Российская экономика адаптировалась к новым условиям, но никого этим не обрадовала

Итоги года для российской экономики

Российская экономика адаптировалась к новым условиям, но никого этим не обрадовала
Фото: Reuters

Москва. 30 декабря. INTERFAX.RU - Уходящему году изначально отводилась роль гадкого утенка - повышение НДС с 1 января ожидаемо приводило к ускорению инфляции и снижению экономической активности, но к концу года на фоне старта реализации нацпроектов (деньги на которые как раз изымались за счет повышения НДС) экономический рост должен был начать ускоряться.

В прекрасного лебедя российская экономика, по замыслу властей, должна превратиться с 2021 года, когда темпы ее роста превысят 3%, обогнав среднемировые.

Правительство даже придумало для 2019 года специальный термин, чтобы никто не ждал от него каких-то выдающихся результатов - "адаптационный".

"Следующий год можно охарактеризовать как "адаптационный" к принятым решениям макроэкономической политики. Темп роста ВВП может опуститься ниже 1% в годовом выражении ко второму кварталу 2019 года, однако по итогам 2019 года темп роста ВВП прогнозируется на уровне 1,3%", - говорилось в трехлетнем макропрогнозе Минэкономразвития, который рассматривался на заседании правительства в сентябре 2018 года. Эту "транзитную" роль легализовал премьер-министр Дмитрий Медведев, сказав на том же заседании, что "в целом, как прогнозируется, следующий год станет такой адаптацией к тем решениям, которые мы сейчас принимаем".

2019 год в этом смысле действительно не подвел и продемонстрировал рост ровно на столько, сколько ему и предписывали - по итогам 11 месяцев, по оценке Минэкономразвития, ВВП РФ вырос ровно на 1,3%.

В ожидании потепления инвестклимата

Более высоким темпам роста, очевидно, помимо роста НДС мешали турбулентность в мировой экономике на фоне торговых войн, а также сомнения в улучшении инвестиционного климата внутри страны. Как будто специально два самых резонансных дела в 2019 году пришлись на дни крупнейших экономических форумов в стране.

О задержании основателя фонда Baring Vostok Майкла Калви стало известно в феврале во время Российского инвестиционного форума в Сочи, в котором традиционно принимает участие премьер Медведев. Не менее громкое дело в отношении журналиста Ивана Голунова, казалось бы, к инвестклимату имеет более опосредованное отношение, но оно прогремело в ходе главного мероприятия года в России - Петербургского международного экономического форума как раз в день выступления на нем президента Владимира Путина. В итоге крупнейшие деловые газеты страны на следующий день отдали первые полосы не анализу программной речи на форуме, а консолидированной акции в поддержку Голунова.

Законопроект о СЗПК (О защите и поощрении капиталовложений и развитии инвестиционной деятельности в РФ), который должен снизить риски для крупных инвесторов, так и не принят, да пока и не вызвал какого-то откровенного воодушевления у бизнесменов. "Есть оценки многих деловых объединений, независимых экспертов, что если закон будет принят в том виде, в котором его правительство внесло (в Госдуму - ИФ), возникнет инвестиционная пауза", - открыто заявил в середине декабря глава РСПП Александр Шохин. По его словам, это связано "с неопределенностью, которую этот закон несет".

Реформа контрольно-надзорной деятельности, которая получила неофициальное название "регуляторной гильотины", предполагает вступление в силу новых требований с 1 января 2021 года, и оценить ее влияние на инвестиции можно будет не раньше, чем через полтора года.

Тема реформы судебной системы при этом так и остается незатронутой, хотя даже Минэкономразвития в своих макропрогнозах отмечает необходимость этого для повышения инвестиционного климата в стране. Так, среди дополнительных мер по увеличению потенциала экономического роста министерство в конце августа перечисляло и "повышение доверия к правоохранительной системе".

"Значимое улучшение инвестиционного климата может быть достигнуто только при повышении доверия предпринимателей и населения к правоохранительной и судебной системе. Необходимыми условиями здесь являются эффективная работа гражданско-правовых институтов, обеспечение последовательного правоприменения, недопущение принятия дискреционных решений, а также обеспечение соразмерности наказания совершенному правонарушению", - говорилось в прогнозе Минэкономразвития.

