Во время кризиса главное - не жить только надеждой на скорое восстановление

Президент "ЛУКОЙЛ Оверсиз" Андрей Кузяев рассказал "Интерфаксу" о том, как компания реализует проекты в условиях мирового финансового кризиса

Во время кризиса главное - не жить только надеждой на скорое восстановление
Во время кризиса главное - не жить только надеждой на скорое восстановление
Фото: ИТАР-ТАСС

Москва. 24 февраля. INTERFAX.RU - "ЛУКОЙЛ" широко представлен за рубежом, в частности, благодаря большому портфелю геологоразведочных и добывающих нефтегазовых проектов. Несмотря на мировой финансовый кризис, который вносит определенные коррективы в работу оператора международных проектов компании в секторе upstream - "ЛУКОЙЛ Оверсиз", добыча углеводородов в этом сегменте будет увеличиваться. Каким образом компании удастся это реализовать, рассказал вице-президент "ЛУКОЙЛа", глава "ЛУКОЙЛ Оверсиз" Андрей Кузяев.

Каким образом сказался финансовый кризис в мире и России на работе "ЛУКОЙЛ Оверсиз"? Что предпринимает компания для минимизации его последствий, разрабатывается ли антикризисный план? Удалось ли компании в связи с финансовым кризисом избежать сокращения штата, урезания премиального фонда?

Очевидно, что "ЛУКОЙЛ Оверсиз" как любая нормальная компания, идет вслед за рынком и будет предпринимать необходимые меры. Во время кризиса главное - не жить только надеждой на скорое восстановление, очень важно четко понимать свои перспективы и как бы ни было больно, следовать тем законам, которые диктует рынок. Если рыночная конъюнктура по нефти и газу свидетельствует о том, что у нас будет меньше денег, то необходимо минимизировать свои расходы, и операционные, и инвестиционные - это раз. И второе - мы должны более эффективно работать.

Каким образом компания будет минимизировать свои расходы?

Во-первых, мы уже в октябре начали разрабатывать бюджет на 2009 год исходя из $40 за баррель. Во-вторых, мы считаем, что в перспективе из-за снижения экономических показателей в Китае ситуация с ценами на нефть может быть еще хуже: они могут быть ниже $40 за баррель. Это, скорее всего, будет краткосрочная ситуация, но она будет. Поэтому мы предпочитаем заранее готовиться к этому и иметь экономические и финансовые пропорции, которые отвечают пессимистичным ожиданиям.

Если говорить конкретно, то, прежде всего, мы идем в направлении сокращения административно-хозяйственных расходов. Компания планирует сократить административно-хозяйственные расходы в этом году на 40%, а в следующем году - еще на 30%. То есть сокращение составит около 60% к уровню 2008 года.

За счет чего? Мы фокусируемся на тех проектах, которые у нас есть, и оптимизируем и сокращаем затраты, связанные с развитием бизнеса. Кроме того, в последние годы в нефтяной отрасли возникли неоправданно высокие зарплаты. Мы столкнулись с тем, что некоторых наших сотрудников переманивали заработной платой, и мы были вынуждены ее поднимать, чтобы сохранить ключевых работников. Сейчас компания пересматривает такой подход.

Еще одна тема - оптимизация управленческой структуры. Очевидно, что когда компания бурно растет (а за последние 8 лет она выросла более, чем в 8 раз), возникают некоторые перекосы: дублирование функций, размытость полномочий, бюрократизм, волокита, и т.д. Два года назад вместе с Boston Consulting Group мы начали осуществлять проект "Успех", суть которого описывается так: компанией управляет уполномоченный круг лиц - около 60 менеджеров, а все остальные оказывают им содействие и сервисные услуги. Работая в рамках данного проекта, мы сделали более плоской управленческую структуру и наполовину сократили документооборот, количество контрольных показателей и отчетность. Компания изменила систему делегирования полномочий, и в результате у должностных лиц расширился круг полномочий, в частности, менеджеры получили право подписывать контракты на большие суммы и самостоятельно принимать решения по управлению активами. Все это в конечном итоге обеспечило базу для снижения административных расходов.

