ХроникаПандемия коронавирусаОбновлено в 20:01Заразились
на 29.03
В России 1 534+270В мире 660 706+67 415

Глава Американской торговой палаты: Американский бизнес с облегчением воспринял обнародованный вариант "кремлевского доклада"

Алексей Родзянко назвал представленный Конгрессу список мягким и рассказал о сохраняющейся угрозе новых санкций

Глава Американской торговой палаты: Американский бизнес с облегчением воспринял обнародованный вариант "кремлевского доклада"
Глава Американской торговой палаты в России Алексей Родзянко
Фото: AP/ТАСС

Москва. 2 февраля. INTERFAX.RU - Глава Американской торговой палаты в России (AmCham) Алексей Родзянко в интервью "Интерфаксу" выразил убеждение, что опубликованный вариант "кремлевского доклада" окажет минимальное воздействие на российско-американские деловые отношения, хотя, по его словам, угроза новых санкций висит над американским бизнесом в РФ как "Дамоклов меч".

- Г-н Родзянко, в России восприняли публикацию "кремлевского доклада" с сарказмом и кто-то даже немного игриво – мол, перепечатали телефонный справочник правительства и журнал Forbes.

- Мы игриво ни к чему никогда не относимся. Но, скажем так, из всех возможных вариантов списка этот, на наш взгляд, наиболее мягкий. Ироничная реакция в данном случае неуместна. В Вашингтоне были большие дебаты по этому поводу, и любой список покороче был бы куда вреднее, потому что это бы означало, что был какой-то серьезный разбор и что включенные в список люди в чем-то обвиняются и считаются "врагами" Америки.

А в той форме, в которой список был опубликован в итоге, фактически никто не выделяется в качестве нового объекта по применению санкций. В списке также фигурируют люди, к которым ограничения были применены ранее, и они отмечены соответствующим образом. Но с самого начала говорилось, что никаких новых санкций в отношении людей, которые уже находятся под санкциями, вводиться не будет.

И надо сказать, что реакция с российской стороны была разная. Я видел заявления о том, что это враждебный шаг, потому что все равно любые действия в рамках закона CAATSA [Countering America"s Adversaries Through Sanctions Act] подразумевают наказание России. Но форма, в которой правительство США решило представить Конгрессу данный список, мне кажется наиболее мягкой из имевшихся в его арсенале.

Администрация США была обязана предоставить доклад. И я думаю, что она сделала это в такой форме, в которой он нанес минимальный вред российско-американским деловым отношениям и в целом отношениям между двумя странами.

- В целом, какой сигнал дается американскому бизнесу, американскому лобби здесь? Как будет воспринимать американский бизнес фигурантов этого списка, они становятся для него токсичными?

- Мне кажется, нет. И мне кажется, если бы список был чуть короче, если бы кого-то не внесли в него, то тогда было бы больше внимания к тем, кто попал в этот список. А когда этот список столь обширный, и включает, в том числе, олигархов, которые из последних трех лет два года провели в тюрьме, то он становится нейтральным и бессодержательным по отношению к любому из его фигурантов.

С другой стороны, да, есть список, да, он попал в руки всех комплаенс-офицеров США, практически все эти люди у них уже фигурируют в различных списках, ну, еще один добавился. Будет ли от этого отрицательный эффект или нет, сейчас трудно сказать. Но, мне кажется, что, если и будет какой-то отрицательный эффект, то наименьший из возможных.

- Закон был подписан еще в августе. Есть вообще какой-то, сейчас уже ощущается, скажем так, влияние этого списка, даже подготовки к публикации этого списка на бизнес-активность?

- Информация о том, что такой список готовится, и его ожидание повлияли гораздо больше, чем само его появление. Сам список обнародовали и, мне кажется, что в целом он был воспринят с облегчением, потому что период ожидания и неопределенности по поводу того, что в нем будет, какой эффект он окажет, был куда более болезненным.

- Но вся эта атмосфера нависшей угрозы санкций, она создает нервозность в деятельности американских компаний в России?

- Конечно, да. Она и в американских, и в российских деловых кругах вызывает нервозность. И эта повышенная нервозность фактически существует со времени вступления в силу CAATSA.

С другой стороны, в закрытой части отчета речь идет не о санкциях. Ее задача - объяснить возможные последствия введения потенциальных санкций, которые необязательно будут введены. Была поставлена задача - вы в правительстве США проанализируйте такой вариант и расскажите нам, как вы его видите. Но это не применение санкций, это отчет. Здесь же в СМИ очень часто путали и писали: будут санкции. Однако надо четко понимать, что это не санкции, это только анализ потенциальных санкций.

Конечно, эффект "Дамоклова меча" есть, он был и продолжает оставаться. Но, что касается закрытой части отчета, то я пока никаких утечек не слышал, за одним исключением, что в этом отчете несколько сотен страниц. Это все, что я о закрытом отчете знаю.

- Как вы оцениваете заявления о том, что этот доклад и другие шаги Вашингтона в отношении российского ОПК, энергетического сектора являются проявлением недобросовестной конкуренции, направлены на вытеснение России с оружейного рынка, рынка энергоносителей?

- Наверное, не без этого. У тех, кто писал закон, видимо, была такая мысль. Мне лично кажется, что они думали не столько о завоевании рынка, сколько о том, что они помогают Европе избавиться от зависимости от России. Но если цель избавиться от российской зависимости стоит в два раза дороже, чем покупка у России газа, то, думаю, что этот аргумент довольно пустой.

А что касается вооружений, каждая страна продает тому, кто хочет покупать.

- Насколько мы понимаем, потенциально под санкции могли попасть третьи стороны, которые приобретали у России или думали приобрести у России оружие. А в США говорилось о том, что Россия использует вырученные от продажи оружия средства на дестабилизирующие действия.

- Это уже риторика. Мне кажется, лучше не раздражать страны. И та страна, которая думала о покупке того или иного продукта у России и попала под угрозу санкций, наверное, не очень довольна этим.

Если бы я ведал внешней политикой США, я бы не делал такие вещи.

Друзей это больше раздражает, чем как-то помогает. И, в первую очередь, пример такой реакции мы видим в Европе.

Интервью

Подписка
Хочу получать новости:
Введите код с картинки:
Обновить код