Роль независимой экспертизы в современной судебной практике необходимо повысить – специалисты

Состязательные начала в судебном процессе исчезают, если суд не прибегает к исследованию фактов, накопленных в материалах дела

Состязательность в судебном процессе - способ использования равенства "оружия" как со стороны обвинения, так и со стороны защиты - заявила на прошедшей сегодня в "Интерфаксе" пресс-конференции судья Конституционного суда РФ в отставке Тамара Морщакова.

- Роль экспертизы очень велика, потому что это область научного знания, которая всегда развивается. Именно современные сложные экспертизы часто используются и для проверки исследования доказательств, и для оправдания принятых судом решений, - сказала Морщакова.

В свою очередь, Павел Филиппов, доцент кафедры уголовного права и криминологии Юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова напомнил об ответственности экспертов.

- Эксперты, как научные специалисты, давая заключение по конкретному уголовному делу, несут ответственность - не только профессиональную, но и уголовную за предоставление ими заведомо ложных выводов в ходе исследования. Однако преследование экспертов по данной статье - достаточно редкое явление, что внушает оптимизм и говорит о профессиональном подходе. При этом нельзя исключить и ошибок в ходе экспертных заключений. И в зависимости от характера этих ошибок возможно также привлечение эксперта к уголовной ответственности, - сказал Филиппов.

Кроме того доцент МГУ отметил возрастающую роль судебной экспертизы в современных условиях.

- Роль экспертизы в настоящий момент огромная и, я думаю, что она будет усиливаться с развитием современных технологий, - добавил Филиппов.

Бывший следователь по особо важным делам ГУ СУ СК при прокуратуре РФ Андрей Гривцов, адвокат "ЗКС" отметил, что экспертиза является одним из ключевых способов доказательств по уголовному делу.

- Я не помню в своей практике, чтобы суды признавали заключения экспертов как недопустимые доказательства. При этом, учитывая то, что право выбора эксперта определяется следователем, существует проблема, когда экспертиза по многим делам, особенно экономическим, отдают оттенком субъективизма. Это касается тех областей знаний, когда экспертиза государственных экспертных учреждений либо не проводится вовсе, либо не проводится по причине загруженности, - добавил Гривцов.

В свою очередь, доцент кафедры судебных экспертиз МГЮА им.Кутафина Николай Бодров привел примеры из текущей практической деятельности судебных экспертов, в частности случаи так называемых flash-решений.

- В нашей практике на исследование предавались документы, связанные с копированием процессуальных документов из одного в другой. Этот метод получил название flash-решение, потому что раньше эти файлы передавались на флэшках. Наибольший резонанс в этой проблематике вызывают судебные приговоры, когда судебное решение формируется из фрагментов когда-либо ранее оформленных процессуальных документов. В таких случаях возникает необходимость экспертным путем восстановить, откуда исходные тексты перекочевали в судебное решение, - рассказал Бодров.

В качестве примера Бодров рассказал о недавней экспертизе, которая была подготовлена по запросу стороны защиты в Самарском областном суде по уголовному делу в отношении Юшина А.А., Павловского И.В., Лукина В.А..

- Перед специалистами Московского государственного юридического университета имени Кутафина были поставлены следующие вопросы: "Имеются ли дословные текстовые совпадения между текстом обвинительного заключения по уголовному делу? Если да, то в каком объеме и какими обстоятельствами составления текста они обусловлены? Составлен ли текст приговора Ленинского районного суда г. Самары путем копирования отдельных фрагментов обвинительного заключения по уголовному?". Вывод экспертов был однозначным - приговор скопирован, - рассказал эксперт.

По словам Бодрова, подобного рода исследования все более востребованы со стороны адвокатского сообщества.

- Несмотря на то, что факт совпадения двух текстов часто очевиден, хронологию составления этих документов можно установить только с использованием специальных знаний, - добавил эксперт.

В то же время бывший следователь Генпрокуратуры РФ, адвокат Константин Лазарев не видит большой проблемы в том, что часть фрагментов обвинительного заключения судья получает на флэшке следователя.

- Думаете, если мы завтра запретим ему так действовать, судья вынесет другой приговор? Нет. Он вынесет точно такой же приговор, только домой уйдет попозже. Проблема глубже - а почему суд так делает?

По мнению адвоката, суд и следствие не добывают доказательства, а формируют их.

- Они по надуманным и незаконным основаниям оглашают протоколы допросов свидетелей, которые те дали в кабинете следователя, переносят его в протокол судебного заседания, откуда они перекочевывают в приговор. Почему суд не защищает норму закона, а старается её обойти? Почему суд стоит на стороне обвинения? Возможно, пора вернуться в практике избираемости судей. С тем, чтобы вывести суд из-под влияния следствия, органов исполнительной власти, - добавил Лазарев.

Пресс-центр

Фотогалереи