Кроме оптимизации работы внутри компании, акцент делается на снижение инвестиционных и операционных затрат. Мы поставили задачу сократить операционные и инвестиционные затраты не менее чем на 20%.

За счет чего именно вы планируете подобное сокращение?

Так как у нас достаточно много геологоразведочных проектов, есть возможность сдвинуть часть работ на последующие периоды, когда, на наш взгляд, выправится ситуация с деньгами и ликвидностью. В то же время, все наши обязательства перед партнерами мы выполним – реализация проектов будет идти строго по графику.

Кроме того, мы ведем переговоры с поставщиками услуг о снижении цен. Так, по итогам годовой тендерной кампании на заключение новых контрактов многие подрядчики снизили цены на свои услуги на 10-20%. И эта работа продолжается.

Мы уделяем пристальное внимание эффективности разработки нефтегазовых месторождений. Нами разработана программа оценки потенциала активов, которая позволит в среднесрочной перспективе увеличить добычу нефти на действующих активах на 20%. Мы оцениваем потенциал наших активов, исходя из принципа бенчмаркинга, т.е., ориентируясь на наивысшие достижения в мировой нефтегазовой отрасли. Таким образом, применяя самые современные технологии, мы будем на существующих запасах добиваться максимально возможного уровня добычи. Реализуя эту программу, в прошлом году нам удалось при сокращении инвестиций обеспечить прирост добычи. В текущем году рост продолжится, и по итогам года объем добычи углеводородов увеличится примерно на 7%, в основном за счет нефти. Надеемся, что это не предел.

По каким проектам ожидается прирост добычи?

В первую очередь, по проектам в Казахстане, где мы добываем большую часть своей нефти. В Египте на блоке West Esh el-Mallaha (WEEM) мы планируем не допустить существенного снижения добычи, а на блоке Мелейя у нас будет небольшой прирост. Увеличится объем добычи газа на промысле Хаузак-Шады (Узбекистан).

Сохраняются ли у вас планы по разделению рисков в геологоразведочных проектах путем продажи части доли? Раньше вы говорили о желании продать около 15% в ряде из них?

Мы реализовали ряд таких намерений, например, продали французской GdF-Suez 15% в азербайджанском проекте Д-222 (Ялама). В последнее время мы вели переговоры по Западной Африке, получили ряд предложений, но они нас не устроили - мы с нашими визави не сошлись по цене сделки. В конечном итоге в связи с перспективностью этих площадей компания приняла решение самостоятельно начать активный этап геологоразведки, а потом, исходя из результатов, принять решение, как двигаться дальше. У нас будет еще возможность привлечь потенциальных партнеров в эти проекты.

И когда вы планируете начать бурение в Западной Африке?

Буровое судно уже законтрактовано, бурение скважины на блоке Cape Three Points Deep Water (шельф Республики Гана) начнется не позднее апреля. Первая разведочная скважина будет глубоководной: толща воды на участке составляет более 2 тыс. метров. Никогда еще ни советские, ни российские нефтяники не бурили на такой глубокой воде. Отмечу, что после открытия на шельфе Ганы достаточно крупного месторождения Джубили с потенциальными извлекаемыми запасами около 2 млрд баррелей, этот район является одним из самых привлекательных для геологоразведки в акватории Гвинейского залива.

Намерен ли "ЛУКОЙЛ Оверсиз" выйти из проекта Д-222 в Азербайджане в связи с двумя "сухими" пробуренными скважинами?

Вместе с GdF-Suez мы обсудили этот вопрос, и сейчас планируем закрыть проект. Мы свои обязательства перед азербайджанской стороной полностью выполнили: провели сейсмику, пробурили две разведочные скважины.

В последнее время компания достаточно плодотворно работает в Узбекистане. Есть ли планы по расширению деятельности в этой стране?

