Глава "ГЕОТЕК Сейсморазведка": геологоразведка не должна финансироваться государством, это ошибка

Владимир Толкачев оценил перспективы развития компании при новом руководстве банка "Открытие", владеющего "ГЕОТЕК Сейсморазведкой"

Глава "ГЕОТЕК Сейсморазведка": геологоразведка не должна финансироваться государством, это ошибка
Владимир Толкачев
Фото: "ГЕОТЕК Сейсморазведка"

Москва. 22 марта. INTERFAX.RU - Финансирование геологоразведочных работ должно проводиться за счет средств коммерческих организаций, а не государства, считает президент крупнейшей геофизической компании в России "ГЕОТЕК Сейсморазведка" Владимир Толкачев. В интервью "Интерфаксу" Толкачев рассказал о текущем состоянии рынка геологоразведки, приходе в компанию нового акционера, а также планах и перспективах "ГЕОТЕК Сейсморазведки" на ближайшие годы.

- Для привлечения инвестиций на рынок сейсморазведки должны быть созданы определенные условия. В настоящее время, по вашей оценке, в каком состоянии находится рынок, какие изменения он претерпел за последнее время?

- Рынок геологоразведки сейчас движется вверх, и это движение будет продолжаться в течение нескольких лет. Я думаю, в течение порядка 3-4 лет гарантировано. Основная причина в отсутствии подвижного активного механизма восполнения минерально-сырьевой базы. Она не восполняется в том объеме, в котором нужно, как государству, так и компаниям.

Недавно Schlumberger отказалась от проведения наземной сейсмики, несколько американских компаний ушли с наземной сейсмики полтора месяца назад. У них произошло разделение. Теперь во всем мире действует такая система: китайцы выполняют сейсморазведку, а дальше открытые месторождения забирают американские гиганты - Exxon Mobil, Chevron и так далее. Они берут уже готовое. На Ближнем Востоке работают китайские компании, в Африке - китайские компании, в Азии - китайские компании, в Казахстане в большем объеме работают китайские компании.

В США с точки зрения сейсмики есть последнее современное оборудование, у них вся страна изучена сейсморазведкой. В Соединенных Штатах раньше начался бум, поэтому они всю страну также пробурили разведочными скважинами. Кстати, поэтому в Америке и идет добыча именно сланцевого газа и сланцевой нефти, потому что когда нет классических месторождений, наступает период собирания всех углеводородных форм.

Месторождения сланцевой нефти и газа изначально предполагают очень низкий геологический риск. При поиске сланцевого газа практически всегда его находишь - 99% удачи. Плюс в Америке разведка подстегивается финансированием банками, финансисты в полном объеме продвигают такие методы добычи и производства углеводородов. Американцам это выгодно.

- А что касается России?

- В России колоссальная ресурсная база потенциально не открытая. У нас сейчас не тратятся такие деньги на поиск нефти и газа, которые тратил, например, Советский Союз. В России в геологоразведку необходимо ежегодно вкладывать порядка 200-300 млрд рублей. Но это не значит, что эти деньги надо тащить из бюджета, конечно, нет. Это можно делать государственно-частным партнерством. Государство выдает лицензию на нефтегазовые месторождения, компании получают максимальную геологическую отдачу: открытия и коммерческие разработки. Во всем мире существует спекулятивная съемка. Компании несут на себе и риск, и счастье выигрыша. Геология - это то место, где можно как по-настоящему очень крупно заработать, так и потерять.

- Какова доля "ГЕОТЕК Сейсморазведки" на российском рынке?

- Сейчас порядка 35-40%. Мы опосредованно в любом случае принадлежим государству. Мы принадлежим банку "Открытие", который, в свою очередь, принадлежит Банку России. Но это не делает нас госслужащими, мы все равно мыслим как рыночная, коммерческая организация, существующая на рынке. Мы не используем бюджетные деньги вообще и не нуждаемся в господдержке, мы против нее. Наш бизнес эффективный и может приносить деньги сам. Геологоразведка не должна финансироваться государством, это ошибка.

- А как так получилось, что в конце прошлого года "ГЕОТЕК Сейсморазведка" перешла во владение банку "Открытие"?

- В тот момент, когда я пришел в компанию, в июне 2017 года, когда мы сменили команду и начали проводить изменения, 100% акций компании "ГЕОТЕК Сейсморазведка" уже были заложены в "Открытии" по кредиту, который был выдан компании банком при предыдущих собственниках.

