ХроникаПандемия коронавирусаОбновлено в 12:13Заразились
на 06.06
В России 458 689+8 855В мире 6 891 213+157 125

Глава Wintershall: всем повезло, что пока простаивали мощности OPAL в Европе, были мягкие зимы

Марио Мерен рассказал, насколько европейский газовый баланс был близок к форс-мажору в последние несколько зимних сезонов

Глава Wintershall: всем повезло, что пока простаивали мощности OPAL в Европе, были мягкие зимы
Председатель правления Wintershall Holding Марио Мерен
Фото: Wintershall/Frank Schinski

Москва. 19 марта. INTERFAX.RU - Имидж газовой отрасли как исключительно политизированной крепнет с каждым новым тревожным годом, в первую очередь благодаря усилиям самих политиков. Однако беседа с председателем правления Wintershall Holding Марио Мереном возвращает веру в то, что бизнес строится не на чьих-то симпатиях и антипатиях, а на поставках товара в нужную точку в конкретный момент. И дает понимание, насколько европейский газовый баланс был близок к форс-мажору в последние несколько зимних сезонов.

- Когда мы в России говорим о BASF и Wintershall, мы видим не только огромные нефтегазовые проекты, но и очень сильную поддержку России на европейской и мировой арене. С другой стороны, а слышит ли Россия вас как конкретную компанию и, быть может, выразителя интересов немецкого и европейского бизнеса?

- Я считаю, что в России вполне воспринимают наши позиции. И если даже мы, якобы, поддерживаем российские интересы в производстве газа или строительства газопроводов, то на самом деле мы представляем интересы европейских и германских компаний. Потому что мы выступаем, в первую очередь, за надежность газоснабжения Европы и Германии, чтобы мы могли в холодные зимы, как это было в этот раз, иметь достаточное количество газа по доступной цене. И компания, и я лично абсолютно четко выражаем это послание. Думаю, что оно воспринимается как в России, так и в Германии и Европе и находит поддержку.

Еще позвольте добавить, что все больше европейских и германских компаний, в том числе среднего бизнеса проявляют интерес к инвестициям в Россию. Мы в 2017 году впервые за последние годы наблюдали, что объемы экспорта и импорта между Россией и Европой опять стали расти. И это результат того, что люди делают акцент на шансах германо-российских отношений, а не на рисках, которые они в себе скрывают.

- Пытаюсь вспомнить примеры, когда Россия действительно слышала вас. Вспоминается недавнее решение о неужесточении налогового режима разработки ачимовских залежей. Другие конкретные примеры вы можете напомнить?

- Это действительно очень хороший пример, потому что сначала нам увеличили налоговую нагрузку, а потом все-таки ее ослабили, потому что не хотели наказывать Wintershall как партнера "Газпрома". Это хороший пример того, как нас услышали.

Другими подтверждениями этого являются наши проекты, хотя это и не всегда выражается в ярких заголовках новостей. Например, в совместном предприятии "Ачимгаз" нас слышат, и мы в значительной мере участвуем в обсуждении таких процессов, как бурение, планирование разработки месторождения. Как показывает мой положительный опыт, если мы приходим с какими-то конкретными предложениями, - никого не поучая свысока, но на равноправной основе и с уважением друг к другу - всегда существует интерес услышать новые предложения и реализовать их.

- Сейчас все активно комментируют ценовую бурю на спотовых хабах в Европе в феврале и марте. Если бы вы были политиком, какие бы идеи и действия вы предложили после этого? А как газовый бизнес Европы и Великобритании должен откликнуться на эти события?

- Мы как компания уже многое делаем в этом направлении. Мы создаем газовую инфраструктуру, которая позволяет поставлять достаточные объемы газа в Европу. И политикам в Европе нужно обеспечить условия, при которых частные инвестиции в инфраструктуру могут продолжаться.

И хотя мы наблюдали краткосрочное повышение цен в Германии, мы получили достаточные объемы газа из России. Кроме того, мы смогли отобрать достаточные объемы газа из наших подземных хранилищ. Мы готовы к холодным зимам, к краткосрочному увеличению потребности в газе вплоть до пиковой.

В Великобритании мощности хранилищ намного меньше, чем в Германии. Поэтому колебания цен сильно ощущаются в ситуациях, когда вдруг резко растет потребление газа или отказывает какой-то из элементов инфраструктуры, что тоже было.

- Странно, что хранилище Rough закрыли еще прошлым летом, а никаких новых проектов по хранению газа в Великобритании никто не предложил. Даже не предложили воскресить проект ПХГ Saltfleetby?

- Видимо, в Великобритании полагаются на то, что всегда гарантированно могут получить достаточное количество газа по трубопроводам или за счет поставок СПГ. Мы всегда сомневались в такой схеме, потому что СПГ всегда идет туда, где выше цена. Это не обязательно Великобритания. В Азии тоже были высокие цены из-за волны холода, в США была потребность в импорте. Здесь такая ситуация, кто платит наиболее высокую цену, тот и получает. Поэтому мы всегда так решительно выступаем за инфраструктуру в виде газопроводов.

