Мы хотим быть ближе к тем людям, которым мы предоставляем содействие

Представитель Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев в РФ Геше Карренброк рассказала о реализации программ в России и дала свою оценку ситуации с ксенофобией в нашей стране

Мы хотим быть ближе к тем людям, которым мы предоставляем содействие
Мы хотим быть ближе к тем людям, которым мы предоставляем содействие

Москва. 19 июня. INTERFAX.RU - Двадцатого июня ООН отмечает Всемирный День беженцев. По этому случаю представитель Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев в РФ Геше Карренброк дала интервью специальным корреспондентам "Интерфакса" Ольге Головановой и Екатерине Комиссар.

Госпожа Карренброк, каковы приоритеты работы УВКБ ООН в России?

Как Вы знаете, в мандат УВКБ ООН входит предоставление помощи лицам, находящимся в поисках убежища, и беженцам. Мы также помогаем властям Российской Федерации усовершенствовать систему предоставления убежища.

Наш второй мандат связан с сокращением числа лиц без гражданства, и мы уделяем особое внимание готовности государства сократить это число в своей стране и предоставить гражданство лицам, которые этого хотят.

Как вы знаете, после распада Советского Союза Российская Федерация столкнулась с многочисленными проблемами в этой сфере, и те усилия, которые предпринимали российские власти по сокращению лиц без гражданства, вызывали большое уважение. Вместе с тем, очень много проблем осталось, и наша организация старается определенным образом внести свой вклад в их решение.

Третья часть нашего мандата связана с перемещенными лицами в своей стране. На Северном Кавказе находится много таких лиц. Уже после первого чеченского конфликта мы старались найти долговременное решение этой проблемы. Наша организация работала в этом регионе, и ко времени начала второго чеченского конфликта мы имели все возможности для того, чтобы внести свой вклад в решение этой проблемы, в частности обеспечить нормальное развитие ситуации и сократить число лиц, перемещенных внутри страны.

Как Вы знаете, ситуация на Северном Кавказе является достаточно противоречивой. С одной стороны, там есть лица, перемещенные внутри Российской Федерации. С другой стороны, Россия выступает в качестве страны, предоставляющей убежище для жертв югоосетинского конфликта. Мы имеем в виду как вынужденных переселенцев, которые приехали в Россию после конфликта 1992 года, так и жертв конфликта августа 2008 года.

Сколько средств необходимо Вашему управлению в реализации своих программ в России?

Я могу назвать приблизительную цифру. В 2009 году это около 13 миллионов долларов США. Половина этой суммы идет на решение проблем на Северном Кавказе, которые я уже упоминала, а вторая половина идет на нашу деятельность по усовершенствованию системы предоставления убежища.

Какие программы Вы реализуете на Северном Кавказе? По вашим прогнозам, как долго сохранится потребность в оказании помощи со стороны УВКБ ООН на Северном Кавказе?

Конечно, мы рассчитываем, что наши программы уже в скором времени не будут нужны. Тем не менее, в настоящий период времени наш основной акцент на Северном Кавказе - это строительство жилья и помощь в обеспечении жильем. Мы также обращаем особое внимание на создание социально-экономических условий, чтобы люди могли заново начать свою жизнь.

Второй аспект нашей работы на Северном Кавказе - это юридическая помощь. Мы предоставляем юридические консультации с тем, чтобы лица, которые находятся в нашем ведении, знали, каким образом получить доступ к государственным программам помощи, которые существуют.

Что касается продолжительности нашего пребывания в Северном Кавказе, то это очень хороший вопрос. В начале года я ездила на Северный Кавказ, где провела переговоры с правительствами трех республик. Я только не побывала в Дагестане. У меня сложилось впечатление, что правительство республик достаточно доброжелательно относится к продолжению нашей деятельности, потому что наша деятельность лишь дополняет усилия местных властей и федерального правительства, ведь основные средства поступают из федерального бюджета. Иными словами, мы преследуем одинаковые цели. Мы работаем в одном направлении и надеемся, что примерно в течение двух ближайших лет мы сможем достичь того, что запланировали.

