Джон Хантсман: гарантирую, что США будут очень серьезно относиться к переговорам с Россией о контроле над вооружениями

Посол США в РФ рассказал о возможности возвращения Москвы в "большую восьмерку"

Джон Хантсман: гарантирую, что США будут очень серьезно относиться к переговорам с Россией о контроле над вооружениями
Посол США в России Джон Хантсман
Фото: Zuma/ТАСС

Москва. 13 сентября. INTERFAX.RU - Посол США в РФ Джон Хантсман, покидающий свой пост уже в первых числах октября, рассказал в эксклюзивном интервью "Интерфаксу" об обменах визитами между Москвой и Вашингтоном на высшем уровне, о возможности возвращения России в "большую восьмерку", поделился тем, какими ему видятся перспективы американо-российских отношений.

- Как вы оцениваете перспективы американо-российских отношений? Имеется ли шанс, с вашей точки зрения, их стабилизации и постепенного улучшения или впереди нас ждут долгие "мрачные времена"?

- Нынешнее состояние не может нас устраивать. Американский народ не устраивают такие отношения; думаю, что такое состояние отношений не устраивает и народ России. Но политические процессы привели нас к тому, что мы имеем сегодня такие проблемы, как вмешательство в выборы, вопросы суверенитета третьих стран, так что нынешнее положение вещей – результат событий, которые накапливались в течение ряда лет. Я верю в то, что российский и американский народы очень хорошо взаимодействуют. Если позволить им просто взаимодействовать, без каких-либо политических процессов, между ними возникнут прочные дружеские отношения. Я знаю это, ведь я прожил здесь достаточно времени, чтобы это понять. Но у нас будут и моменты противоборства, будут и моменты взаимодействия.

Такая схема возникла в прошлые периоды. Наши страны вместе воевали во время Второй мировой войны, тогда мы были близкими друзьями, мы пережили трудности "холодной войны", и даже то, что происходило в последние два года. Так что нам необходимо иметь достаточно стабильные отношения. Чтобы мы могли справляться и с периодами противоборства, и регулировать взаимодействие. И даже когда наступят тяжелые времена, мы не пропадем. В последние годы мы оказались к этому не готовы. Думается, в будущем будут элементы и того, и другого. И в этом нет ничего ненормального. Я считаю, что наши отношения в прошлые периоды, схемы этих отношений, были довольно последовательными. В них были элементы противоборства и взаимодействия. Думаю, это будет подтверждаться и в будущем. Так что нам необходимо достаточно доверия, достаточно открытых каналов для общения на всех уровнях: на уровне президентов, министров иностранных дел, на рабочем уровне, и это позволит нам справляться с любыми задачами, которые могут возникать в будущем. Необходимо формировать взаимоотношения, которые всегда будут стабильными. Даже когда возникают непростые вызовы, можно поддерживать стабильные отношения. Это не является невозможным. Но последние два года были трудными в плане поддержания стабильности. Думается, что это ненормально, считаю, что мы должны быть готовы и быть достаточно уверены в наших отношениях, чтобы иметь возможность как преодолевать противоборство, - отношения противоборства, - так и состоять в отношениях взаимодействия. Потому что всегда будут элементы и того, и другого.

- Договор ДРСМД мертв. Существуют опасения, что та же судьба может постигнуть и ДСНВ. Как по-вашему, имеется ли хоть какая-то возможность достижения договоренностей между Россией и США по вопросам стратегической стабильности и контроля над вооружениями, или же нас ждет мир с более высокими рисками конфронтации?

- Наш президент верит в соблюдение договорных обязательств. Кроме того, он полагает, что стратегическая стабильность и контроль над вооружениями, - это, пожалуй, важнейший аспект наших двусторонних отношений. Он в этом убежден, как и госсекретарь Майк Помпео. Итак, мы вынуждены выйти из ДРСМД, нам необходимо переосмыслить историю, которая состоит в том, что 6-7 лет назад, при другой администрации, мы начали диалог с Россией. Десятки раз мы предъявляли свидетельства о крылатой ракете наземного базирования SSC-8 (9М729) и о нарушениях соответствующих положений. И никакие меры не принимались. Мы ждали долго. Мы пытались вступить в диалог, пытались предъявлять доказательства, но никакие меры не принимались. То есть, если есть договор, есть две стороны договора, и одна из сторон его нарушает, значит, договора в принципе уже не существует. На основании статьи 15 ДРСМД 1987 года мы вышли из договора по истечении обязательного шестимесячного периода. Но это было сделано с проведением полномасштабных консультаций, я присутствовал на встречах, например, нашего советника по вопросам национальной безопасности с президентом Путиным, на встречах нашего госсекретаря с президентом Путиным и министром иностранных дел Лавровым. Состоялись очень оживленные беседы по вопросам контроля над вооружениями в целом. Но наши действия были предприняты на основе прошлых событий, работы нескольких администраций, десятков бесед и нашего стремления обеспечить соблюдение договоров. В результате впереди у нас работа на более длительную перспективу в области контроля над вооружениями, нам придется принимать важнейшие решения в отношении нового договора СНВ. Напомню, что работа над новым договором СНВ началась 10 лет назад. Десять лет назад киберпреступность не была большой проблемой. Не было такой темы, как гиперзвуковые крылатые ракеты. Не было таких тем, как подъем Китая и его запасы стратегического оружия. Так что за 10 лет мир изменился. Необходимо выработать договор, который действительно позволит решать вопросы контроля над вооружениями, он должен быть честным и глобальным, - и при этом следует учитывать, что проблемы, существующие в настоящее время, имеют огромное значение, а десять лет назад они такого значения не имели. Так что беседы, которые мы проводим с высокопоставленными должностными лицами России, думается, очень полезны.

