
Директор ИМЭМО им. Е. М. Примакова: темы "Примаковских чтений" традиционно на острие мировой повестки
Член правления "СИБУРа": мы вышли на прежние объемы реализации инвестпроектов
Василий Анохин: Смоленская область рассчитывает привлечь в экономику региона около 100 млрд рублей инвестиций
Вице-президент Simple: пока не все российское вино высокого качества, не надо увлекаться импортозамещением
Глава "Объединенных Пивоварен": резервные мощности дают возможность стать самой быстрорастущей компанией на рынке
СЕО "Северстали": мы должны быть уверены, что денежный поток способен выдержать все наши проекты и планы
Антон Котяков: при текущей потребности в кадрах искусственный интеллект только в помощь