ХроникаВоенная операция на УкраинеОбновлено в 18:03

Гендиректор АО "МОСГАЗ": Денег не просили даже в кризис

Гасан Гасангаджиев рассказал о том, как компания работает над повышением надежности газового хозяйства Москвы

Гендиректор АО "МОСГАЗ": Денег не просили даже в кризис
Гасан Гасангаджиев
Фото: пресс-служба "МОСГАЗа"

Москва. 7 декабря. INTERFAX.RU - Акционерное общество "МОСГАЗ" было создано четыре года назад на базе одноименного государственного унитарного предприятия. О том, как компания работает над повышением надежности газового хозяйства Москвы, ищет источники доходов в кризис и о том, чем московские газовики удивили иностранных коллег, в интервью "Интерфаксу" рассказал генеральный директор "МОСГАЗа" Гасан Гасангаджиев.

- Гасан Гизбуллагович, начнем с последних событий. Недавно произошли две чрезвычайных ситуации в Иваново и Рязани, где в результате взрывов газа гибли люди и обрушались подъезды домов. Что делает "МОСГАЗ", чтобы такого не произошло в столице?

- Безусловно, наша работа построена на очень тесном взаимодействии с правительством Москвы. В этом очень большая заслуга руководства города, которое оказывает помощь во взаимодействии с территориальными органами власти.

Благодаря этому нам удалось охватить работой по ВДГО (внутридомовое газовое оборудование) на 99,2% территорию всей Москвы.

Отмечу, что исторически москвичи всегда были достаточно бдительны в вопросах газовой безопасности: в день мы получаем около 120 заявок на телефон "104". К счастью, около 70 процентов – это ложные и неподтвержденные заявки. Реальное подтверждение находят оставшиеся 30%.

Кроме того, в 2011 году мы запустили службу, которая позволяет предоставить москвичу квалифицированную помощь силами конкретного специалиста, который должным образом подготовлен и аттестован, и имеет все для того, чтобы выполнить за одно посещение всю работу. Это позволяет снижать количество приборов, находящихся за пределами срока эксплуатации. Четыре года назад у нас было 600 тыс. приборов из 1 млн 800 тыс., которые превышали свой срок эксплуатации, сегодня это 405 тыс. приборов. Снижение составляет одну треть, что для нас очень важно.

Как результат, динамика аварийных заявок снижается, а количество обращений в службу оказания квалифицированной помощи существенно растет. Если мы начинали в 2011 году с 12 тыс. обращений в год, в 2015 году было 55 тыс. обращений, к декабрю этого года мы получили почти 52 тыс. Москвичи квалифицированно ремонтируют приборы у нас, а не обращаются к "дяде Васе".

В этом вопросе крайне важна большая информационная работа. У нас за два года вышло почти 7 тыс. материалов на всевозможные газовые темы на телевидении, в районных и окружных СМИ. Мы проводим уроки газовой безопасности с детьми в классах, информируем и обязательно раздаем памятки, когда посещаем квартиры. Это также в последние 1,5-2 года позволило снизить число повреждений внутридомового газового оборудования.

- Насколько я понимаю, основные газопроводы у нас по городу в 50-е – 70-е годы. Будучи главой МЧС, Сергей Шойгу неоднократно предупреждал о высокой вероятности роста через 20-25 лет числа техногенных аварий и катастроф из-за обветшания построенной при советской власти газовой инфраструктуры. Какова ситуация с этим "наследием"?

- Сергей Кужугетович в свое время был достаточно правдив в этой оценке. О нас скажу так: до определенного периода объем реконструкции газовых сетей "МОСГАЗом" составлял 25-26 км в год, сегодня – в среднем 100 км, в 2016 году мы уже сделали 73 км.

Это позволило остановить рост числа магистралей за сроком эксплуатации. Важно, что мы полностью завершили реконструкцию сетей высокого давления: абсолютно всех, до последнего метра. Сейчас занимаемся реконструкцией остатков наиболее ответственных сетей среднего давления и сетями низкого давления, там, где воздействие на среду, если происходит какое-то нарушение, минимально.

- В работе вы используете импортное оборудование и расходники или что-то производится и в России?

- Мы используем только российские трубы, но арматура (краны, регуляторы и т.д.) на сегодняшний момент импортная, это позволяет существенно снижать эксплуатационные затраты, в том числе на персонале. Мы принципиально ушли от низкоквалифицированного труда: у нас нет слесарей по обслуживанию арматуры. Ставим кран. Если он вышел из эксплуатации, режем, вынимаем и блочно ставим второй, а не чиним первый. От производителей, которые к нам приходят на конкурс, требуем повышенных гарантийных обязательств, это одно из условий работы с нами.