Как складывается ситуация с безопасностью для сотрудников ООН на Северном Кавказе и нет ли планов о снижении уровня опасности с фазы "четыре"?

В настоящий момент было бы слишком рано для агентств системы ООН говорить о снижении фазы безопасности на Северном Кавказе. После прекращения режима контртеррористической операции на Северном Кавказе мы неоднократно обсуждали этот вопрос с агентствами ООН, обсуждали с властями, в том числе в свете тех инцидентов, которые произошли уже после прекращения режима. Власти рекомендуют нам продолжать соблюдать те меры предосторожности, которыми мы пользуемся, в частности я имею в виду вооруженную охрану, по крайней мере, до конца этого года.

Конечно, подобная ситуация значительно осложняет нашу деятельность на Северном Кавказе. Это затрудняет наше отношение с местным населением, потому что когда мы приезжаем в сопровождении вооруженных охранников, нам сложно разговаривать с людьми. Мы работаем в такой ситуации уже несколько лет, и, я думаю, что лица, перемещенные внутри страны, понимают причины мер предосторожности.

ООН отказалась от открытия своего представительства в Чечне?

Наши офисы всегда находятся в том регионе, где работает наша организация, и в этом смысле мы, конечно, не отказались от идеи открытия офиса. Мы хотим быть ближе к тем людям, которым мы предоставляем содействие. Вместе с тем мы должны быть реалистичными. С учетом ситуации с безопасностью, которая пока еще существует в этом регионе, мы консультируемся с властями, и мы стараемся достичь компромиссов.

Как вы оцениваете ситуацию с ксенофобией в России?

Когда мы говорим о ксенофобии в России, мы говорим о ксенофобии и в других странах. К сожалению, дискриминация иностранцев существует во многих государствах Европы. В начале этого года верховный комиссар ООН по делам беженцев сказал, что УВКБ должно побуждать государство к созданию благоприятной атмосферы для защиты беженцев и лиц, ищущих убежище. Это означает, что мы должны работать более тесно с правительствами разных стран. В Российской Федерации, конечно, ситуация непростая. Мы работаем с правительством по этому поводу. Вместе с тем, мы понимаем, что наступивший экономический кризис намного осложнил положение, в частности эмигрантов.

В преддверии Всемирного дня беженцев наш верховный комиссар привел данные о 42 миллионах людей, лишенных крова сейчас в настоящее время на земле. УВКБ ООН предоставляет помощь и содействие 25 миллионам из них. Половина - это лица, перемещенные внутри странны, а половина - 14 миллионов - беженцы. Из этих 14 миллионов в Российской Федерации живет около трех или четырех тысяч человек. Большинство из них проживает в развивающихся странах. Поэтому развитые страны не имеют никаких социальных или экономических причин, чтобы дискриминировать этих людей.

Эти люди приехали искать убежище, и мы считаем необходимым проводить очень серьезную работу с населением и объяснять людям, что беженцы и лица, ищущие убежище, не представляют никакой угрозы для их рабочих мест. Среди них есть много квалифицированных, образованных людей. Они просто ищут убежище. Они вынуждены были покинуть свою родную страну из-за конфликтов.

В этой связи мне бы хотелось сказать несколько слов о беженцах, которые уже давно живут в Российской Федерации, уже практически интегрировались здесь. Например, есть такая группа беженцев, которыми мы занимаемся - это афганцы. Они приехали сюда много лет назад, и ваша страна приняла их в качестве очень позитивного гуманитарного жеста. Среди них были афганские сироты. Эти дети получили образование в русских школах, у них не осталось никаких корней в Афганистане. Они, по сути, интегрированы в российское общество, но в месте с тем они не имеют юридического статуса. Мы выступаем за то, чтобы их ситуация была разрешена, и надеемся, что определенные усилия будут предприниматься всеми сторонами.