Внутренний спрос весь год оставался на низких уровнях, рост реальных располагаемых доходов населения даже после пересмотра (Росстат повысил оценку роста за 9 месяцев с 0,2% до 0,8%) все равно не дотягивает даже до 1% - и это после четырех лет падения подряд в 2014-2017 годах и стагнации в 2018 году. Такая ситуация породила активную дискуссию о справедливости распределения прибылей в экономике в обществе, все чаще начинают звучать предложения возвращения к прогрессивной шкале НДФЛ или как минимум освобождения населения с низким доходом от подоходного налога.

Низкий внутренний спрос был одной из причин и замедлившейся инфляции - в 2019 году она составит 3-3,2% после 4,3% в 2018 году, и это несмотря на повышение НДС.

Таким образом, экономика в очередной раз продемонстрировала свою стабильность, результаты которой - совокупный рост ВВП за пятилетку 2015-2019 гг. составил всего 3,2% (то есть в среднем 0,6% в год).

Элементы плюшкинизма

Правительство беспрерывно подчеркивает, что Россия успешно адаптировалась к санкциям Запада, есть стабильный профицитный бюджет (за 11 месяцев федеральный бюджет исполнен с профицитом в 3 трлн рублей, или 3,1% ВВП), внушительные финансовые резервы и все необходимые ресурсы для поддержки собственной экономики и населения.

При этом уровень бедности в РФ в I полугодии 2019 года (данные за 9 месяцев Росстат опубликует уже в 2020 году) вырос до 13,5% с 13,3% в I полугодии 2018 года. Численность населения РФ с доходами ниже прожиточного минимума в I полугодии 2019 года увеличилась на 0,2 млн человек по сравнению с I полугодием 2018 года и составила 19,8 млн человек.

Еще более удивительным диссонансом на фоне заявлений о достигнутой стабильности выглядел демографический прогноз, опубликованный Росстатом в конце года, когда были значительно ухудшены ожидания по численности населения в стране. Росстат ежегодно готовит демографический прогноз страны в трех вариантах - низкий, средний и высокий прогнозы - на основе различных гипотез относительно будущих тенденций рождаемости, смертности и миграции.

В среднем (наиболее вероятном) варианте нового прогноза население России снизится к началу 2036 года до 143 млн человек с нынешних 146,7 млн человек. Еще в конце 2018 года в этом сценарии сокращение численности населения РФ к 2036 году предполагалось до 144 млн человек. Средний вариант прогноза, по оценкам экспертов - демографов, традиционно считается наиболее реалистичным. Он отражает инерционное развитие экономической и социальной ситуации и реализацию всех существующих и объявленных государственных программ.

В высоком (оптимистичном) сценарии предполагается рост населения, по новому прогнозу, к началу 2036 году до 150,1 млн человек (по прогнозу 2018 года предполагался рост в этом сценарии до 153,2 млн человек. Высокий сценарий обычно предполагает принятие существенных дополнительных мер поддержки рождаемости (будем теперь их с нетерпением ждать в 2020 году).

В низком сценарии, согласно прогнозу Росстата, население России к началу 2036 года сократится до 134,3 млн человек (по прогнозу год назад - 138,1 млн человек).

Новый прогноз теперь не предполагает выхода на естественный прирост населения даже в высоком (оптимистичном) сценарии прогноза вплоть до 2035 года, а новый прогноз по продолжительности жизни не дотягивает до прописанных президентом РФ в майском указе 78 лет в 2024 году и 80 лет в 2030 году.

Согласно новому прогнозу Росстата, в среднем сценарии ожидаемая продолжительность жизни в 2024 году вырастет до 75,5 лет, а в 2030 году до 77,5 лет. При этом в высоком варианте прогноз продолжительность жизни вырастет до 76,8 лет в 2024 году (на 78 лет, согласно прогнозу, выйдем лишь в 2027 году) и до 79,7 лет в 2030 году (80 лет в этом сценарии продолжительность жизни достигнет в 2031 году). Оптимистичный прогноз Росстата от 2018 года был более оптимистичным и предполагал выход среднюю продолжительность жизни в 78 лет в 2024 году и в 80 лет в 2030 году, то есть соответствовал показателям из указа президента.