Потом когда "Открытие" приостановило деятельность, мы оказались без финансирования, нам пришлось срочно спасать организацию на всех уровнях. Мы старались не только делать работу эффективной, но еще и получать новые заказы, помимо тех, которые мы на тот момент уже получили на 27 млрд рублей. Конечно, мы были мобилизованы и готовы. Но нам повезло, была поддержка со стороны государства в том плане, что пришел очень правильный эффективный менеджмент в банк "Открытие". Сейчас все функционирует нормально, у нас с ними рабочие партнерские отношения, нас и их это полностью устраивает.

- С приходом нового акционера какие изменения можно ожидать?

- Со стороны главы "Открытия" Михаила Задорнова и его команды идет максимальная поддержка на всех уровнях. Они четко понимают важность этой компании, что она рыночная. У нас все платежи идут через банк, проверяются сотрудниками банка, кроме наших служб. Это комфортное правильное партнерство, но оно на этом в хорошем смысле заканчивается.

- Расскажите про портфель ваших заказов. Как он изменился за последнее время? Кто ваши основные клиенты?

- Портфель заказов качественно и количественно улучшился, в первую очередь за счет таких заказчиков, как "Роснефть", "ЛУКОЙЛ", "Газпром нефть", "Иркутская нефтяная компания". Мы начали проводить ряд изменений в "ГЕОТЕКе" какое-то время назад. У нас идет своя очень сильная борьба с коррупцией, мы повышаем эффективность. Кроме того, у нас есть дочернее предприятие в Казахстане "Азимут Энерджи Сервисез", которое нам сейчас приходится больше задействовать в России. Рынок геологоразведки растет, и России нужен сухопутный рынок геологоразведки.

- Почему именно сухопутный рынок?

- К сожалению, сейчас не время шельфовых проектов, сейчас время санкций. У нас нет необходимых технологий для морской разведки и нет таких денег для их финансирования. Безусловно, арктический шельф надо изучать, но сейчас экономически эффективно добывать в таких районах, как Западная Сибирь, Тимано-Печора, Волго-Уральский, Прикаспий, то есть там, где есть развитая инфраструктура, необходимые человеческие ресурсы и оборудование.

- Вы работали также за рубежом, на Кубе, в Мавритании... Интересно ли компании наращивать портфель зарубежных заказов?

- Не только в этих странах, ещё и в Индии, и других государствах. Нас также приглашают принять участие в проектах в Арабских Эмиратах, Кувейте, Азербайджане, Узбекистане, Боливии. Безусловно, участвовать в зарубежных проектах нужно, это важно. Но сейчас и в России нужно провести огромное количество геологоразведочных работ. Мы будем сейчас активно развиваться в России. Рынок геологоразведки и так поделен между тремя компаниями - это "ГЕОТЕК", "Татнефтегеофизика", "Башнефтегеофизика" , зачем этот рынок кому-то отдавать.

- С приходом волны импортозамещения появилось ли у компании какое-то новое оборудование в геологоразведке?

- Импортозамещение - это хорошая и важная вещь. Но я считаю, что если уже есть необходимое оборудование за рубежом, то это надо использовать, а не пытаться за миллиарды долларов создавать его с нуля. В этом и есть смысл всей конкуренции.

У "ГЕОТЕК Сейсморазведки" есть уникальная технология, которой больше в мире нет - импульсные источники, которые делаются на нашем заводе в Минусинске. Импульсные источники - это технология невзрывной сейсморазведки. Первичная волна в сейсмике инициируется либо взрывом тротила, либо вибратором, либо, как в данном случае, импульсом, который посылает сигнал.

- Если говорить о планах на этот год, какие компания закладывает инвестиции?

- Наши инвестиции растут, но они растут качественно, это важный момент. У нас есть постоянный план, который направлен на ремонт и на покупку небольшой части нового оборудования, на плановую замену, потому что, согласно техническим требованиям каждого контракта, мы должны использовать в своей работе сейсмическое специальное оборудование не старше трех лет. Мы закладываем порядка 1 млрд рублей.

Мы сезонная компания, мы большей частью работаем зимой - с осени и до конца весны, летом - отдых. Из-за этого нарушается бизнес-цикл с точки зрения использования времени сотрудников. Сейчас мы обсуждаем с нашим акционером целесообразность проведения других геофизических работ в несезон, в том числе, бурение разведочных скважин.

- Компания с 2016 года находится в убытке. По вашей оценке, когда "ГЕОТЕК" сможет вернуться к прибыли?

- Сейчас преждевременно называть какие-то цифры, но в принципе, и акционеры, и менеджмент компании ставят задачу выйти на положительную чистую прибыль не позднее 2020 года. Мы уже сейчас оптимизируем организационную и юридическую структуру, запустили программу производственной эффективности, строим новую производственную систему компании "ГЕОТЕК". Это позволит выйти на показатели по чистой прибыли, чего компания "ГЕОТЕК" в последние годы не имела. В этом году мы ожидаем EBITDA в несколько миллиардов рублей.

