ХроникаПандемия коронавирусаОбновлено в 11:47Заразились
на 26.01
В России 11 315 801+74 692В мире 358 549 410+3 589 730

Кристина Краснянская: западный рынок более регламентирован и прозрачен

Основательница галереи "Эритаж", представляющей РФ на ярмарке BRAFA, рассказала о советском ар-деко и пути на выставку

Кристина Краснянская: западный рынок более регламентирован и прозрачен
Кристина Краснянская
Фото: пресс-служба галереи "Эритаж"

Москва. 26 января. INTERFAX.RU - Россия впервые примет участие в международной ярмарке BRAFA в Бельгии - представлять страну будет галерея "Эритаж". На смотре, который знакомит публику с искусством более 20 различных областей и направлений, от археологии, мебели, произведений из стекла до актуального искусства, ювелирных и серебряных изделий, Россия выбрала собственный путь. "Эритаж" представит агитационный фарфор, авангардистов и многое другое.

Накануне официального открытия ярмарки, которая стартует 26 января, основательница галереи "Эритаж" Кристина Краснянская дала интервью корреспонденту "Интерфакса" Анне Нехаевой и рассказала о том, как она попала на BRAFA, о советском ар-деко и прозрачности западного арт-рынка.

- Как вам удалось впервые за 64 года существования ярмарки войти в список участников BRAFA?

- Про эту ярмарку я знаю давно, первый раз приезжала на нее лет семь или восемь назад. Она у меня осталась в памяти как очень изысканная, рафинированная и интересная, на которой сочетаются искусство, дизайн. И это выглядит гармонично. Плюс здесь очень хороший выбор галерей. Когда наша галерея уже обосновалась на выставке DesignMiami/Basel и стала постепенно рассматривать какие-то другие ярмарки, то я сразу вспомнила о BRAFA. А попали мы сюда очень просто - подавали заявление. Причем несколько раз - в первый раз получила отказ.

- Руководство ярмарки как-то аргументировало свое решение?

- Нет. Я тоже пыталась понять, почему. Во второй раз также получила отказ. А потом одно из СМИ попросило меня сделать обзор BRAFA, я приехала, познакомилась с комитетом, рассказала о наших вещах и уже какой-то личный контакт, видимо, сработал. Может быть раньше они не совсем понимали, на чем мы специализируемся. Но в третий раз получилось.

- Чувствуете ответственность, что представляете Россию на международной арт арене?

- Мы рады, но мы всегда ответственны. Например, на ярмарке был такой момент - здесь все перепуганы, и правильно, историями с авангардом, Гентом (в 2017 году в Музее изящных искусств Гента открылась экспозиция ранее неизвестных работ русского авангарда из коллекции Игоря Топоровского, которую эксперты определили как подделки - ИФ), тогда был большой скандал по этому поводу. А я привезла сюда авангардные абстрактные работы, в частности Петра Галаджева, главного художника студии Горького. Вчера я пришла на стенд и увидела, что этих работ нет. Я пошла в комитет, мы прояснили ситуацию - им нужен полный комплект документов, максимальный провенанс, доказательства того, что вещи настоящие. Комитет можно понять, но мы доказали, что предметы подлинные, предоставили референсы от коллекционеров, каталоги и публикации. И вещи вернули. Насколько я знаю, они даже звонили в Пушкинский музей, чтобы удостовериться в подлинности. Как мне сказали коллеги с соседних стендов, это беспрецедентный случай - обычно в 99 процентах если комитет снимает вещи, а такое происходит регулярно, не только у нас, - то потом просят их заменить.

- Как вы отбирали экспонаты для представления на ярмарке мирового значения?

- Прежде всего отмечу, что наши экспонаты – коллекция, которая путешествует по разным ярмаркам. Когда готовились к участию в BRAFA, то стремились ответить вкусу коллекционеров и представить что-то, что было бы понятно западному зрителю, в том числе бельгийскому. Поэтому нами было решено выбрать тему пропаганды, агитационные вещи разных периодов. Это связано отчасти и с тем, что тема агитационных фарфоров, лаков хорошо известна за рубежом. Мы же решили пойти дальше и показать агитацию через мебель, стекло.

- Например? Можете привести примеры, которыми особенно гордитесь?

- У нас будут такие имена, как, например, Родченко, известный на Западе. Кроме того, будет и второй пласт или тема, которую мы затрагиваем на ярмарке. Ею станет советское ар-деко. Ее, кстати, мы также обыграем в нашей экспозиции. Тема ар-деко популярна и любима в Европе. Мне кажется, что советская версия такого большого и серьезного стиля, сформировавшегося в Европе и Америке, будет любопытна для собирателей и ценителей искусства.

- А что можете сказать о ценах на такие произведения?

- Мы старались привезти вещи на любой вкус и кошелек. В данном случае ценовой диапазон – от 4 до 200 тысяч евро. Среди экспонатов надо выделить трибуну и ширму в стиле ар-деко или, например, стол с ружьями. Это стол советского периода 1930-х годов, являющийся примером пропагандистского искусства. Ножки выполнены из прикладов ружей, а поверхность стола украшена серпами и молотами.

- Галерея "Эритаж" активно принимает участие в международных ярмарках искусства, дизайна. По вашему мнению, на каких позициях сейчас находится русское искусство в мире, пользуется ли оно интересом?