Мы ориентируемся на отечественные материалы, но исходим из соображений надежности оборудования. Например, оперативный транспорт используется импортный, но мы говорим о шасси, которые оборудуем на своей площадке силами наших специалистов из своих же материалов. Для понимания: переоборудование спецавтомобиля у сторонней организации увеличит стоимость машины в два раза. Честно скажу: российский транспорт есть, но немного.

- А есть ли что-то, чему мы можем научить зарубежных коллег?

- У нас есть ассоциация, в рамках которой мы общаемся и делимся опытом, куда входят страны бывшего СССР, с которыми мы сохраняем дружественные и партнерские отношения.

В свое время визит в прибалтийские страны позволил нам познакомиться с системами транспорта газа, магистральными газопроводами, которые обеспечивают транспорт в Европу. Мы тогда стали подходить более расширенно к своему проектированию, к своим реконструкциям. Помню, после этой поездки я порвал все проекты, существовавшие у нас в тот период, и сказал коллегам, что мы будем принципиально менять идеологию самой реконструкции. Позже, когда мы уже их привозили на свои реконструированные станции, они были в шоке, потому что такого уровня оснащенности, который мы демонстрировали, у них нет.

Мы показали нашу качественно реконструированную системообразующую станцию. Мы сделали экологичную автоматизированную станцию, четко работающую без вмешательства человека, современнейший объект. Они серьезно удивились.

А наше строительство газовых станций модульным методом, который позволил за полгода сносить и строить новую станцию, стало вообще культурно-производственным шоком. Так что на международном уровне мы выглядим очень достойно.

- В период экономического кризиса вы ощутили изменение объема потребления? Как удается существовать в этот период?

- В 2009 году объем потребления составлял 27 млрд куб. м, за год до этого он достигал практически 29 млрд куб. м. Мы рассчитывали, что в ближайшие пять лет объем потребления вырастет до 34 млрд, но за прошедшие семь лет потеряли объем. В 2015 году он составил 22,1 млрд куб. м. Для нас это критическая цифра, потому что эксплуатационные затраты уже не покрываются действующим тарифом.

- Откуда падение?

- Прежде всего, это мероприятия, проводимые в рамках программы энергосбережения. В большой энергетике вводятся новые энергоблоки с иной эффективностью, которые вырабатывают больше электроэнергии и меньше тепла, потребляя меньше топлива. В городе ввели пять таких, и мы сразу "просели".

Этому же способствует оптимизация работы котельных и теплостанций, их закрытие в связи с переводом нагрузки на большие ТЭЦ. Здесь же и модернизация системы освещения, перевод на светодиодные технологии, вывод промышленности из города и так далее.

При этом бизнес в Москве развивается и растет, например, мы думали, что придет большое количество ресторанов или что-то в этом роде. Но рестораны не появляются в массовом количестве. При этом мелкие бытовые предприятия, начиная от прачечных и кончая небольшими производствами, - ателье, химчистки – достаточно сильно расширяются и растут, но, к сожалению, объем потребления с их стороны достаточно маленький.

- Вы уже сказали, что смогли оптимизировать штат, избавившись от низкоквалифицированных рабочих. АО "МОСГАЗ" идет по пути метрополитена, который убыточен и существует за счет дотаций, или удастся продолжить работу без поддержки городских властей?

- Основной наш профиль – транспортировка газа, но она, как я уже сказал, не обеспечивает необходимый объем средств. Мы пошли работать по городским программам как подрядчики, а не стали сидеть и ждать пока нам принесут что-то. Переустраиваем газовые сети в зонах развития дорог и метрополитена, работали по МЦК, участвуем в реализации городских строек. Это позволяет немного зарабатывать. Удивитесь, но мы все эти годы показывали и продолжаем показывать прибыль: у города денег не просили.

При этом, мы участвуем за свой счет в программе "Моя улица", в которую за последние два года вложили более 500 млн рублей.
Зарплаты индексируем каждый год и очень беспокоимся за свой коллектив: мы никогда ниже уровня инфляции не падали. И люди серьезно держатся за производство.

- О чем бы стало просить власти Москвы АО "МОСГАЗ"? Чего не хватает?

- Мы очень хотим удержаться в темпе развития города. Москвичи очень позитивно отнеслись к программе реконструкции "Моя улица", но она была в пределах Садового кольца, а сегодня обсуждается вопрос о ее расширении.