Мне приходится видеть в СМИ много искаженных комментариев о том, что США отказываются от своих обязательств в области контроля над вооружениями, и Россия этим очень огорчена. У меня иной взгляд на это. Прежде всего, мы глубоко преданы делу контроля над вооружениями, начиная с президента.

В распоряжении двух стран - 90% запасов ядерного оружия всего мира, 90%. Важнейшее обязательство в рамках наших отношений – сделать все в данном вопросе, чтобы обеспечить контроль над ядерным оружием на самом высоком уровне, на самом серьезном уровне в плане обеспечения безопасности, в плане приверженности целям его нераспространения, в плане обеспечения разоружения в конечном итоге, продвижения к более масштабному разоружению. История наших отношений доказывает, что мы можем это обеспечить. Мы это делали с начала 1970-х годов, и мы будем продолжать это делать. Но в рамках будущих консультаций необходимо рассмотреть важнейшие вопросы: каким должен быть договор о контроле над вооружениями сегодня, не десять лет назад, а сегодня, что он должен охватывать, что в него необходимо включить, в какой-то момент начнутся переговоры, и наш президент будет относиться к ним очень серьезно, и его представители тоже будут относиться к ним очень серьезно. Это я могу вам гарантировать. Потому что вопросы контроля над вооружениями и стратегической стабильности занимают центральное место в отношениях между США и Россией. Мы это понимаем, и мы будем продолжать консультации, которые будут отражать эту реальность.

- В продолжение вашего ответа хотелось бы спросить о дальнейших контактах. Возможны ли в ближайшем будущем контакты на уровне Томпсон-Рябков или Помпео-Лавров? Можем ли ожидать приезда президента Трампа в Москву на празднование 9 мая к 75-летию Победы?

- Между нашими странами проводятся многочисленные консультации по многим важнейшим направлениям, и я считаю, что двери должны быть открытыми, что необходимо открывать и поддерживать каналы взаимодействия. Буквально на этой неделе в Вене состоялись важнейшие консультации по вопросам борьбы с терроризмом между заместителем министра иностранных дел Сыромолотовым и заместителем госсекретаря Джоном Салливаном; они согласовали хороший план дальнейших действий, который позволит обмениваться более важной информацией с целью обеспечения более высокого уровня безопасности во всем мире, и это хорошо. Кроме того, вчера состоялись переговоры по вопросам двусторонних отношений, о путях увеличения численности необходимого персонала в обеих странах для выполнения дипломатической работы. Джон Салливан вместе с Андреа Томпсон участвовали в наших консультациях по вопросам стратегической стабильности, и они готовы продолжать эту работу.

Думаю, что в будущие месяцы вы увидите более активное участие высокопоставленных представителей нашего правительства при обсуждении вопросов контроля над вооружениями и стратегической стабильности. Я в этом глубоко убежден. Наш президент не раз говорил о своем желании посетить Москву. О том, что он хотел бы пригласить президента Путина в США, когда наступит подходящее время. Мы действуем постепенно, шаг за шагом, мы решаем некоторые проблемы, мы укрепляем доверие, мы поступательно продвигаемся к таким визитам, и в последние годы мы как никогда активно обсуждаем вопросы, которые имеют действительно большое значение – такие, как Северная Корея, в рамках консультаций с участием господина Моргулова и нашего представителя на переговорах по Северной Корее Стивена Бигана; консультации по Афганистану, в которых участвует наш специальный посланник Залмай Халилзад; консультации о ситуации в Сирии и путях разведения противоборствующих сторон, а также консультации по Украине. Так что в настоящее время наши эксперты и высокопоставленные представители работают на многочисленных направлениях по различным вопросам. И вообще-то я рад, что у нас открыты столь многочисленные каналы.