- На информационной платформе "More capacity" заявки на создание газотранспортных мощностей на запад от выхода на сушу газопровода Nord Stream 2 собирались еще до того, как случились новые землетрясения в Нидерландах и заговорили о новых ограничениях на добычу газа на месторождении Гронинген. Не придется ли увеличивать мощности отвода NEL?

- Опросы в рамках "More capacity" проходят регулярно. Это не одноразовое событие. Не исключено, что в связи с тем, что сокращается добыча на Гронингене, на западе Германии понадобится больше объема и понадобится расширение мощностей NEL. Мы уже многие годы подчеркиваем, что Германии и Европе нужно больше газовой инфраструктуры, а не меньше.

Мы всегда говорим, что широкая инфраструктура, которая может обеспечить также и реверсный поток, с севера на юг и с запада на восток, помогает компенсировать периоды пиковой нагрузки, когда со стороны какого-то одного поставщика идут недопоставки, технические проблемы - чтобы все это можно сглаживать за счет хорошо развитой инфраструктуры.

- Мы наблюдаем, как развивалась история с загрузкой OPAL в прошлом году и с польскими исками. "Газпром" и Wintershall в этой истории выглядят как такие "хорошие парни". При том, что Польша и примкнувшая к ней Украина избрали другое амплуа. Не должна ли OPAL Gastransport как ответственная перед акционерами компания обратиться в суд за урегулированием вопроса об убытках из-за недозагрузки OPAL?

- Это очень сложный юридический вопрос, и наши юристы нам говорят, что здесь нет оснований для подачи какого-либо иска о возмещении ущерба. Поэтому мы точно не будем этого делать. И, я предполагаю, Gascade тоже не станет.

Важно здесь совсем другое. Ведь мы в эту холодную зиму имели достаточное количество газа только благодаря тому, что OPAL мог использоваться в полном объеме.

И при этом становится совершенно очевидно, в какую игру играет польская сторона. У Польши есть возможность получать газ со всех четырех сторон света: Польша может выбирать, брать ли им дешевый российский газ или дорогой СПГ из США. Для Польши это хорошо, без всякого сомнения.

Но мне совершенно неясно, почему при этом европейские потребители должны платить больше за газ или не получить доступа к газу, который им необходим и который поступает через OPAL.

Мы очень много говорим о европейской солидарности. Но такое поведение не соответствует этим принципам, если в Европе подаются иски, которые делают для целых частей Европы это сырье более дорогим. И мы в дискуссии вокруг OPAL всегда говорили, что это было большое счастье, что у нас было три мягких зимы подряд. Если бы это было не так, то ситуация выглядела бы совсем по-другому. Я считаю, что стратегия энергоснабжения не должна зависеть от везения или от какого-то одного игрока. Должно приниматься ответственное решение всеми газовыми компаниями. Например, производителями газа, как "Газпром", или транспортными компаниями, как Gascade.

- Интересно, что компания Orsted (DONG) покупает газ по "Северному потоку", а теперь Дания почти блокирует "Северный поток 2". Как это связать?

- Это показывает, что есть потребность в российском газе, потому что он надежно поступает и по дешевым ценам. И в Дании на это смотрят так же трезво, как и в других частях Европы. Поэтому я с оптимизмом смотрю на получение разрешения со стороны Дании. Потому что все остальное это было бы решение против европейских потребителей газа. Я не могу себе представить, какие причины могут быть у Дании, чтобы наносить ущерб европейским потребителям газа.

- В прошлом году мы узнали, что "Газпром" произвел переоценку запасов газа всего ачимовского горизонта Уренгойского месторождения, увеличив оценку примерно на 200 млрд куб. м. Но в вашей справке, как и два года назад, по-прежнему говорится о запасах 4А и 5А участков ачима Уренгоя на уровне 274 млрд куб. м. Новые открытия влияют на ваши отношения с "Газпромом"? Должны ли вы пересмотреть план, доплатить за дополнительно открытые запасы?

- Мы знаем об этой новой оценке. Это, скорее, новое представление о пространственном перераспределении запасов в горизонте. Оно не касается участков 4А и 5А. Поэтому на этих участках у нас не будет пересматриваться вверх объем плановый добычи, и это не ставит перед нами задачи по изменению проекта разработки участков. Мы можем скорректировать схему бурения, но это не отразится на абсолютных показателях.

- "Газпром" передвинул ввод Новоуренгойского газохимического комплекса и инфраструктуры по переработке конденсата из Надым-Пур-Тазовского региона. Это не ограничивает развитие ачимовских проектов в части добычи конденсата?

- Мы видим, что "Газпром" инвестирует в мощности по конденсату. В Новом Уренгое, мы знаем, что там возникнет новый комплекс, который в 2019 году будет...

- Уже в 2021 году.

