ХроникаПандемия коронавирусаОбновлено в 16:49Заразились
на 18.05
В России 4 957 756+8 183В мире 163 609 594+539 662

Александр Широв. В год Быка с бычьим трендом

Статья директора ИНП РАН специально для "Интерфакса"

Александр Широв. В год Быка с бычьим трендом
Фото: Reuters

Москва. 16 декабря. INTERFAX.RU - Директор Института народнохозяйственного прогнозирования Российской академии наук, член-корреспондент РАН Александр Широв специально для "Интерфакса":

Эпидемия нового коронавируса COVID-19 стала серьезным потрясением для мировой и российской экономики. Общий спад мирового ВВП по итогам 2020 г. может достигнуть 5%. В российской экономике спад будет чуть ниже – примерно 4%, но даже эти цифры означают, что мы имеем дело с самым сильным спадом экономической активности начиная с 2009 г.

Что важнее - жизнь или экономика?

Особенность формирования текущего кризиса в российской экономике связана с тем, что ухудшение ситуации происходило по двум различным каналам. Первый — это ситуация, связанная с эпидемиологической ситуацией в стране и второй, определяемый решениями по ограничению добычи нефти в рамках сделки ОПЭК+.

Пожалуй впервые за послевоенную историю государственная власть почти во всех странах мира столкнулась с тяжелейшим выбором, что является более важным: жизнь отдельных граждан или экономическое благополучие общества. При этом выбор был отнюдь не однозначен, так как были не ясны масштабы и опасность пандемии. Как показало развитие событий не вполне понятными для властей были и экономические связи между отдельными секторами экономики, а значит и возможные последствия потерь от закрытия отдельных ее сегментов.

Уникальность коронакризиса связана с тем, что он практически не имел отношения к экономической конъюнктуре и текущей стадии бизнес-цикла. Его глубина определяется жесткостью ограничительных мер, принимаемых правительствами, а также объемом и структурой используемых антикризисных пакетов. Карантинные меры, используемые в различных странах, направлены прежде всего на снижение уровня контактов между людьми, а значит, что в первую очередь пострадал сектор услуг, транспорт и уже во вторую очередь производство. Но так как в экономике все связано системой межотраслевых связей последствия ощутили все направления экономической жизни страны.

Возможности экономики России

На фоне столь существенных негативных воздействий результаты, показанные российской экономикой в 2020 г. могут быть признаны умеренно позитивными. Потратив на борьбу с кризисом сравнительно меньшие ресурсы, чем другие крупны страны (примерно 4% ВВП), Россия получила один из лучших результатов в части экономической динамики. Однако, как бы благоприятно не выглядели данные по ВВП – это спад.

Сохранение резервов и макрофинансовой стабильности в столь тяжелых условиях могло бы считаться хорошей базой для посткризисного восстановления экономической активности, если бы не тот факт, что наибольший удар был вновь нанесен по доходам населения. За период 2014-2019 гг. реальные располагаемые доходы населения снизились на 6,3%. По итогам 2020 г. реальные располагаемые доходы снизятся не менее, чем на 4%, что означает спад относительно уровня 2013 г. составит примерно на 10%. Для того, чтобы восстановить уровень располагаемых доходов до уровня 2013 г. за два года потребуется их увеличивать средним темпом в 4,9%. Понятно, что такая динамика находится на грани потенциальных возможностей экономики, а кроме того, требует высокой эффективности реализации управленческих решений.

Опыт 2020 г. показал, что при реализации антикризисных мер социального характера правительство может действовать оперативно и эффективно. За счет таких мер были поддержаны доходы семей с несовершеннолетними детьми, работников наиболее пострадавших секторов экономики, пенсионеров. В целом, можно сказать, что деньги до этих групп населения были доведены достаточно быстро и достаточно значимая помощь была оказана. Более того, можно утверждать, что спрос этих групп населения оказал существенную поддержку экономике в период июля-сентября 2020 г., когда достаточно быстрыми темпами стал восстанавливаться потребительский спрос.

В чем причина спада?

Почему же тогда все-таки произошёл существенный спад доходов? Проблема состоит в том, что довести деньги до всех нуждающихся совсем непросто. Если человек занят неофициально или имеет доходы от собственного бизнеса, то оказать ему материальную помощи зачастую можно только в рамках сплошной раздачи денег населению. Понятно, что такая политика обладает низкой эффективностью и высокими рисками. Поэтому желательно найти менее затратные решения.

Что касается занятых в сером секторе, то это старый и достаточно больной вопрос. Определенные результаты были получены за счет реализации программы самозанятых, но понятно, что здесь необходимы решения долгосрочного характера. Для владельцев среднего и особенно мелкого бизнеса улучшить ситуацию может только общее оживление внутреннего спроса и как можно более быстрое посткризисное восстановление экономики. Соответственно фокус антикризисной политики должен постепенно смещаться в область решений, обеспечивающих рост производства.

