ХроникаПандемия коронавирусаОбновлено в 17:46Заразились
на 26.01
В России 11 315 801+74 692В мире 358 549 410+3 589 730

Россия и США обязательно договорятся по ПРО

Бывший посол США в России Джон Байерли вошел в состав совета директоров фонда USRF. В интервью "Интерфаксу" он рассказал о новой работе, прокомментировал поправки в УК РФ, сворачивание деятельности USAID, принятие "списка Магнитского" и обрисовал перспективы переговоров по ПРО

Россия и США обязательно договорятся по ПРО
Россия и США обязательно договорятся по ПРО
Фото: ИТАР-ТАСС

Москва. 27 ноября. INTERFAX.RU - Бывший посол США в России Джон Байерли, известный своим особым отношением к России и российско-американским отношениям, после завершения своей дипломатической карьеры вошел в состав совета директоров американского фонда USRF. В интервью корреспонденту "Интерфакса" Антону Левахову он рассказал о своей новой работе, прокомментировал последние нашумевшие поправки в УК России, сворачивание деятельности USAID, принятие "списка Магнитского" и обрисовал перспективы переговоров по ПРО.

- Вы являетесь членом Совета директоров фонда USRF. Почему Вы решили работать в фонде USRF?

- Эта работа очень похожа на мою дипломатическую деятельность. Почти всю свою карьеру я посвятил делу укрепления отношений между США и Россией, чтобы наши отношения были более продуктивными, конструктивными. Я 30 лет работал в дипслужбе, подал в отставку только в июле этого года, и я знаю, для отношений таких крупных стран, как Россия и США, "центром тяжести" должны стать взаимовыгодные, взаимозависимые экономические связи. Наличие таких связей будет способствовать установлению более прочных отношений. И это является главной целью данного фонда. Вот почему я горжусь тем, что меня пригласили стать членом совета директоров. Недавно в некоторых СМИ в России появились обвинения, как будто USRF – какой-то преемник USAID, под руководством Госдепа, и будет финансировать политическую оппозицию здесь. Это полный нонсенс. Фонд занимается экономическими программами, а не политикой. Я надеюсь, что если меня знают в России, то меня знают как человека, который всегда поддерживал нормальные отношения между нашими странами. Я почти 30 лет занимался делами между Советским Союзом и США, Россией и США. Нашим отношениям 200 лет, и большинство этого времени мы совершенно нормально, прагматично сотрудничали, в том числе в сфере торговли. Только в последние 40-50 лет из-за "холодной войны" отношения ожесточились, стали более проблематичными. Но это исключение, а не правило. Я уверен, что у нас есть возможность сделать американо-российские отношения более эффективными, ведь у нас масса общих интересов и перед нами стоят общие угрозы. Это нужно не только американцам и россиянам, но и всем в мире, потому что мы несем глобальную ответственность. Но этой цели мы можем добиться, укрепив экономическую основу отношений между США и Россией.

- Как Вы оцениваете решение российской стороны о сворачивании деятельности USAID?

- Должен сказать, печально. Я много работал с USAID и с организациями в России, которые работали вместе с USAID, были его партнерами. Существует какая-то дурная мифология, что USAID, американское правительство в 90-х годах сидели в Вашингтоне и решали, каким путем через USAID можно ослабить Россию. Конечно, мы понимаем, что в России до сих пор сталкиваются с проблемами, но приписывать вину в этом USAID, по-моему, очень несправедливо и грустно. Но все-таки мы понимаем, что это суверенное право России решать, с кем работать, с кем не работать. Но лично я это воспринимаю печально.

- Палата представителей конгресса одобрила отмену действия поправки Джексона-Вэника в увязке с так называемого "законом Магнитского"? Приближаются слушания и в Сенате. Россия грозит ответными мерами. С вашей точки зрения, разумен ли такой шаг с американской стороны для будущего российско-американских отношений?

- Во-первых, надо отметить, что вариант законопроекта, который рассматривается в Сенате, является более широким, чем тот, который рассматривался в палате представителей. Это относится вообще к нарушениям прав человека в мире, не только в России. Конечно, можно спорить и вести дебаты в США, насколько эффективен такой подход как наказание или сдерживающий фактор для потенциальных нарушителей прав человека. Но бесспорно это отражает озабоченность не только наших сенаторов и конгрессменов, но вообще американского народа касательно прав человека. Надо понять американцев, что мы всегда будем отстаивать эти права, потому что это часть нашей национальной культуры и характера.

- Недавно в России были приняты поправки в УК РФ, расширяющие определения госизмены и шпионажа, закон об иностранных агентах. Западные СМИ расценили это как признак сворачивания демократии. Ваша оценка.

- Насчет сворачивания демократии в России, я считаю, что никакой закон не может этого сделать. Это просто природный процесс любой страны, но я боюсь, что это может привести к большей изоляции России. Ведь, как известно, в 21 веке сила одной страны основывается на экономике, и чем более открытым является общество, экономика, тем лучше для страны, тем лучше с точки зрения шансов России на процветание. Этим, я думаю, все сказано. Так что речь идет, скорее об изоляции, чем о сворачивании демократии. Тоже немного печально.

- Российская сторона заявляет, что будущее отношений РФ-США зависит от того, учтет ли Вашингтон озабоченности Москвы по поводу ЕвроПРО. Считаете ли Вы разумным нынешний курс США на отказ от предоставления юридически обязывающих гарантий ненаправленности ЕвроПРО против ядерного потенциала России? Не приведет ли все это к новой гонке вооружений?

- Я знаю однозначно, что предлагаемый проект ПРО в Европе никоим образом не угрожает России, не может, не намерен угрожать России. Но я также понимаю, что пока российское правительство с этим не согласно, российские военные имеют на этот счет другую точку зрения. Так что, если мы действительно хотим продолжать развивать наши отношения в нужном направлении, обязательно нужно научиться слушать и слышать друг друга. Будет ли этот вопрос решен через юридически обязывающие гарантии, или политическое соглашение или какое-то другое соглашение, главное - найти общий язык по этому ключевому вопросу. И я убежден, что это будет сделано. Конечно, я больше не работаю в Госдепе, но я на 100 процентов убежден, что это вопрос будет являться одним из приоритетных пунктов повестки дня встречи в будущем году президента Обамы с президентом Путиным.

Интервью

Глава Минздрава Киргизии: киргизские медики готовы дать мастер-класс коллегам по лечению COVID-19
Директор ИМЭМО: прошедшая встреча глав МИД России и Штатов - не бег на месте
Начальник ГУ МВД по вопросам миграции: министерство усиливает контроль за пребыванием и работой мигрантов в РФ
Зампред ЦБ: многие небольшие игроки избрали пассивную бизнес-модель, мы называем их "спящими банками"
Михаил Виноградов: ожидаем, что суд в Нидерландах отклонит предъявленные россиянам обвинения как несостоятельные
Директор ФССП: работа приставов в ушедшем году была ориентирована в первую очередь на восстановление нарушенных прав граждан
Гендиректор "ВПК": Белоруссии поставлена партия бронетранспортёров БТР-82А, за год экспортировано 100 машин "ВПК-Урал"
Владимир Чижов: рассчитываем, что председательство Франции в Совете ЕС позитивно скажется на подходах к России
Константин Косачев: ситуация в отношениях России и США по остроте сравнима с Карибским кризисом
Врио главы МЧС России: новые технологии помогают нам сберечь тысячи жизней
 
Подписка
Хочу получать новости:
Введите код с картинки:
Обновить код