В Узбекистане у нас большой фронт работ для разведки и доразведки углеводородных ресурсов: Устюрт, Кандым, Хаузак-Шады, Юго-Западный Гиссар, Арал. Недавно завершена доразведка структуры Шады, в результате чего мы прирастили новые запасы - около 7 млрд куб. метров газа по категории С1. Часть структуры выходит за пределы нашей контрактной территории, но, согласно законодательству и соглашению о разделе продукции, мы рассчитываем, что контрактная зона будет увеличена. Сейчас разрабатывается программа доразведки Хаузак-Шады - несмотря на то, что это месторождение было открыто более сорока лет назад, запасы здесь оказались более значительными, нежели предполагалось изначально.

Во время последней встречи руководителей Узбекистана и ЛУКОЙЛа обсуждались новые возможности в части геологоразведки. Мы в этом заинтересованы и ведем переговоры о новых блоках.

А ваши планы по строительству газоперерабатывающего комплекса на Кандыме не сдвигаются?

Нет, хотя в августе прошлого года по итогам тендера по выбору генподрядчика проектирования завода и разработки месторождения мы не сумели объявить победителя: названные цены не удовлетворили ни нас, ни узбекскую сторону. В настоящее время мы продолжаем вести переговоры с поставщиками услуг по проектированию Кандымского газоперерабатывающего завода, и я надеюсь, что в ближайшее время мы заключим контракт и приступим к проектированию.

Сохраняется ли у компании интерес к проектам в Туркмении?

Да, сохраняется, и мы вместе с американской ConocoPhillips участвуем в переговорах. Речь идет о трех геологоразведочных блоках на шельфе Каспия. По разным причинам, в том числе, в связи с изменением законодательства Туркмении, эти переговоры затягиваются, но у нас есть готовность к подписанию контракта. Сейчас, когда новые законы уже вступили в силу, я надеюсь, что переговорный процесс активизируется.

Кроме этого, насколько мне известно, ожидается визит руководителя Туркмении в Россию, и мы очень рассчитываем, что это даст новый импульс развитию сотрудничества в энергетической сфере двух стран.

Если не ошибаюсь, на два из указанных блоков также претендует "Роснефть". Вы не планируется объединить усилия, создав консорциум?

Мне об интересе "Роснефти" к данному проекту ничего не известно.

Расскажите тогда о другом проекте, в котором вы будете сотрудничать с "Роснефтью" - о консорциуме в Венесуэле. Чем можно объяснить неожиданный интерес крупнейших российских компаний к этой стране?

Венесуэла является крупнейшей в мире кладовой запасов углеводородного сырья. Поэтому присутствие на венесуэльском рынке компаний, которые хотят иметь долгосрочную перспективу, является важнейшим фактором их конкурентоспособности. И как только появилась политическая возможность заключения подобного соглашения, в этом проекте захотели принять участие не только ЛУКОЙЛ и "Газпром", которые уже давно работают в стране, и ТНК-ВР, которая присутствует в Венесуэле больше двух лет, но еще и "Роснефть" и "Сургутнефтегаз". Нам обещают поддержку, и это очень важно, потому что энергетический проект в Венесуэле непростой, он требует огромных инвестиций и интеллектуальных затрат. Таким образом, впервые создан такой прецедент, когда российские компании не конкурируют между собой на тендерах, как это было, допустим, в Ливии или Алжире, а, выходят на рынок, объединившись.

Уже определено, какими проектами будет заниматься консорциум?

Консорциум рассматривает возможность участия в тендере по блокам в Карабобо (зона в нефтегазовом бассейне Ориноко - АНИ). Также ему предложено провести оценку одного из блоков зоны Хунин в бассейне Ориноко с перспективой разработки этого блока.

У "ЛУКОЙЛ Оверсиз" в Венесуэле есть и собственный проект. В каком состоянии он сейчас находится?

"ЛУКОЙЛ", войдя в консорциум, не отказался от своего проекта Хунин-3. Мы закончили оценку запасов, утвердили их в Министерстве энергетики и нефтяной промышленности, согласовали с венесуэльской стороной наши представления об ожидаемых уровнях добычи. В настоящее время мы проводим технологическую оценку проекта обустройства и разработки месторождения и к концу лета планируем закончить эту работу. Одновременно мы занимаемся разработкой и оптимизацией вариантов строительства апгрейдера по подготовке нефти с Хунин-3.