- Здесь важно уточнить следующий момент: есть искусство этническое, которое интересно только русским коллекционерам – это русская классика, целый ряд художников. В том числе, мастеров соцреализма. А есть международные бренды, такие, как русский авангард. Это, безусловно, другая история. Кстати, существует особенность у агитационной темы или, что называется, искусства пропаганды. В связи с тем, что было много выставок на этот сюжет и тем, что многие американские коллекционеры с начала 1990-х годов активно приобретали тарелки и лаки, эта тема понятна собирателям искусства. И не только понятна, но и востребована, причем не только русскими покупателями.

Есть еще один нюанс - то, что мы показываем, очень интересно как частным коллекционерам, так и западным некоммерческим институциям.

- Если многих российских коллекционеров интересует исключительно отечественное искусство, зачем им приезжать на зарубежные ярмарки? К тому же в России существуют свои смотры.

- Безусловно, как я отмечала, есть понятие этнического рынка: каждая национальность покупает прежде всего свое. Американцы - американское, скандинавы - скандинавское, а русские - русское. Но когда коллекционеры выходят за пределы этнического рынка, то хотят приобретать более международные вещи. Наши собиратели не исключение. Насытившись и создав коллекции русского искусства, они хотят вкладывать деньги и создавать собрания западного искусства.
Знаю, что многих сейчас интересует западное современное искусство, особенно мастера из первой самой востребованной двадцатки-тридцатки. Некоторые собирают старых мастеров, кто-то концентрируется на импрессионистах.

Потом есть тенденция - западные ярмарки существуют много лет, и рынок западный гораздо более развит, чем наш. Он более регламентирован, прозрачен, коллекции известные, с понятным провенансом. Потому что у нас вещи пропадали в силу исторических и политических событий, потом появлялись. Из-за этого много разной чехарды и возможностей для любителей продавать подделки.

И потом на таких ярмарках уровень галерей очень высок, это мастера своих направлений. Поэтому наши коллекционеры приезжают, покупают или просто интересуются. Считаю, что на сегодняшний день у нас нет конкурентноспособной ярмарки уровня BRAFA. У нас есть Cosmoscow, но это только современное искусство, а здесь буквально все - от Египта до сегодняшнего дня.

- Можно говорить о том, что если русская галерея представляет на западной ярмарке российское искусство, то это позволяет зарубежным музеям, галереям расширить свои горизонты в плане познания этого направления искусства?

- Безусловно. Как пример - на ярмарке я буду читать лекцию про советское ар-деко. Кто из западных специалистов, коллекционеров знает, что это такое и было ли оно вообще в СССР? Конечно, это расширение их восприятия, знаний. Но, помимо всего прочего, у любого музея должен быть фокус на что-то. Я знаю музеи, у которых есть коллекции русского авангарда - Стеделик, МОМА, не говоря уже о музея Костаки в Салониках. Но мы в этом плане первопроходцы - знакомим западную аудиторию и музеи с тем, что делалось в нашей стране на протяжении XX века.

- Какие вы бы отметили тенденции на мировом рынке в срезе российского искусства?

- Что касается рынка, то авангард прекрасно покупают. Если обратите внимание на аукционы, то Кандинский, Малевич отлично уходят с молотка, демонстрируют ошеломляющие цифры. Но потом искусство дорого, когда оно редко, а авангард это международный бренд, это направление в искусстве стало символом нашей страны, а с другой стороны вошло в международный исторический контекст. Плюс ко всему, отмечу художников русского зарубежья, с которых наша галерея начинала, и я довольно неплохо знаю эту тему. Одни из них остались в замкнутом кругу как мирискусники, а часть успешно интегрировались в мировую историю искусств - Явленский, Габт, Архипенко, Ланской, де Сталь, Поляков. Они считаются сегодня абсолютно французскими художниками. Продаются они хорошо - как нашим, так и западным коллекционерам.

Кроме того, агитационный фарфор тоже хорошо продается. Его покупают и наши, и западные коллекционеры. С музеями, касаемо агитационных вещей, посложнее. Одно дело авангард - это принято, понятно, утверждено. И это то редкое искусство, за которым охотится любой музей. А агитационные вещи западные музеи с удовольствием берут к себе на выставки. Королевская Академия художеств делала прекрасную выставку "Революция", на ней было все - от Петрова-Водкина и заканчивая тарелками, контррельефами, фарфор. Мощная экспозиция, которая прогремела в свое время. Центр Помпиду сделал выставку про Витебский авангард, а сейчас готовит новый проект, в экспозицию, возможно, войдут какие-то наши вещи. Это открывает еще один пласт имен, эстетический новый визуальный ряд.

Интервью

Глава Минздрава Киргизии: киргизские медики готовы дать мастер-класс коллегам по лечению COVID-19
Директор ИМЭМО: прошедшая встреча глав МИД России и Штатов - не бег на месте
Начальник ГУ МВД по вопросам миграции: министерство усиливает контроль за пребыванием и работой мигрантов в РФ
Зампред ЦБ: многие небольшие игроки избрали пассивную бизнес-модель, мы называем их "спящими банками"
Михаил Виноградов: ожидаем, что суд в Нидерландах отклонит предъявленные россиянам обвинения как несостоятельные
Директор ФССП: работа приставов в ушедшем году была ориентирована в первую очередь на восстановление нарушенных прав граждан
Гендиректор "ВПК": Белоруссии поставлена партия бронетранспортёров БТР-82А, за год экспортировано 100 машин "ВПК-Урал"
Владимир Чижов: рассчитываем, что председательство Франции в Совете ЕС позитивно скажется на подходах к России
Константин Косачев: ситуация в отношениях России и США по остроте сравнима с Карибским кризисом
Врио главы МЧС России: новые технологии помогают нам сберечь тысячи жизней
 
Подписка
Хочу получать новости:
Введите код с картинки:
Обновить код