Таким образом, новый демографический прогноз Росстата не предполагает достижения показателей президентского указа ни к 2024, ни к 2030 году даже в самом оптимистичном высоком сценарии.

Пока уровень жизни и темпы роста экономики не увеличиваются, а демографические прогнозы - ухудшаются, политика накопления доходов через повышенный НДС, достаточно жесткое бюджетное правило и ряд других мер наподобие индексации ставки утильсбора делают государство кем-то вроде гоголевского Плюшкина. Чтобы избавиться от неприятных параллелей, нужен более быстрый и эффективный запуск принятых программ.

Путин в конце года пока еще в мягкой форме обратил внимание правительства на то, что реализация нацпроектов идет недостаточно динамично.

"Мы, когда выходили на необходимость создания и реализации нацпроектов, пошли на ряд решений, связанных впрямую или не впрямую с увеличением фискальной нагрузки, исходя из того, чтобы направить высвобождаемые или полученные нами ресурсы на ключевые направления развития. И если мы из экономики эти ресурсы вынули в результате повышения фискальной нагрузки, а назад эти средства в ключевые элементы развития не вернули, то негативный эффект от наших действий очевидный, потому что мы из экономики забрали часть этих денег. А вот положительный - либо его нет, либо он отстает, либо он не в ожидаемых нами параметрах появляется. Поэтому здесь дисциплина работы крайне важна, иначе мы можем дискредитировать саму идею нацпроекта и связанные с этим все наши действия", - описал проблему президент.

Потерянное десятилетие

Экономистам-теоретикам еще предстоит изучить все причины, которые привели к падению в три раза среднегодовых темпов роста российской экономки во втором десятилетии XXI века по сравнению с первым: среднегодовой рост ВВП РФ с 2000 по 2009 гг. составил 5,4%, с 2010 по 2019 гг. - 1,8%. При этом картину нулевых немного подпортил кризисный 2009 год, когда экономика России рухнула сразу на 7,8%. Если брать период с 2000 по 2008 годы, то среднегодовой рост был около 7%.

Темпы роста экономики РФ с 2010 по 2019 год составили в целом 19,5%, в среднем 1,8% в год. При этом этот рост был достигнут на фоне низкой базы - после падения в 2009 году на 7,8% и последующего восстановительного роста, который пришелся на первые годы этого десятилетия.

Если посмотреть на рост за 11 лет, с 2009 по 2019 годы, то он составил всего 10,2% - то есть за последние 11 лет экономика РФ росла средними темпами 0,9% в год.

При этом динамика реальных располагаемых доходов населения выглядит еще более удручающей. Правда, после перехода на новую методологию расчета реальных доходов населения в мае 2019 года оказалось, что они падали не пять лет подряд (2014-2018 гг.), а лишь четыре, а уже в 2018 году рост составил 0,1%.

В целом за 2010-2019 годы реальные располагаемые доходы населения выросли на 4,4%. То есть среднегодовой рост реальных располагаемых доходов за прошедшее десятилетие составил 0,4%.

Если рассматривать 2019 год только как адаптационный, то с этой ролью он, безусловно, справился. Более, того инфляция, которая должна была ускориться по сравнению с 2018 годом из-за повышения НДС, к удивлению всех экономистов - включая и сидящих в ЦБ - замедлилась почти до 3%, показав второй результат за всю новейшую историю (минимум в 2,5% был достигнут в 2017 году на фоне рекордного урожая).

Главный вопрос, который теперь стоит перед правительством и аналитиками - чего ждать от 2020 года (которому была уготована роль переходного между адаптационным 2019 годом и переходом на устойчивую траекторию "3%+" начиная с 2021 года).

Базовый сценарий Минэкономразвития по росту экономики в 2020 году равняется 1,7%, целевой - 2%. При этом министерство рассчитывает уже в 2020 году на существенный рост инвестиций в основной капитал - на 5%, что должно стать базисом для выхода экономики на темпы 3% и выше в последующие годы. Опрошенные "Интерфаксом" экономисты в такой инвестиционный рост в следующем году не верят. В 2019 году Минэкономразвития изначально также прогнозировало рост инвестиций на 3,1%, но за 9 месяцев текущего года они прибавили лишь 0,7%.