Достаточно серьезный всплеск экономической активности в июле-сентябре 2020 г. был связан с отменной большей части карантинных мероприятий и реализацией отложенного спроса у населения и бизнеса. Граждане купили те товары, покупка которых была невозможна в течение почти четырех месяцев, бизнес восстановил запасы сырья и материалов, выполнил отложенные из-за карантина заказы. Что же дальше? А дальше произошла балансировка спроса и предложения, которая предшествует стадии посткризисного восстановления. И вот в этом текущий кризис очень похож на все известные нам примеры: производство ориентируется на новый, снизившийся за доходами уровень спроса, параллельно идет процесс выравнивания уровня цен.

Статистика динамики промышленного производства, розничного товарооборота, перевозок грузов на сети железных дорог позволяет сделать вывод о том, что в четвертом квартале такая балансировка произошла и экономика пришла в состояние равновесия на уровнях, которые ниже докризисных (в терминах ВВП) на 3-4%

Что ждать в следующем году?

С высокой вероятностью в первом квартале 2021 г. также будет отмечаться отрицательная динамика ВВП и большинства макроэкономических показателей. Связано это будет, прежде всего, с высокой базой сравнения – в первом квартале 2020 г. пандемия коронавируса еще не дошла до России. Во втором квартале ситуация изменится зеркально – рост станет неизбежным на фоне провала второго квартала 2020 г. и только к середине года мы станем более отчетливо понимать, насколько быстро восстанавливается экономика.

Важнейшим фактором неопределённости в мировой и российской экономике остается заболеваемость коронавирусной инфекцией. Если предположить, что массовая вакцинация в первом полугодии состоится и будет эффективной, то это даст важнейший импульс всей мировой экономике, что выразится как в быстром восстановлении спроса на традиционные товары российского экспорта, так и в активном росте цен на товарных рынках. Это будет важным подспорьем для решения задач, которые стоят перед российской экономикой.

В этих условиях российским экономическим властям придётся принимать решения по активизации экономической политики и запуску нового инвестиционного цикла. Текущая ситуация в финансовой сфере характеризуется сохранением относительно мягкой денежно-кредитной политики и относительно жесткой бюджетной политики. Проблема состоит в том, что такая комбинация, вполне приемлемая для развитых стран, у нас может оказаться недостаточно успешной. В условиях жестких ограничений на спрос снижение процентной ставки не может сформировать достаточный импульс к расширению масштабов кредитования. Требуется дополнительная поддержка от бюджетной системы.

Опыт 2020 г. показал, что такая поддержка может быть как существенной, так и эффективной. Например, номинальные расходы федерального бюджета за январь-ноябрь 2020 г. выросли, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, на 27,6%. Именно этот рост и позволил профинансировать антикризисные расходы правительства. Помимо этого, в бюджетной сфере сформировалась перспективная конструкция, при которой для финансирования текущего дефицита бюджета используются не накопления Фонда национального благосостояния (ФНБ), а внутренние заимствования. При текущем уровне государственного долга такой вариант не является рисковым, а кроме того, дает возможность банкам эффективно использовать свободную ликвидность и развивает внутренний финансовый рынок. В свою очередь средства ФНБ могут использоваться на решение задач долгосрочного инвестиционного характера.

В 2021 г. номинальные расходы федерального бюджета предполагается снизить примерно на 5%. По нашим оценкам с таким уровнем государственных расходов динамика ВВП в следующем году вряд ли превысит 2,5%. Прежде всего потому, что инвестиционный спрос с опорой на активные действия бизнеса в условиях низкого спроса вряд ли возможен. И в России, и в крупнейших экономиках мира потребуется импульс со стороны государства.

Можно предположить, что расширение уровня государственной инвестиционной активности могут последовать после прояснения ключевых экономических трендов 2021 г., то есть на границе первого и второго кварталов. При этом наиболее важные направления финансовой поддержки могли бы быть связаны с финансированием национальных проектов в версии 2.0. Активность государства в тои или иной степени будет поддержана бизнесом это и может стать основой для нового подъема отечественной экономики.

Аргументов в пользу позитивной динамики больше

Как известно, в китайском гороскопе 2021 – это год Быка. На биржевом сленге бычий рынок означает активный рост большинства котировок. Будем надеяться, что примета окажется правильной и мы увидим в следующем году реальный разворот отечественной экономики на траекторию устойчивого развития с приоритетом роста уровня и качества жизни населения. Во всяком случае аргументов в пользу позитивной динамики сейчас больше, чем в пользу реализации сценария затяжной рецессии.

 
Подписка
Хочу получать новости:
Введите код с картинки:
Обновить код
(function(w, n) { w[n] = w[n] || []; w[n].push([{ ownerId: 173858, containerId: 'adfox_151179074300466320', params: { p1: 'byuef', p2: 'emwl', puid1: '', puid2: '', puid3: '' } }, ['tablet', 'phone'], { tabletWidth: 1023, phoneWidth: 639, isAutoReloads: false }]); setTimeout(function() { if (document.querySelector("#adfox_151179074300466320 #adfox_151179074300466320")) { document.querySelector("#adfox_151179074300466320").style.display = "none"; // console.log("Баннер скрыт"); } // console.log("OKs"); }, 1000); })(window, 'adfoxAsyncParamsAdaptive');