Означает ли это, что мы решаем все проблемы? Нет. Но мы продвигаемся в этом направлении, обмениваемся бóльшими объемами информации, укрепляем доверие за столом переговоров, определяем, где у нас имеются общие позиции. Ведь в ходе наших встреч мы всегда узнаем, что у нас больше общих позиций, чем мы считали ранее. Думаю, это будет заряжать нас дополнительной энергией по мере движения вперед.

- Некоторое время назад президент Трамп заявил о возможности возвращения к формату "большой восьмерки". Считаете ли вы, что G8 с участием России может быть возобновлен, и если он дело пойдет к этому, будет ли Вашингтон выдвигать какие-то предварительные условия для России?

- Да, президент заявил о своем желании это осуществить, и наш госсекретарь заявил, что будет работать в этом направлении. Это – многосторонний форум, поэтому необходимо учитывать голоса и мнения многих, но мы верим в то, что следует открывать дополнительные двери, а не закрывать их, что необходимо использовать больше каналов взаимодействия, ведь если за столом переговоров будет больше участников, нам удастся решать больше проблем, стоящих перед человечеством. Но это также означает, что мы должны решить ряд проблем. Ведь почему "большая восьмерка" изначально стала "большой семеркой"? Это было связано с нарушением международного суверенитета. И эта проблема не решена. В течение нескольких лет по проблеме Украины нет никаких подвижек. Хорошо было бы в ходе переговоров действительно добиться прогресса в решении некоторых из проблем, которые привели, например, к введению санкций или к преобразованию "большой восьмерки" в "большую семерку". Так что, да, президент хочет, чтобы это произошло. Но я знаю, что он также верит в решение некоторых из проблем, которые изначально привели к возникновению этой ситуации.

- В последние месяцы появились разговоры и заявления о том, что США планируют присоединиться к "нормандскому формату". Об этом говорил президент Зеленский, говорил Джон Болтон до своей отставки, говорили некоторые другие официальные лица. Можно ли ожидать, что "нормандская четверка" будет преобразована в "нормандскую пятерку"? И еще один вопрос, касающийся Украины. Мы наблюдаем некоторый прогресс, недавно осуществлен обмен пленными, президент Зеленский объявил о подготовке некоторых других шагов, например, о дальнейшем обмене пленными, о разведении сторон на линии конфликта, в том числе в станице Луганская и других населенных пунктах. Как вы оцениваете этот процесс?

- Мы поддерживаем "нормандский процесс". Мы были бы очень рады, если бы "нормандский процесс" привел к каким-то реальным результатам. Уже много лет мы говорим о "нормандском процессе", но он не привел ни к каким результатам. Если бы "нормандский процесс" мог стать более результативным благодаря присоединению дополнительного участника, преобразованию "четверки" в "пятерку", уверен, что США были бы рады рассмотреть такую возможность. Но и здесь важен не процесс, а результаты. Вообще-то какая-та работа идет, консультации, думаю, будут продолжены.

Что касается Зеленского, обмена пленными и проблем в более широком плане, лично я был очень воодушевлен тем, что произошел обмен пленными, считаю, что это хорошо, думаю, что это укрепляет доверие, создает новую динамику между Москвой и Киевом. Думаю, что это приведет к созданию дополнительного импульса, позволит достичь дополнительных результатов, возможно, в Донбассе, на востоке Украины. Так что в целом это хороший фактор, его необходимо развивать. Президент Зеленский имеет хороший политический импульс в Украине. Выборы в Раду обеспечили ему прочное большинство. Теперь он имеет возможность принимать законы, которые имеют немаловажное значение в Украине, и благодаря этому он – сильный политический деятель. И поэтому именно такой деятель может сыграть важнейшую роль в решении некоторых проблем, связанных с Донбассом, в создании более позитивной динамики между двумя странами. Надеюсь, что в отношениях между этими странами более видную роль будет играть дипломатия, ведь в конечном итоге проблема будет решаться не боевыми действиями в Донбассе. Это замороженный конфликт, который служит только злонамеренным целям. В конечном итоге ответом станут дипломатические усилия, а дипломатические усилия зависят от людей. От людей доброй воли, которые стремятся достичь результатов. Надеюсь, для этого будут созданы достаточные условия. Теперь, когда осуществлен обмен пленными и состоялись позитивные обсуждения между президентом Зеленским и президентом Путиным, надеюсь, что дипломатия будет играть основную роль. Что возникнет больше доверия, - ведь в прошлом доверия не было совсем, - что возникнут контакты между Киевом и Москвой. Происходит нечто позитивное. И мы надеемся, что оно будет развиваться в нужном направлении и позволит достичь больше дипломатических результатов.