По традиции попытаемся с помощью экономистов ответить на часто возникавшие в уходящем году вопросы: как можно охарактеризовать текущую экономическую ситуацию в стране, почему инфляция в этом году оказалась значительно ниже всех прогнозов, разделяют ли эксперты ожидания правительства о росте ВВП на 3% и выше начиная с 2021 года?

Ожидаемо низкий рост

Характеризуя экономическую ситуация в России большинство аналитиков используют термин "низкий рост". Среди позитивных впечатлений от года большинство экспертов называют невысокую инфляцию.

Алексей Девятов (главный экономист "Уралсиба"): Больше всего порадовала динамика инфляции, которая оказалась значительно ниже первоначальных прогнозов. Каких-то больших разочарований нет, замедление экономики после принятых решений об увеличении ставки НДС было ожидаемым. Думаю, что больше всего к текущей ситуации подходит эпитет "низкий рост". Стагнация, это совсем близко к нулю, а у нас по итогам года будет чуть больше, чем 1%.

Сергей Коныгин (главный экономист Газпромбанка): Положительным сюрпризом стала низкая инфляция, а также подъем цен на нефть, позитивная динамика рубля. Экономический рост разочаровал, но набирает обороты. Медленно, но верно, стартовавший бюджетный стимул будет отражаться на темпах роста экономики в дальнейшем.

Антон Струченевский (главный экономист Сбербанка): Огорчило замедление роста экономики в первом полугодии 2019 года на фоне медленной реализации национальных проектов. Текущую ситуацию в экономике можно охарактеризовать как "низкий рост", переходящий в фазу "оживления".

Олег Засов (руководитель направления "Макроэкономика" института ВЭБа): В целом, 2019 год оставляет благоприятное впечатление. Он порадовал ростом зарплат и доходов населения, низким уровнем безработицы. В течение 2019 года снижалась инфляция, ключевая ставка, укреплялся рубль. Урожай текущего года стал вторым по величине за период истории современной России. Огорчило замедление роста мировой экономики, что значимо отразилось на российском экспорте. Из терминов к текущей ситуации лучше всего подходит "низкий рост".

Дмитрий Долгин (главный экономист ING Bank по РФ): Огорчило в этом году недоисполнение и без того жесткого плана по расходам бюджета на этот год: в дополнение к 0,8 трлн руб. недотраченных в 2018 году, в 2019 году добавляется недоисполнение на 200-300 млрд руб. Сейчас наблюдается крайне низкий рост, отражающий соответствующую степень уверенности домохозяйств и компаний. Поступления по сильно профицитному текущему счету в размере около $100 млрд в год (в 2018 и 2019 гг.) направляются на формирование иностранных активов правительства, домохозяйств и компаний вместо внутренних инвестиций.

Дмитрий Полевой (главный экономист РФПИ): Из позитивных моментов в 2019 году выделим быстрое снижение инфляции и соответствующую поддержку реальным доходам и потребительскому спросу. Текущую ситуацию можно назвать как постепенное оживление, которое должно продолжиться в 2020 году на фоне ожидаемого восстановления внешнего спроса и ускорения инвестиций из-за постепенной активизации нацпроектов, смягчения политики ЦБ и роста прибылей в экономике, в том числе в ее несырьевой части.

Андрей Мелащенко (экономист по РФ "Ренессанс Капитала"): Нас порадовало то, что инфляция сдержанно отреагировала на рост НДС, при этом, несмотря на упавший спрос, экономический рост складывается выше наших летних оценок, хоть и существенно хуже прошлого года. Текущую ситуацию можно охарактеризовать как оживление: спрос начал восстанавливаться в конце года, бюджетные расходы ускоряются, реальные доходы граждан наконец начали расти.

Страсти по спросу

Неожиданно низкая инфляция в 2019 году, оказавшаяся значительно ниже всех официальных и экспертных прогнозов на фоне скромных темпов экономического роста, не могла не породить дискуссию о причинах низкого потребительского спроса. Глава Минэкономразвития Максим Орешкин прямо заявил, что слабый совокупный спрос, который привел к инфляции примерно в 3% в 2019 году, оказался примерно на 1 трлн рублей ниже, чем мог бы быть. По его мнению, правительству и ЦБ нужно координировать свои действия по поддержке совокупного спроса, соответствующего инфляции в 4%.

