Завкафедрой торговой политики ВШЭ: Россия рискует сотнями миллионов евро из-за заморозки механизма апелляции в ВТО

Максим Медведков рассказал о ситуации вокруг формального прекращения работы апелляционного органа ВТО со вторника

Завкафедрой торговой политики ВШЭ: Россия рискует сотнями миллионов евро из-за заморозки механизма апелляции в ВТО
Максим Медведков
Фото: Пресс-служба

Москва. 10 декабря. INTERFAX.RU - Апелляционный орган ВТО во вторник перестает формально действовать из-за многолетней блокировки со стороны США назначения в него новых арбитров. В результате 10 декабря истекают полномочия у двух из трех оставшихся его членов, и работа апелляционного органа замораживается на неопределенное время до назначения новых арбитров.

Апелляционный орган - неотъемлемый инструмент механизма рассмотрения торговых споров внутри ВТО - по сути, главного инструмента в мировой торговле. Сам механизм разрешения теперь становится тоже бессмысленным - так как проигравшая сторона может оспорить решение в недействующем апелляционном органе, и это решение просто не вступит в силу.

О том, какие риски и ущерб несет блокировка апелляционного органа для ВТО и, казалось бы, уже выигранных дел для России, а также о возможных путях выхода из этой ситуации в интервью "Интерфаксу" рассказал экс-директор департамента торговых переговоров Минэкономразвития, заведующий кафедрой торговой политики ВШЭ Максим Медведков.

- Максим Юрьевич, что же происходит с юридической точки зрения с 10 декабря в ВТО?

- 10 декабря истекает срок полномочий у двух из оставшихся трех арбитров апелляционного органа (АО) ВТО. Таким образом, АО прекратит работу - ведь, в соответствии с правилами организации, рассмотрение дел должно проводиться группой в три 3 арбитра.

В АО должно быть семь арбитров. США уже давно, еще со времен администрации Обамы, блокируют назначение новых арбитров, поэтому из семи осталось трое - у остальных истекли полномочия, а теперь остался вообще только один.

- Почему США заблокировали работу АО?

- США объясняют свою политику необходимостью кардинальной реформы системы разрешения споров ВТО и, в частности, АО. Они считают, что в своей работе АО выходит за пределы полномочий, иногда принимая решения за рамками права ВТО, создающие для членов ВТО права или обязательства, которые действующими соглашениями просто не предусмотрены. Они считают, что, кроме того, АО грубо нарушает установленный 90-дневный срок рассмотрения споров, не приводя в защиту этой позиции никаких правовых аргументов. Обозначаются и другие проблемы.

- И какова была реакция стран ВТО на такие действия США?

- Многие страны согласны с необходимостью реформы механизма разрешения споров. Для выработки предложений запущен специальный консультационный механизм.

Однако, похоже, никто не согласен с тем, как США пытаются достичь цели. Это неприемлемое поведение, это злоупотребление правом.

Но заставить США изменить подход пока не удалось, в том числе потому, что некоторые страны, в том числе из ЕС, не хотят ссориться с Вашингтоном. Хотя очевидно понесут достаточно крупные потери.

Это очень любопытное проявление трансатлантической солидарности - когда с одной стороны Атлантики постоянно бьют по жизненным торговым интересам другой, в этой другой, похоже, пьют шампанское за здоровье первой.

- Какие последствия несет заморозка АО для механизма разрешения споров внутри ВТО?

- Теоретически может быть заблокирован весь процесс разрешения споров ВТО. Например, в случае принятия третейской группой негативного для какой-то страны решения такая проигравшая страна сможет формально передать спор на рассмотрение неработающего апелляционного органа, таким образом заблокировать спор и избежать ответственности.

Однако на практике это вряд ли будет происходить повсеместно. Большинство споров заканчивается на первой стадии, выполнением решения третейской группы или достижением внесудебной договоренности. Большинство стран ВТО ответственно относится к своим обязательствам и принципиально не пользуется правовыми тупиками. Понятия престижа и договороспособности по умолчанию включают в себя тему выполнения обязательств.

Например, дело о российском утильсборе было практически заморожено после того, как Россия подправила соответствующее законодательство. Мы не пошли в апелляционный орган после проигранного в ВТО дела по завышенным импортным пошлинам - нарушение обязательств было очевидным, оспаривать очевидное было бы глупо.

- А какие последствия эта заморозка несет для российских споров? Будут ли рассматриваться дела, которые были поданы в апелляцию, но по которым апелляция еще не закончилась?

- Определенного ответа на этот вопрос с точки зрения существующих правил и процедур нет.

В апелляции ВТО сейчас у нас два спора - по третьему энергопакету ЕС и по украинскому иску против наших ограничений на ввоз железнодорожного оборудования с Украины. По ним третейские группы раньше приняли важные и позитивные для нас решения.