А почему все так медленно продвигается?

В нефтяном бизнесе переговорные процессы, как правило, идут медленно. Например, в Узбекистане мы вели переговоры три года, в Ираке и Туркмении переговоры до сих пор продолжаются. С одной стороны, это долго, но с другой стороны, мы заключаем контракты на 30-40 лет, и по отношению к этому периоду процесс переговоров и подготовки занимает всего 5-10% от общего времени. И в итоге подписываются контракты, не требующие корректировки в течение всего периода жизни проекта.

Не чувствуете ли вы со стороны венесуэльцев каких-либо препятствий в переговорах?

Я как переговорщик всегда ищу источник проблем не в партнерах, а в себе, и считаю, что неудобных переговоров не бывает - бывает ситуация, когда ты как партнер не можешь понять существенного интереса другой стороны. Кроме того, очень важна ментальность. У нас ментальность частной компании. Мы понимаем, что приходя в другие страны, где свои законы, свои традиции, мы оказываемся на чужой земле. Компания приходит со своими деньгами и технологиями, но это чужой дом, и наша задача - быть максимально адекватными тем правилам, которые там действуют.

Как у вас продвигаются дела в соседней с Венесуэлой Колумбии?

В Колумбии мы связывали большие надежды со структурой Ленгупа (проект Кондор), но, к сожалению, пробурили там "сухую" скважину. В настоящее время мы бурим вторую доразведочную скважину на месторождении Медина в рамках того же проекта. В ближайшее время будут проведены испытания, чтобы подтвердить наши расчеты, связанные с разработкой месторождения. Если расчеты подтвердятся, то в течение нескольких следующих лет мы выведем месторождение на проектный уровень добычи 500-700 тыс. тонн нефти в год. Это текущая оценка, потом она будет уточняться. Первую добычу с двух скважин мы начнем уже в этом году.

На контрактной территории проекта "Кондор" у нас есть еще одна перспективная структура - Гуавио-Эсте, где ведется оценка результатов сейсморазведочных работ 3D Sparse. На следующий год будем принимать решение о целесообразности там геологоразведочного бурения.

То есть выходить из этих проектов не планируется?

Нет, не планируется. Я верю в то, что наша геологоразведочная программа рано или поздно приведет нас к большим успехам. У нас уже сейчас есть существенные открытия, и мы занимаемся их коммерциализацией, например, в Саудовской Аравии. Мы сделали в Колумбии открытие (месторождение Медина), компенсирующее все наши расходы в этой стране, сделали серьезное открытие в Иране на блоке Анаран – месторождение Азар. Я уверен, что геологи обеспечат хорошие перспективы для нашей компании по целому ряду геологоразведочных проектов.

Вы сказали, что в Саудовской Аравии пытаетесь поставить на баланс запасы. Если не ошибаюсь, на Блоке А пробурено несколько "сухих" скважин. Так каковы перспективы этого проекта?

В Саудовской Аравии у нас на сегодняшний день пробурено 9 скважин и открыто 2 крупных газоконденсатных месторождения, и мы ведем переговоры с правительством страны о коммерциализации этих запасов. Запасы, которые мы открыли, исчисляются несколькими сотнями миллиардов кубометров газа. При этом мы имеем дело с достаточно сложными низкопроницаемыми коллекторами, в связи с чем очень важны применяемые технологические решения.

Кроме того, мы обратились в Министерство нефти Саудовской Аравии с просьбой на один год продлить геологоразведочный период по проекту Блок А с целью произвести доизучение месторождений, которые мы открыли. После того, как мы это сделаем, я надеюсь, в течение текущего года мы определим перспективы коммерциализации открытых запасов.

Появилась ли какая-то определенность по поводу присутствия компании в Ираке?