"Сколько ни занимайся структурными реформами (ЦБ во всех своих заявлениях упоминает необходимость структурных реформ для повышения потенциальных темпов роста российской экономики - ИФ), важно, чтобы и совокупный спрос соответствовал потенциальному уровню. У нас по этому году инфляция окажется ближе к 3%, это гораздо ниже, чем ожидания, которые были у ЦБ, которые были у нас", - расстраивался министр.

О том, на каком уровне обсуждается сейчас проблематика управления совокупным спросом, свидетельствовало выступление на форуме ВТБ в середине ноября Владимира Путина. Обычно президент говорит о замедлении инфляции как об одном из достижений макроэкономической политики, а на этот раз сказал так: "Особое внимание хочу обратить на динамику инфляции. Текущий рост потребительских цен - 3,6% (в годовом выражении на середину ноября - ИФ), а в начале будущего года мы вполне можем увидеть цифру в 3% и, может быть, даже ниже. Вместе с тем снижение инфляции происходит быстрее, чем мы ожидали, и здесь есть определенные риски для оживления экономики, для динамики совокупного спроса". "Нужно - и мы будем - держать этот вопрос на постоянном контроле, в постоянном контакте по этому вопросу будем находиться с правительством, с Центральным банком, уважая их предусмотренные законом права и предусмотренную законом независимость (ЦБ - ИФ)", - подчеркнул Путин.

Спор ЦБ и Минэкономразвития о механизмах координации совокупного спроса в экономике привел к по сути ультиматуму со стороны Банка России.

Максим Орешкин предложил создать в структуре правительственной комиссии по экономическому развитию и интеграции подкомиссию по обеспечению экономического роста и содействию реализации структурных реформ. Проекты документов о создании подкомиссии (которую министр, как ожидается, и возглавит) и ее функционале Минэкономразвития направило на согласование в том числе в ЦБ. Резкую реакцию регулятора вызвал только один из пунктов проекта - о наделении правкомиссии полномочиями по координации совокупным спросом.

ЦБ "категорически против" закрепления за комиссией функций по управлению совокупным спросом, видит в этом угрозу для своей независимости, а также риск роста недоверия к проводимой денежно-кредитной политике, рассказывал "Интерфаксу" источник со ссылкой на ответное письмо Банка России по этому вопросу. ЦБ в своем письме отмечал, что готов участвовать в работе правкомиссии и подкомиссии только при исключении положения о "координации государственной политики по управлению совокупным спросом". Ультиматум ЦБ был услышан, и Минэкономразвития убрало из задач правкомиссии этот пункт.

Аналитики, опрошенные "Интерфаксом", не видят "вины" ЦБ в низкой инфляции в 2019 году, отмечая в качестве причин хороший урожай, укрепившийся рубль и переоценку влияния НДС на рост цен на фоне низкого потребительского спроса, а также задержки бюджетного стимула.

Девятов: Все переоценили величину эффекта переноса роста ставки НДС в розничные цены. Потребительский спрос оказался слабым на фоне падения реальных доходов, поэтому ритейлерам пришлось сильно ограничить свои аппетиты в отношении роста цен для потребителей.

Засов: В текущем году наблюдалось влияние сразу нескольких антиинфляционных факторов: укрепление рубля, снижение цен на продовольствие на мировых рынках, а также замедление роста спроса в российской экономике. Их совокупность мало кем ожидалась. Кроме того, политика ЦБ в течение года оставалась достаточно жесткой. В этих условиях рост ставки НДС не привел к значимому росту цен.

Струченевский: Вряд ли кто-то мог ожидать столь существенного укрепления рубля по итогам 2019 года. Кроме того, сельскохозяйственное производство продемонстрировала очень хорошие результаты во втором полугодии 2019 года.

Коныгин: Во-первых, произошел разворот потоков капитала на фоне глобального risk on. В результате рубль существенно укрепился к доллару на 10% к началу года, снизив цену импортных составляющих потребительской корзины. Во-вторых, бюджетный стимул, который мог бы придать импульс экономике, задержался, в результате восстановление внутреннего спроса затянулось. В-третьих, рекордный урожай зерна (он стал третьим по величине в истории страны).