Мы также покажем по итогам 2018 года рост выручки по сравнению с 2017 годом. Мы понимаем, что в 2014-2015 годах был определенный спад, но с учетом роста контрактной базы, которую удалось сформировать новой команде, мы сейчас ожидаем поступательный рост выручки как в 2018, так и в 2019 году.

- А вы можете назвать цифры по итогам 2017 года?

- По итогам 2017 года у нас еще отчетность не сформирована, она будет готова к апрелю. Но показатели 2017 года отражают результаты еще предыдущего сезона, поэтому там будут результаты достаточно скромные, не более 15 млрд рублей выручки.

- Недавно вы объявили о проекте "ГИНРАН Геотек Евразия", который будет заниматься разведкой залежей нефти в Прикаспии на глубине более 5 км. Планируете ли еще какие-то проекты в ближайшее время?

- Других проектов пока не планируем. Но в рамках проекта "ГИНРАН Геотек Евразия" намечается очень важное открытие для одного крупного недропользователя.

- Не расскажете подробнее?

- Детали раскрывать не буду, это же интригу уберет. Я должен вам дать запах стейка, сам стейк будет позже.

- Если говорить более глобально, какой вы видите свою компанию, скажем, через три года?

- Мы хотим войти в рынок с так называемой "зеленой" сейсмикой. Зеленая сейсмика - это сейсмика без вырубки леса.

- Вы это будете делать для какого-то конкретного проекта?

- Да, мы будем это делать по заказу "Газпром нефти" . Они требуют постоянно новые наработки, новые технологии, новое оборудование. Впервые мы применим эту технологию на Западно-Зимнем участке "Газпром нефти" в ХМАО, мы уже привезли всё необходимое оборудование.

Также в случае изменения санкционной ситуации и учитывая, что у нас есть филиалы на Каспии, мы хотим ворваться на рынок морской сейсмики. Коммерчески это очень интересно, со временем этот рынок будет открыт, начнет расти заново. Вы сказали "три года", и я думаю, что как раз к этому моменту мы сможем зайти на этот рынок.

- А у вас есть необходимые ресурсы для работы на шельфе?

- Ресурсы у нас есть, мы пока не видим заказы. Но сейчас их и не будет с учетом санкций. В любом случае у нас есть в запасе такая возможность, но мы будем этим заниматься чуть позже.

Интервью

Главный онколог: медицина не имеет и не должна иметь границ

Главный онколог: медицина не имеет и не должна иметь границ

Дмитрий Тарасов: отношение к Московскому марафону меняется в России и мире

Дмитрий Тарасов: отношение к Московскому марафону меняется в России и мире

Главный онколог: на развитие рака влияет алкоголь, курение, ВПЧ, жирное красное мясо, отказ от спорта

Главный онколог: на развитие рака влияет алкоголь, курение, ВПЧ, жирное красное мясо, отказ от спорта

Джон Хантсман: гарантирую, что США будут очень серьезно относиться к переговорам с Россией о контроле над вооружениями

Джон Хантсман: гарантирую, что США будут очень серьезно относиться к переговорам с Россией о контроле над вооружениями

Замглавы Минфина: Если российские рейтинговые агентства хотят участвовать в экономической войне против России - их право

Замглавы Минфина: Если российские рейтинговые агентства хотят участвовать в экономической войне против России - их право

Вице-президент "ЛУКОЙЛа": Мы рассчитываем на улучшение экономики проекта Западная Курна-2, несмотря на сложности

Вице-президент "ЛУКОЙЛа": Мы рассчитываем на улучшение экономики проекта Западная Курна-2, несмотря на сложности

Гарри Корен: Израиль будет представлен 9 мая 2020 года в Москве на высоком уровне

Гарри Корен: Израиль будет представлен 9 мая 2020 года в Москве на высоком уровне

Сергеев: с учеными не советовались

Глава управления ФАС: осенью стремительного роста биржевых цен на топливо не ждем

Глава управления ФАС: осенью стремительного роста биржевых цен на топливо не ждем

Гендиректор "Аэрофлота": я бы ставил вопрос не о приватизации "Победы", а о том, почему нет больше лоукостеров в стране

Гендиректор "Аэрофлота": я бы ставил вопрос не о приватизации "Победы", а о том, почему нет больше лоукостеров в стране
Подписка
Хочу получать новости:
Введите код с картинки:
Обновить код