- В свете такого позитивного примера в отношениях между Россией и Украиной, можно ли ожидать чего-то подобного в отношениях между Россией и США? Ведь у нас тоже есть кем обменяться – Ярошенко, Уилан, Бутина и другие.

- Видите ли, в США система совсем другая. В российских СМИ я читал жалобы по поводу нашей правовой системы. Но я занимал пост губернатора штата, я назначал судей, я знаю, как действует наша система. Ее основы – полная прозрачность, верховенство закона, тщательная сбалансированность соотношений различных участников судебных аспектов американской юстиции.

Если говорить, например, о Поле Уилане, он содержится в тюрьме уже 8 месяцев, а никаких доказательств мы пока не видели. Я направлял запросы, выступал с публичными заявлениями, но нам ничего не предъявили. Он содержится в Лефортово, не имеет возможности общаться с родителями, не получает писем, его здоровье ухудшается, я беспокоюсь о нем. Раза два я его посещал. Это досадная ситуация. В то же время граждане России, содержащиеся в заключении в США, имеют возможность проводить пресс-конференции, давать интервью. Это другая ситуация, там нет системы предварительного заключения, есть судебный надзор, приговор выносится на основе принципа верховенства закона, и затем осужденный отбывает наказание. Надеюсь, мы получим информацию от наших российских друзей о деле Пола Уилана. И нам предъявят доказательства, которые позволят нам предпринять дальнейшие действия и в конечном итоге закрыть это дело.

Кстати, завтра будет принято очень важное заявление конгресса США (соответствующая резолюция была принята 12 сентября - ИФ). Оно называется "резолюция", и вообще-то это редкий случай, когда депутаты конгресса от Республиканской и Демократической партий примут совместную резолюцию по этой теме. Будет обнародована резолюция конгресса США по делу Пола Уилана с требованием о его освобождении. Думаю, это дает представление о том, до какого уровня в политической системе США дошла эта проблема и насколько люди беспокоятся о благополучии Пола Уилана.

- Есть еще одна актуальная российско-американская тема – история Смоленкова. Как вы считаете, это реальное дело или просто спекуляции в рамках предвыборной кампании, направленная против господина Трампа?

- Американская система очень открытая, очень гласная, у нас свобода печати, она закреплена в конституции США, и в СМИ рассуждают о многих вещах. Иногда рассуждают о достоверной информации, а иногда не очень. Что касается этой истории, я видел, что публикуется, и как сказал госсекретарь Майк Помпео сообщения по существу недостоверны.

Интервью

Гендиректор "РЖД Логистики": Мы - "инкубатор" новых бизнесов в группе РЖД

Гендиректор "РЖД Логистики": Мы - "инкубатор" новых бизнесов в группе РЖД

Главный исполнительный директор Syngenta: доля компании на российском рынке составляет 4% и будет расти

Главный исполнительный директор Syngenta: доля компании на российском рынке составляет 4% и будет расти

Глава Росприроднадзора: в отношениях госоргана и поднадзорных компаний все должно быть взаимно вежливо

Глава Росприроднадзора: в отношениях госоргана и поднадзорных компаний все должно быть взаимно вежливо

Генсек ОПЕК: "Если вы санкционируете нефтедобывающую страну, вы санкционируете мировое сообщество"

Генсек ОПЕК: "Если вы санкционируете нефтедобывающую страну, вы санкционируете мировое сообщество"

Старший вице-президент "ЛУКОЙЛа": "Мы готовы к более амбициозным целям по добыче"

Старший вице-президент "ЛУКОЙЛа": "Мы готовы к более амбициозным целям по добыче"

Главный онколог: медицина не имеет и не должна иметь границ

Главный онколог: медицина не имеет и не должна иметь границ

Дмитрий Тарасов: отношение к Московскому марафону меняется в России и мире

Дмитрий Тарасов: отношение к Московскому марафону меняется в России и мире

Главный онколог: на развитие рака влияет алкоголь, курение, ВПЧ, жирное красное мясо, отказ от спорта

Главный онколог: на развитие рака влияет алкоголь, курение, ВПЧ, жирное красное мясо, отказ от спорта

Замглавы Минфина: Если российские рейтинговые агентства хотят участвовать в экономической войне против России - их право

Замглавы Минфина: Если российские рейтинговые агентства хотят участвовать в экономической войне против России - их право

Вице-президент "ЛУКОЙЛа": Мы рассчитываем на улучшение экономики проекта Западная Курна-2, несмотря на сложности

Вице-президент "ЛУКОЙЛа": Мы рассчитываем на улучшение экономики проекта Западная Курна-2, несмотря на сложности
Подписка
Хочу получать новости:
Введите код с картинки:
Обновить код