Долгин: "Вина" ЦБ лишь в том, что вместе со всеми промахнулся с прогнозом, но сам он на замедление роста ИПЦ вряд ли повлиял. Одна только стабилизация глобальных цен на зерно снизила российский ИПЦ на 1,6 п.п., дополнительным сдерживающим фактором могли стать укрепление рубля на 12% и недоисполнение бюджетных расходов.

Полевой: И рынок, и ЦБ переоценили влияние эффектов от роста НДС и инфляционных ожиданий. Однако основные причины отклонения инфляции вниз лежат вне контура ЦБ - стабильно-высокие цены на нефть, смягчение политики ведущих мировых ЦБ, приток портфельных инвестиций и рост рубля, а также более слабый мировой рост, сопровождающийся низкой инфляцией в мире.

Нацпроекты не панацея

На фоне начала реализации национальных проектов большинство экономистов ожидает незначительного ускорения экономического роста в РФ в 2020 году, средние прогнозы в пределах 2% (при разбросе оценок от 0,7% до 2,6%). Основные внешние риски они видят в продолжении торговых войн и неопределенности с санкциями, внутренние риски - отставание от планов реализации нацпроектов.

При этом достижение 3%-ного роста уже в 2021 году многим аналитикам видится сомнительным, эффективный запуск национальных проектов, по их мнению, является только одним из необходимых факторов наряду с улучшением инвестиционного климата в стране и разгоном частных инвестиций.

Полевой: В 2020 году жду рост около 2%, экспорт и инвестиции должны вернуть себе статус основных драйверов экономики при стабилизации динамики потребительского спроса. Основные внешние риски - дальнейшее замедление мировой экономики вследствие возобновления торговых противоречий между США и Китаем и геополитика. Из внутренних факторов ключевыми рисками является дальнейшее отставание от плана реализации основных нацпроектов, особенно в инфраструктуре, и нежелание бизнеса инвестировать, невзирая на все усилия правительства. Рост на 3% и выше начиная с 2021 года возможен, но для его реализации должны сложиться внешние и внутренние условия: ускорение мировой экономики, повышение эффективности госрасходов и активная реализация нацпроектов, и, самое главное, увеличение частных инвестиций. Нацпроекты, безусловно, важны, но не стоит фокусироваться только на них, все усилия должны быть направлены на активизацию частного внутреннего спроса при поддержке со стороны государства.

Засов: В 2020 году мы ожидаем ускорение роста до 1,8%. Этому будут способствовать значительные объемы господдержки ряду отраслей в рамках нацпроектов. Продолжится снижение ключевой ставки. Благоприятным фактором для роста станет дополнительный день в 2020 году. Можно ожидать смягчения условий торговых войн и некоторого ускорения роста мировой экономики. Основные риски связаны с неопределенностью геополитических факторов и возможным сокращением внешнего спроса. После 2021 года рост прогнозируем на уровне 2-2,5% в год. На наш взгляд правительству необходимо в первую очередь сосредоточиться на улучшении инвестиционного климата наряду с концентрацией усилий по реализации национальных проектов. При сохранении относительно высоких цен на нефть необходимо смягчение бюджетного правила и рост расходов на инфраструктурные проекты. Центральному банку следует более определенно ориентироваться на динамику экономического цикла.

Струченевский: В 2020 году ожидаем ускорение роста экономики примерно до 2%. Основные факторы связаны с инвестиционной активностью. Во-первых, заработают национальные проекты. Во-вторых, снижение процентной ставки будет стимулировать частные инвестиции. Риски лежат как в традиционной "геополитической" области, так и в рисках, связанных с глобальной торговлей и эскалацией торговых войн. Ускорение роста выше 3% в 2021 году вполне возможно. Однако для этого необходимо продемонстрировать успехи в реализации национальных проектов.

Коныгин: В 2020 мы ожидаем улучшения экономической активности. Ключевым драйвером роста в 2020 году будет выступать бюджет на фоне полноценной реализации национальных проектов. По нашей оценке, их инвестиционная составляющая может добавить 0.6 п.п. в рост экономики в 2020 году, который мы ожидаем на уровне 2%. При этом потенциальные риски присутствуют: отставание национальных проектов, ухудшение внешнего фона (геополитика, падение цен на нефть, отток капитала). По нашей оценке, инвестиционная составляющая нацпроектов может добавить 0.8 п.п. в рост экономики в 2021 году (против 0,6% в 2020 г.). Другими словами, вклад нацпроектов в рост экономики не будет достаточен для ускорения экономики до 3%.