В Ираке мы прошли предквалификацию и будем принимать участие в тендере, если он состоится. Имеется в виду конкурс, на который Министерство нефти Ирака выставило 8 месторождений. Мы будем ориентироваться на два нефтяных месторождения. В портфеле "ЛУКОЙЛ Оверсиз" газовые проекты занимают 60%, и нам над увеличивать долю нефтяных.

В настоящее время для работы в Ираке мы создаем консорциумы. В первую очередь, мы рассматриваем альянс с американской ConocoPhillips, а также с рядом других иностранных компаний.

Когда можно ожидать подвижек по проекту "Западная Курна-2" в Ираке? Только после принятия нового закона о нефти?

Мы по-прежнему настаиваем на своем праве на это месторождение, ведем переговоры с Министерством нефти и правительством Ирака и очень рассчитываем, что развитие российско-иракских отношений создаст условия для урегулирования этого вопроса.

Как я понимаю, иракское руководство приняло решение решать все вопросы привлечения в страну иностранных инвесторов в рамках действующего законодательства. Уже существует прецедент - контракты, которые были у китайской CNPC и индийской ONGC, после двусторонних переговоров были переподписаны и сейчас начинается их реализация. ЛУКОЙЛ также готов провести двусторонние переговоры, урегулировать все вопросы и приступить к реализации проекта Западная Курна-2.

Некоторое время назад компания планировала участвовать в тендерах на нефтегазовые месторождения в Ливии. Сохраняется ли у "ЛУКОЙЛ Оверсиз" интерес к этой стране?

Компания приняла решение пока не начинать новые геологоразведочные проекты, за исключением Туркмении и Узбекистана. А в последующие год-два мы сконцентрируем наши геологоразведочные инвестиции на Западной Африке.

А как обстоит дело с доведением до 100% доли ЛУКОЙЛа в СП "Тургай Петролеум", работающем в Казахстане? Закончились ли судебные разбирательства в рамках этого проекта?

В ближайшие шесть месяцев арбитраж должен вынести окончательное решение. ЛУКОЙЛ по-прежнему намерен воспользоваться своим правом приобретения доли в "Тургай Петролеум".

Интервью

Президент Ассоциации репродукции человека: Шансы забеременеть стремительно падают после 35

Президент Ассоциации репродукции человека: Шансы забеременеть стремительно падают после 35

Александр Дынкин: Имперские циклы. Поиски национальной идентичности

Александр Дынкин: Имперские циклы. Поиски национальной идентичности

Олег Мартьянов: Человекоподобные роботы имеют хорошие перспективы в армии

Олег Мартьянов: Человекоподобные роботы имеют хорошие перспективы в армии

Замглавы Минвостокразвития: Новые льготы в Арктике сделают прибыльными проекты в этом регионе

Замглавы Минвостокразвития: Новые льготы в Арктике сделают прибыльными проекты в этом регионе

Гендиректор ГНПП "Регион": В сирийской кампании наши изделия подтвердили заявленные характеристики

Гендиректор ГНПП "Регион": В сирийской кампании наши изделия подтвердили заявленные характеристики

Главный диетолог Минздрава: Вегетарианство не вредно, но на капусте-картошке далеко не уедешь

Главный диетолог Минздрава: Вегетарианство не вредно, но на капусте-картошке далеко не уедешь

Гендиректор ЕМГ: в любом деле нельзя стоять на месте, ты должен адаптироваться к изменениям

Гендиректор ЕМГ: в любом деле нельзя стоять на месте, ты должен адаптироваться к изменениям

Владимир Колокольцев: наши граждане все больше чувствуют себя защищенными от преступлений

Владимир Колокольцев: наши граждане все больше чувствуют себя защищенными от преступлений

Глава Нефтегазстройпрофсоюза: мы не политическая партия

Глава Нефтегазстройпрофсоюза: мы не политическая партия

Франсуа Озон: "По воле божьей" - не политический фильм

Франсуа Озон: "По воле божьей" - не политический фильм
Подписка
Хочу получать новости:
Введите код с картинки:
Обновить код