ХроникаПандемия коронавирусаОбновлено в 18:45Заразились
на 18.01
В России 10 865 512+31 252В мире 330 746 893+2 670 008

Амин Авад: Возвращение сирийских беженцев не следует увязывать с политическим процессом

Региональный координатор ООН по беженцам рассказал о ситуации на Ближнем Востоке

Амин Авад: Возвращение сирийских беженцев не следует увязывать с политическим процессом
Региональный координатор ООН по беженцам Амин Авад
Фото: Reuters

Москва. 12 декабря. INTERFAX.RU - Директор бюро по Ближнему Востоку и Северной Африке Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ ООН), региональный координатор ООН по беженцам Амин Авад посетил Москву и провел консультации с представителями различных ведомств. По их итогам он дал интервью корреспонденту агентства "Интерфакс" Нине Яблоковой.

- Господин Авад, какова цель вашего визита в Москву, какие темы вы приехали обсудить?

- На Ближнем Востоке сегодня существует множество кризисов. Один из них закончился возникновением ИГИЛ (террористическая организация, запрещена в РФ – ИФ) в Ираке, продолжаются конфликты в Ливии и Йемене, за последние несколько лет сотни тысяч людей бежали от конфликтов через Средиземноморье. Существует сирийский конфликт, проблема беженцев. Главным образом я обсуждал с представителями российских властей именно сирийский вопрос. Сейчас конфликт перешел в другую стадию, уровень насилия снизился, и страна переживает новый этап.

- Россия давно выступает за то, чтобы сирийские беженцы как можно скорее начали возвращаться в свои дома. Вместе с тем, европейцы настаивают на том, что время для этого еще не пришло, и что сначала необходим прогресс в политическом урегулировании. Какова позиция УВКБ ООН по этому вопросу?

- Мы никогда не увязывали вопрос возвращения беженцев с политическим процессом или политическим урегулированием. Годами мы увязываем его с условиями внутри страны, которые должны быть благоприятны для возвращения людей, обстановка должна быть благоприятной: беженцы должны чувствовать себя в безопасности физически, должны возвращаться с достоинством и добровольно. И это – их собственное решение, увязывать его с чем-либо мы не можем.

- Как вы в целом оцениваете нынешнее гуманитарное положение в Сирии?

- Мы работаем с правительством Сирии, чтобы устранить препятствия для возвращения беженцев на родину. А препятствия остаются: мины, масштабные разрушения, сложности сo средствами к существованию, услугами и многое другое. Мы работаем с сирийскими властями, чтобы решить эти проблемы и создать условия, благоприятные для возвращения беженцев и внутренне перемещенных лиц.

- С вашей точки зрения, как скоро эти условия могут быть созданы?

- Некоторые люди уже вернулись из Ливана и Иордании. Люди общаются с друзьями, родственниками и соседями, узнают об условиях, о ситуации, обстановке на месте и принимают свое собственное решение.

- Каковы цифры на текущий момент – сколько беженцев находятся в соседних странах, сколько уже вернулись?

- В соседних с Сирией странах проживает от 5 до 6 млн. человек, а те, кто возвращаются, исчисляются тысячами, это не слишком много. Я думаю, что этот процесс будет набирать темп по мере того, как люди начнут чувствовать себя комфортнее, возвращаясь в свои дома, когда условия станут более благоприятными.

- Каких затрат, по вашим оценкам, потребует возвращение людей, требуется ли вашему агентству дополнительное финансирование, чтобы помочь лишенным крова вернуться домой?

- Несомненно. Нужны деньги на восстановление, на реинтеграцию, реабилитацию, на хозяйство, будь то дом или кухня, средства к существованию, электроснабжение – свет необходим с точки зрения безопасности, для переезда из одного места в другое, для образования. Поэтому значительная часть инфраструктуры нуждается в восстановлении, и есть и много других проблем, которые волнуют беженцев – будут ли у них средства к существованию, смогут ли они дать детям образование.

- Как вы видите роль России, считаете ли, что российская сторона играет положительную роль в процессе возвращения беженцев?

- Да, Россия играет положительную роль, в том числе и как посредник в мирном процессе. И, учитывая ее присутствие в Сирии, Россия очень гласно и активно координирует усилия со всеми сторонами, чтобы обеспечить возвращение людей домой. Но в то же время соглашается с тем, что они должны возвращаться, следуя принципам и условиям ООН – в безопасности, с достоинством и добровольно.

- Давайте поговорим о лагере беженцев "Рукбан". Поступали сообщения из Женевы о том, что вскоре следующий гуманитарный конвой ООН будет направлен в это район. Можете назвать даты?

- Дат пока нет, но могу сказать, что ситуация в "Рукбане" должна быть разрешена, и что беженцы и внутренне перемещенные лица должны вернуться домой. В нынешней ситуации – зимой, когда условия жизни многих людей критические, - мы не должны продлевать ее, месяц за месяцем предоставляя помощь, вместо этого нам следует найти решение, чтобы каждый человек, каждая семья, проживающая в этом лагере, вернулись в свои дома.

- США в этой ситуации следуют своим обязательствам и обеспечивают безопасность гумконвоев?