Мелащенко: Ждем существенное ускорение экономического роста в 2020 году (до 2,6% г/г), рост будет поддерживаться совокупностью циклических и структурных факторов. К первым относится смягчение денежно-кредитной и фискальной политик, ко вторым - эффект от пенсионной реформы, замедлившей темпы снижения рабочей силы, и реализацию национальных проектов. Мы ожидаем увидеть рост в 2,2% г/г в 2021 году, что как раз посередине оцениваемого нами интервала потенциального роста российской экономики в 2-2,5%. К сдерживающим факторам относится ухудшающаяся демография, особенности внешнеэкономической деятельности (небольшие темпы роста в Европе, ожидаемая нами стабилизация нефтяных цен и объемов добычи, сохраняющаяся геополитическая неопределенность). Ускорение возможно в краткосрочной перспективе, в том числе в рамках восстановительного роста, что мы и ожидаем увидеть в 2020 г., однако рост в "3%+" на наш взгляд, остается недостижимым в текущих обстоятельствах.

Долгин: Ожидания роста в 2020 году скромные - 1,5%, т.е. немногим выше, чем в 2019 году. Есть вероятность превышения прогноза - в случае возврата бюджетных расходов на траекторию планового исполнения в сочетании со структурными мерами, повышающими уровень уверенности в секторах экономики, не зависящих напрямую от бюджетных вливаний. 3% роста начиная с 2021 года - это не фантастическая цифра, но даже ради нее придется прикладывать усилия. Инвестиции всего на 1% выше уровня 2008 года, и это та сфера, где требуется самая большая работа. Госинвестиции в инфраструктуру, коими являются нацпроекты, - необходимая, но недостаточная мера. Без институциональных мер по улучшению делового климата не будет понятно, для кого вся эта инфраструктура строится. Индикаторами улучшения настроений в частном секторе могли бы стать снижение оттока капитала частного сектора и рост спроса корпоративного сектора на заемный капитал (через кредиты и бонды).

Девятов: Я ожидаю, что темпы роста ВВП в 2020 году снизятся до 0,7%. Несмотря на договоренности о торговой сделке первого этапа между США и КНР, уже введенные пошлины нанесли существенный вред мировой экономике, который будет ощущаться еще несколько месяцев. Поскольку РФ тесно интегрирована в мировую экономику, это будет негативно влиять на темпы роста у нас. Кроме того, я довольно консервативно оцениваю вклад национальных проектов в экономическую динамику и считаю, что их реализация в следующем году не сможет переломить негативных тенденций, обусловленных внешними факторами. Не думаю, что в ближайшие годы темпы роста российской экономики будут сильно выше 1-1,5%. Значительная часть средств на реализацию национальных проектов берется в частном секторе за счет роста налоговой нагрузки (не только повышения НДС, но и улучшения администрирования других налогов и сборов). Это существенно снизит эффект от нацпроектов в результате так называемого эффекта замещения. В настоящее время правительство предпринимает ряд мер по улучшению делового и инвестиционного климата. Большие надежды я возлагаю на реализацию реформы контрольной и надзорной деятельности. Однако нужно идти еще дальше и предпринимать меры, направленные на улучшение защиты прав собственности, повышение эффективности работы судебной системы, повышение эффективности бюджетных расходов.

Подписка
Хочу получать новости:
Введите код с картинки:
Обновить код
(function(w, n) { w[n] = w[n] || []; w[n].push([{ ownerId: 173858, containerId: 'adfox_151179074300466320', params: { p1: 'byuef', p2: 'emwl', puid1: '', puid2: '', puid3: '' } }, ['tablet', 'phone'], { tabletWidth: 1023, phoneWidth: 639, isAutoReloads: false }]); setTimeout(function() { if (document.querySelector("#adfox_151179074300466320 #adfox_151179074300466320")) { document.querySelector("#adfox_151179074300466320").style.display = "none"; // console.log("Баннер скрыт"); } // console.log("OKs"); }, 1000); })(window, 'adfoxAsyncParamsAdaptive');