Еще одна группа беженцев, о которых я хотела особо сказать - это беженцы из Южной Осетии, которые здесь живут со времен первого конфликта. Они также практически интегрировались. Многие из них имеют российское гражданство, но они все еще проживают во временных жилищах. В свое время был принят закон о том, что вынужденные мигранты имеют право на жилищные сертификаты. Однако сертификатов на всех не хватает. Эти люди не могут их получить в течение долгого времени. Мы помогаем им, как можем, и считаем, что государство могло бы помочь Северной Осетии, которой трудно справляться с этими проблемами. Но есть и позитивные сигналы в этом направлении. Недавно министерство регионального развития пообещало нам, что вплотную займется этой ситуацией, и мы всячески поддерживаем эти усилия и надеемся, что в течение ближайших двух лет проблема будет разрешена.

Расскажите, пожалуйста, про Всемирный день беженцев.

Что касается Всемирного дня беженцев, то в этот день мы стараемся говорить не только о статистике, но обратить особое внимание на реальных людей, у которых есть реальные потребности и которым необходимы реальные решения.

Возвращаясь к вопросу о ксенофобии, который вы задавали ранее, мы осознаем, что есть еще группы, которые относятся враждебно к лицам, которые находятся в ведении нашей организации. Вместе с тем есть определенные позитивные сигналы, которые идут от высшего руководства страны, от уважаемых политиков, и они очень важны. Ваши президент и премьер-министр уже делали заявления о необходимости бороться с ксенофобией. Эти заявления, когда они будут претворены в определенные действия, могут принести хороший результат. В связи с этим хочу привести пример Санкт-Петербурга. В этом городе постоянно проходит кампания по толерантности, и наш партнер в Санкт- Петербурге - российский "Красный Крест" - работает с городскими властями, которые тоже заинтересованы в этом. Я в субботу, 20 июня, буду участвовать в мероприятии, посвященном Дню беженцев в Москве, а в воскресенье - в Санкт-Петербурге. Оба эти мероприятия в основном организованы для детей и молодежи. Я считаю самым главным объединять людей, особенно молодых.

Я также приглашаю вас посетить нашу фотовыставку, которая открылась в библиотеке иностранной литературы. Она посвящена Всемирному Дню беженцев, реальным людям, их реальным потребностям.

Интервью

Посол Сирии: российские компании получат преференции в работе по восстановлению страны

Посол Сирии: российские компании получат преференции в работе по восстановлению страны

Посол РФ в Дамаске: серьезных конкурентов Асаду на предстоящих выборах мы сейчас не видим

Посол РФ в Дамаске: серьезных конкурентов Асаду на предстоящих выборах мы сейчас не видим

Ольга Васильева: мы всегда стоим на стороне здравого смысла

Ольга Васильева: мы всегда стоим на стороне здравого смысла

Хайко Маас: Берлин хочет поскорее провести "нормандскую четверку" на политическом уровне

Хайко Маас: Берлин хочет поскорее провести "нормандскую четверку" на политическом уровне

Юрий Борисов: у директорского корпуса не должно быть соблазна, что спишут все их долги

Юрий Борисов: у директорского корпуса не должно быть соблазна, что спишут все их долги

Надежда Арбатова: в Евросоюзе очень устали от плохих отношений с Россией

Надежда Арбатова: в Евросоюзе очень устали от плохих отношений с Россией

Первый замглавы ФТС: порог беспошлинного ввоза для интернет-покупок будет постепенно обнуляться

Первый замглавы ФТС: порог беспошлинного ввоза для интернет-покупок будет постепенно обнуляться

Федор Лукьянов: политика лавирования себя исчерпала

Федор Лукьянов: политика лавирования себя исчерпала

Рюдигер фон Фрич: Германо-российские отношения имеют огромный потенциал

Рюдигер фон Фрич: Германо-российские отношения имеют огромный потенциал

Инвестдиректор РВК: На рынке есть перекос в пользу новых, только создающихся компаний

Инвестдиректор РВК: На рынке есть перекос в пользу новых, только создающихся компаний
Подписка
Хочу получать новости:
Введите код с картинки:
Обновить код