- В случае с первым конвоем безопасность была обеспечена, все стороны приложили для этого усилия, и помощь была успешно доставлена. Но теперь ситуация такова, что нам не нужны все новые конвои. Ситуацию нужно разрешить, она требует решения.

- Значит вы поддерживаете инициативу по закрытию лагеря? Об этом велись переговоры между Иорданией, Россией и США, на ваш взгляд, данная инициатива имеет шансы на реализацию?

- Я думаю, что все зависит от людей. Проводятся опросы среди людей, проживающих в лагере, и они рассказывают о том, откуда они, какие у них дома проблемы, почему они не могут вернуться – таким образом ищутся пути оказания адресной помощи и содействия каждой семье, проживающей в лагере.

- Вы разделяете обеспокоенность Москвы в части того, что лагерь "Рукбан" становится убежищем для террористов?

- Мы не можем такое подтверждать: мы не военные, у нас нет присутствия на земле, мы лишь зашли внутрь, чтобы доставить груз. Но в то же время здесь нужно быть очень осторожными – если в лагере присутствуют опасные элементы, которые удерживают людей против их воли, то это повод для беспокойства, для всего мирового сообщества.

- Недавно вокруг плана по возвращению беженцев возник конфликт между УВКБ ООН и властями Ливана. Он разрешился?

- Да. На самом неделе, это было недопонимание. Проблемы как таковой не было. И теперь, как мне кажется, мы и власти Ливана, России и Сирии, пришли к единому мнению относительно принципов возвращения беженцев, "дорожной карты", процесса и сроков возвращения беженцев на добровольной основе, в безопасности и с достоинством.

- То есть ситуация разрешилась полностью?

- Полностью.

- Положение с беженцами, направляющимися в Европу через Ливию, по-прежнему критическое или ситуация улучшается?

- Их число уменьшилось, и ситуация улучшилась. Но я думаю, что здесь следует искать корень этой проблемы, ответ на вопрос, почему люди стремятся к переселению, и почему контрабандисты и торговцы людьми пользуются этим. Я думаю, что бизнес-модель этих контрабандистов и торговцев людьми должна быть побеждена через решение проблем, стоящих у истоков этого явления. Проблема заключается в в том, что многие люди нуждаются в экономической поддержке и из-за этого покидают свои дома. Другие делают это из-за преследований, бегут от войн, и им нужно дать возможность свободно пересекать границы и просить убежища. Но большинство людей, которые прибывают в Европу через Средиземноморье, особенно через Центральное Средиземноморье, - это мигранты, а не беженцы.

- Вы обсуждаете эти проблемы с ливийскими властями? Вы ведете диалог со всеми сторонами в этой разделенной конфликтом страны для разрешения этого кризиса?

- Мы работаем с теми правительственными учреждениями, которые занимаются беженцами и мигрантами, занимаются приёмом беженцев и внутренне перемещенных лиц, а также с учреждениями, которые занимаются проблемой внутренне перемещенных лиц – в Ливии сотни тысяч таких людей. И мы должны поддерживать их, помогать им возвращаться домой, помогать в местах их временного проживания. Таким образом, поддерживать необходимо и самих ливийцев. Внимание всегда сосредоточено на мигрантах, на беженцах, на иностранцах, но и самим ливийцам нужна помощь. Мы поддерживаем связь с представителями разных властных структур в Ливии, при условии, что они уполномочены работать с нами в тех областях, которые касаются помощи и защиты людей.

- Как вы оцениваете гуманитарную ситуацию в Йемене? В свете проходящих в Швеции переговоров, видите ли вы надежду на ее улучшение?

- Гуманитарная ситуация крайне тяжелая, но я думаю, что еще не поздно обратить вспять наступающий на страну голод, если национальный комитет быстро направит гуманитарные миссии, покрывающие всю страну, и будет решать существующие проблемы. Поскольку переговоры еще продолжаются, я бы не хотел углубляться в йеменский вопрос, чтобы им не помешать.

Интервью

Начальник ГУ МВД по вопросам миграции: министерство усиливает контроль за пребыванием и работой мигрантов в РФ
Зампред ЦБ: многие небольшие игроки избрали пассивную бизнес-модель, мы называем их "спящими банками"
Михаил Виноградов: ожидаем, что суд в Нидерландах отклонит предъявленные россиянам обвинения как несостоятельные
Директор ФССП: работа приставов в ушедшем году была ориентирована в первую очередь на восстановление нарушенных прав граждан
Гендиректор "ВПК": Белоруссии поставлена партия бронетранспортёров БТР-82А, за год экспортировано 100 машин "ВПК-Урал"
Владимир Чижов: рассчитываем, что председательство Франции в Совете ЕС позитивно скажется на подходах к России
Константин Косачев: ситуация в отношениях России и США по остроте сравнима с Карибским кризисом
Врио главы МЧС России: новые технологии помогают нам сберечь тысячи жизней
Председатель ОНК Москвы: в тюрьмы стали сажать чаще
Спецпредставитель президента РФ по Сирии: альтернативы работе сирийского конституционного комитета в Женеве нет
 
Подписка
Хочу получать новости:
Введите код с картинки:
Обновить код