В городе заработало Московское центральное кольцо, сейчас прорабатывается вопрос о приведении в порядок территории вокруг него, обсуждаются графики и объемы работ. Нам тоже надо уложиться в установленные сроки и требования.

Мы готовы участвовать всеми своими силами, но собственным бюджетом это не потянем. Весь вопрос в том, какие задачи по объемам поставит город в ближайший период.

- Появление "Новой Москвы" стало вызовом для "МОСГАЗа"? Объемы нового строительства усложнили вам работу? Состояние хозяйства, полученного от Московской области?

- Мы выступаем за реализацию на этой территории принципов построения сетевых активов, соответствующих Москве: пока они там сельские, поселковые. На системе газоснабжения строится вся жизнедеятельность городских территорий, она должна быть абсолютно безопасной, надежной, серьезной и иметь резервные мощности.
Нам удается отстаивать свою позицию: нас слышат, включают в определенные проработки, чтобы мы давали предложения по тем или иным участкам застройки. Надеемся, что в ближайшее время будет принято решение о привлечении АО "МОСГАЗ" к развитию всей газоснабжающей системы.

- Считаете ли вы необходимым вернуть "МОСГАЗу" контроль за домовыми газовыми хозяйствами?

- Я вернул бы однозначно, но надо менять Жилищный кодекс. Думаю, что в ближайшее время к законотворцам придет понимание такой необходимости. Все объекты газового хозяйства - потенциально опасны. К ним не было отнесены магистрали низкого давления, но все забыли о том, что они расположены в замкнутых помещениях, что позволяет отнести домашний газопровод к особо опасным объектам.

Если это сделать, мы сможем навести больше порядка.

- Что считаете своим достижением и каким вы видите развитие компании на ближайшие годы? Не с точки зрения бизнеса, а с позиции работы "МОСГАЗа" с обычными горожанами?

- Первое, что мы решили, придя работать, что мы не хотим негативно воздействовать ни на город, ни мешать москвичам. Это был лозунг нашей компании в первый год.
Негативно – это значит все время перекапывать улицы, заполонять дороги оперативным транспортом и так далее. Мы старались и стараемся быть как можно незаметнее, использовать меньше транспорта. Поэтому мы с почти одной тысячи единиц сократили автопарк до 420 единиц, сгруппировали его так, чтобы не пять машин выезжали на дорогу, а одна.

Наши сотрудники чисто и опрятно одеты. Если они входят в жилище, то соответственно с бахилами, чистые, умытые, без посторонних запахов. Они всегда должны быть улыбчивы и предельно корректны с людьми.

Соответственно, чтобы это контролировать мы ввели систему обратной связи: любое выполнение работ у заявителя будет проконтролировано звонком или письмом на электронную почту. Отмечу, что сегодня мы получаем достаточно позитивный отклик от людей.

Сегодня для нас важно, что москвичи стали гораздо чаще обращаться с не с аварийными заявками, а за помощью в поддержании оборудования в исправном виде. Число заявок растет, потому что москвичи стали понимать, что к ним приходит квалифицированный специалист.

С точки зрения дальнейшей перспективы, мы будем продолжать повышать надежность, работать на опережение, не доводя системы до их полного износа.
Продолжим работу над квалификацией персонала, чтобы полностью уходить от низкоквалифицированного труда и эксплуатировать системы исключительно высокооплачиваемыми специалистами. Это гораздо выгоднее, чем держать большую армию сотрудников.

Мы все делали и делаем самостоятельно. Если нам не хватало денег, мы шли и зарабатывали, создав стабильную систему получения дохода.

Основным же нашим достижением мы считаем наш коллектив.

Интервью

Глава органического союза: рынок органики РФ не имеет векторов развития, действует в системе случайностей
Глава Х5 Import: купить товар несложно, а вот привезти его в Россию вовремя - уже труднее
Евгений Петров: РФ переходит к идее межотраслевых балансов, первым звеном станут минеральные ресурсы
Юрий Борисов: у России достаточный запас высокоточных ракет
Георгий Зиновьев: мощный потенциал Китая нужно масштабнее задействовать для развития России
Михаил Богданов: рассчитываем, что российские компании продолжат работать в Африке, несмотря на санкции
Министр иностранных дел ПМР: за 30 лет подобного рода терактов у нас не было
Глава Qrator Labs: текущие кибератаки можно назвать попыткой тотального уничтожения российского сегмента интернета
Александр Савельев: спецоперация форсирует формирование особого пути России в регулировании персональных данных
Ольга Васильева: нам удалось услышать учителей