Украинский спор против нас, если он будет заморожен, проблем, понятно, не создаст.

А вот заморозка апелляции по третьему энергопакету ЕС - это проблема. Те элементы пакета, по которым третейская группа поддержала нашу позицию, например, признав неправомерными действия ЕС в отношении поставки нашего газа через трубопровод OPAL - важны. Цена вопроса - многие сотни миллионов евро. И если спор будет заморожен - мы их, скорее всего, потеряем.

- А что теперь в принципе нужно делать России в условиях неработающего апелляционного органа?

- Мы учимся регулировать торговлю способами, соответствующими правилам ВТО. И число претензий к нам сократилось. Однако, у нас есть немало претензий к нашим партнерам. Созданы третейские группы по искам против политики ЕС в области антидемпинга, ограничениям США на ввоз российской стали и алюминия. Все они важны для наших предприятий. Поэтому надо добиваться возобновления работы апелляционного органа, а пока использовать временные решения.

- Какие?

- Например, некоторые страны договорились признавать в качестве окончательных решения третейских групп - "судов первой инстанции".

Другие рассматривают возможность заключения арбитражных соглашений, переносящих правила и процедуры работы апелляционного органа ВТО на двустороннюю основу. Такие соглашения уже заключили ЕС с Канадой и Норвегией, соответствующее предложение рассматривается и в России.

Главный вопрос в другом. Если хотим торговать по правилам и требовать того же от партнеров - система разрешения споров нужна, и решение найдется.

Если решим воспользоваться ситуацией и освободиться от ВТОшной ответственности - можем освободиться. Только и наши торговые партнеры будут делать все, что захотят, в отношении нашего экспорта. А доходы от экспорта - это половина нашего бюджета. И жаловаться при таком сценарии будет некому.

- А что в этой ситуации делать самой ВТО, значимость которой без механизма разрешения торговых споров резко падает?

- Постоянное решение проблемы так или иначе будет завязано на реформу всей системы разрешения споров. Демарш США ведь возник задолго до Трампа, и бессмысленно надеяться на то, что все решится само собой после президентских выборов в США (в которых Трамп, судя по всему, будет иметь неплохие шансы на победу).

Реформа ВТО действительно нужна. Но провести ее в организации, где решения принимаются консенсусом - непростая задача.

- Как долго, на ваш взгляд, эта ситуация с заморозкой АО может продлиться?

- Может быть, день. А может быть, несколько лет. Но очевидно, что ВТО как система многосторонних правил международной торговли сохранится, даже если процедуры споров изменятся. Никто пока не придумал более рационального механизма регулирования мировой торговли, чем ВТО.

Интервью

Сопредседатель рабочей группы по изменению Конституции: Главное предназначение поправок - углубление демократизации

Сопредседатель рабочей группы по изменению Конституции: Главное предназначение поправок - углубление демократизации

Яков Ливне: надеемся, визит Путина в Израиль придаст новый импульс диалогу с Россией

Яков Ливне: надеемся, визит Путина в Израиль придаст новый импульс диалогу с Россией

Первый вице-президент ГПБ: Мы пришли на неизвестную территорию низких ставок

Первый вице-президент ГПБ: Мы пришли на неизвестную территорию низких ставок

Сергей Рябков: без СНВ Россия и США отправятся в рискованное свободное плавание

Сергей Рябков: без СНВ Россия и США отправятся в рискованное свободное плавание

Судья от РФ в ЕСПЧ: решения ЕСПЧ обязательны для исполнения, но не все так просто

Судья от РФ в ЕСПЧ: решения ЕСПЧ обязательны для исполнения, но не все так просто

Эльвира Набиуллина: Мы не находимся в таких условиях, чтобы брать на себя жесткие обязательства по ДКП

Эльвира Набиуллина: Мы не находимся в таких условиях, чтобы брать на себя жесткие обязательства по ДКП

Глава совета директоров En+: Отныне мы будем ближе к нашим активам

Глава совета директоров En+: Отныне мы будем ближе к нашим активам

Лори Бристоу: мы хотим найти пути конструктивной работы с Россией

Лори Бристоу: мы хотим найти пути конструктивной работы с Россией

Владимир Чижов: Будем строить взаимоотношения с ЕС на основе наших объективных интересов

Владимир Чижов: Будем строить взаимоотношения с ЕС на основе наших объективных интересов

Вице-президент "Транснефти": после ЧП на "Дружбе" будем тщательнее проверять недропользователей-"малышей"

Вице-президент "Транснефти": после ЧП на "Дружбе" будем тщательнее проверять недропользователей-"малышей"
Подписка
Хочу получать новости:
Введите код с картинки:
Обновить код