- Я не так пессимистичен. И это будет та установка, на которой мы также можем стабилизировать объемы конденсата из участков 4 и 5. Участок 1-А может обходиться и без них. Но, несомненно, эти инвестиции нужны, потому что мы вместе хотим перерабатывать этот конденсат, который имеет свою ценность как продукт.

- Год назад мы с вами говорили о перетоках газа между хранилищем Реден и месторождением Реден. Вам удалось договориться с "Газпромом" об оценке перетока и о том, каким образом будет компенсироваться это?

- Мы к этой теме будем подходить как всегда в рамках диалога как партнеры, конструктивно.

В рамках рабочей группы, а также с привлечением внешних специалистов, мы определяем, какой действительно объем газа попал под этот переток. Мы как раз этим сейчас занимаемся, с техническими группами согласовываем весь процесс. И мы тогда увидим, слишком много или слишком мало газа добыли. Если мы слишком мало произвели, то еще дальше будем продолжать добычу. Если слишком много, тогда мы соответственно компенсируем это "Газпрому". У нас есть коммерческие условия, которыми мы руководствуемся.

У нас есть еще вторая рабочая группа, которая уже долгое время занималась вопросом руководства эксплуатации ПХГ Реден. До конца 2017 года функцию оператора выполняла Wintershall Deutschland, а с 1 января 2018 года она перешла в компанию astora. И, разумеется, мы и в этом вопросе оказываем друг другу взаимную поддержку. Мы, Wintershall, готовы делиться своим опытом, накопленным за последние годы, с тем, чтобы обеспечить дальнейшую бесперебойную эксплуатацию ПХГ.

- Но оценки перетока, наверняка, разные, если вы так долго договариваетесь?

- Да, это нормально. У двух экспертов - инженеров, промысловиков - всегда будет два разных мнения. Я раньше тоже думал, что все такое черное или белое, а на самом деле все не так просто. И тут есть простой выход - мы спрашиваем мнение какого-то третьего эксперта.

- И какого консультанта вы привлекли?

- Нам консультанты не нужны. Но мы, в конце концов, должны будем выбрать какого-то внешнего эксперта, кто примет решение. Пока этого еще не произошло.

- C каким чувством вы наблюдаете за тем, какие перемены претерпевает Wingas, как уже не ваша дочерняя, а как соседская компания?

- Мы сознательно отдали свои доли участия в компании Wingas "Газпрому", потому что мы считаем, что он будет лучшим собственником компании, чтобы создавать большую добавленную стоимость по сравнению с Wintershall. Я убежден сегодня, так же как и три года назад, что это было правильное решение. "Газпром", конечно, пытается более сильно интегрировать свои зарубежные дочерние компании, и мне кажется, что это вполне разумный подход. Кроме того, у "Газпрома" один рекордный показатель сбыта за другим. Поэтому я считаю, что "Газпром" знает, что он делает, и мы по-прежнему хорошо себя чувствуем по соседству с Wingas.

- Сейчас в "Газпроме" в Европе - в Берлине, Лондоне появляется очень много новых лиц, новые порядки. Вы с этими людьми уже установили рабочие контакты, человеческие? Вы понимаете их стратегию, цели?

- Эти кадровые изменения еще довольно свежие, и потому мы обсуждали это, конечно, с нашими старыми знакомыми в "Газпроме", в "Газпроме экспорте". Но эти новые коллеги на самом деле для нас совсем не новые. Слава Маргулис, например, работал в нашем СП Wintershall Erdgas Handelshaus в Швейцарии. Я знаю его лично, и думаю, что сотрудничество будет таким же конструктивным, как и с нашими старыми партнерами. Wintershall и "Газпром" - это такие давние и хорошие партнеры, если что-то нам нужно выяснить, мы об этом говорим напрямую, за закрытыми дверями, а не в СМИ.

- Про публичность. После того, как прозвучало сегодня, что в течение 18 месяцев объединенная компания Wintershall DEA может стать публичной, я понял, что нам нужно будет писать про ваши результаты в четыре раза чаще. Действительно ли груз публичности, который обрушится на объединенную компанию в виде системы отношений с банкирами, инвестиционными фондами, аналитиками, ежеквартальной отчетности, стоит того?

- Я могу сказать, что всегда стоит заниматься компанией Wintershall, а в будущем и Wintershall DEA.

Этот путь означает для Wintershall больше свободы, больше возможностей для развития, больше независимости, другие возможности финансирования через биржи, финансовые рынки. Это естественно влечет за собой еще большую необходимость в прозрачности, в коммуникации. Но я не вижу ничего отрицательного в том, что мы, допустим, четыре раза в год можем встречаться и говорить о нашем бизнесе, проектах, достижениях.

Независимо от того, котируются ли акции компании на бирже или нет, в будущем все компании нашей отрасли должны будут более открыто и интенсивно коммуницировать. Это то, что мы в Wintershall уже делаем все прошедшие годы. Потому что общественность по праву хочет знать, насколько ответственно мы работаем.

Интервью

Подписка
Хочу получать новости:
Введите код с картинки:
Обновить код