ХроникаПандемия коронавирусаОбновлено в 10:50Заразились
на 05.07
В России 681 251+13 368В мире 11 267 309+192 431

А.Дынкин, Е.Телегина: кризис очищает путь в новый технологический глобальный мир

Москва. 13 апреля. INTERFAX.RU - Гуляющий по миру коронавирус можно уже сравнить с мировым масштабным бедствием. Эпидимиологическое положение разрушает экономики,драматично ведет себя нефтяной рынок. Это путь в бездну или кризис откроет путь в новый мир? Этой теме посвящено исследование Академика Александра Дынкина и члена корреспондента РАН Елены Телегиной, предоставленного "Интерфаксу". Публикуем полный текст этой работы.

КРИЗИС ОЧИЩАЕТ ПУТЬ В НОВЫЙ ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ ГЛОБАЛЬНЫЙ МИР

Не выходи из комнаты,
Не совершай ошибки...
И. Бродский

В воронке коронашторма

Четыре миллиарда человек или больше 50% населения Земли на карантине, больше 1,8 млн чел. инфицировано, скончалось уже более 100 тысяч. Режим "масштабного бедствия" введен на всей территории Соединенных Штатов. Напоминает военные сводки? Глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен, испанский премьер Педро Санчес говорят о переходе в режим военной экономики и призывают к Плану Маршалла для посткризисного восстановления, а один житель Нью-Йорка, д-р Генри Киссинджер, пишет, что нынешняя ситуация в городе напоминает его ощущения конца 1944 г., когда в составе 84-й пехотной дивизии армии США он сражался во Франции: "угроза неопределенна, цели - случайны, но удары опустошительны".

Действительно, если пользоваться военной лексикой, сегодня фронт - в палатах интенсивной терапии, госпиталях и больницах. Врачи, медперсонал – на передовой и под огнем "противника". Все те, кто в тылу – должны их защищать - на пороге своего дома. Перефразируя известный призыв, сегодня надо сказать себе "Ни шагу вперед". В этом – ответственность и защита тем, кто на "огневой работе". И конечно "фронту" нужны аппараты ИВЛ, маски, костюмы индивидуальной защиты.

Мир оказался не готов

Ни международные организации, ни национальные системы общественного здравоохранения не продемонстрировали убедительных мер. Может быть за редким исключением Сингапура, Тайваня и Гонконга.

Генеральный Секретарь ООН Антонио Гутьериш делает важные заявления. В частности, с учетом нарастающей глобальной рецессии призывает к отмене экономических и финансовых санкций. Но где СБ ООН? Где ШОС и БРИКС? Генсек НАТО продолжает, видимо положенные по должности, старые куплеты о российской угрозе. Хотя критика ЕС – зашкаливает в западной прессе. Первая реакция стран-членов ЕС была абсолютно средневековой, как во время чумы – "запереть ворота" и отсидеться. При этом там, где возможно, перехватывать критические поставки (маски) у терпящих бедствие Италии и Испании. "Уолл стрит джорнел" (6.04.2020) пишет: "Страны ЕС в одностороннем порядке закрыли границы и зажали каждый у себя жизненно необходимое медицинское оборудование, оставив людей брошенными в их собственных квартирах. Оставив магазины наедине с пустыми полками, которые надо чем-то заполнять. А также оставив заодно и больницы с пациентами в критическом состоянии". И далее: "Когда Италия и Испания, теряя множество людей из-за самых ужасных приступов пандемии в мире, бросились умолять своих более богатых и здоровых северных соседей о помощи, голландские политики просто отвергли просьбы южан, видя в них очередное проявление неспособности южан управлять собой." Россия на этом фоне выглядит прилично: мы уже направили гуманитарную помощь в Китай, Италию, США, Сербию.

Неустойчивое равновесие

Проблема в том, что коронакризис обнажил реальную архитектуру Евросоюза, которая зависла в неустойчивом равновесии между европеизацией ценностей, но национализацией интересов. Превращение ценностей в регламент, подменяющий внутренние убеждения его граждан – еще одно свидетельство исчерпания неолиберальной идеологии, открывающей пространство для популистского национализма. И русофобия – весьма ненадежная "скрепа" ЕС.

Только сейчас, похоже, Брюссель начинает выходить из ступора. По крайней мере на демонстрационном уровне: несколько десятков пациентов эвакуировано из стран Южной Европы в Германию. Со второго раза согласован план поддержки экономики ЕС суммарным объемом в 500 млрд евро. Останутся ли ресурсы для финансирования центрального проекта ЕС "зеленой сделки" (проект, связанный с борьбой с климатическими изменениями – прим. ИФ). Тем более, что еще не закрыта бюджетная "пробоина" брекзита? Или тема зеленного роста отойдет на второй план, пока существует низкая цена на углеводороды? Ответов на эти вопросы у Брюсселя пока нет.

Выход из карантина – постепенный переход от карантинных мер к сдерживанию эпидемии. Это может заключаться в усилении акцента на тестировании, отслеживании контактов и перемещений с помощью смартфонов, как в США и Китае, и раннем изолировании инфицированного пациента. Сохранение 100% зарплаты на период нетрудоспособности, создает стимул к ранней самоизоляции, в сочетании с возможностями телемедицины. Задача стран на стадии выхода из эпидемии – сдержать распространение инфекции от существенно меньшего количества носителей, при относительно выросшем числе лиц с иммунитетом. Пока в этой стадии, по мимо отмеченных малых странах, находятся Китай и Республика Корея.

Положение в экономике: одномоторная конструкция

Оценки глубины и протяженности мировой рецессии, основанные на прошлых моделях, дают значительные разбросы: Мировой банк прогнозирует падение мирового ВВП на 1,9%, а Банк Нью-Йорка на 2,7%. Важно, что Китай останется в зоне положительного роста ВВП. Но США – в отрицательной зоне. Поэтому на текущий год получается "одномоторная" конструкция мировой экономики, что будет определять экспортный спрос на российские товары и услуги.

По России еще нет официальных оценок. Эльвира Набиуллина (председатель Центрального банка РФ – ИФ) прогнозирует рецессию в 2020 г., пока без количественных параметров. Министерство экономики должно было представить в правительство прогноз 9 апреля, но не смогло этого сделать. Алексей Кудрин (председатель Счетной палаты – ИФ) говорит, что по умеренному сценарию падение может составить 3-5%, а в пессимистическом – может повториться ситуация 2009 г. Прогноз Мирового банка на Россию – минус 1% ВВП, рейтинговое агентство Fitch ожидает -1,4%.

Не считая трансформационного шока начала 90-х, это четвертый экономический спад в истории постсоветской России. У государства, бизнеса, домашних хозяйств накоплен драматический опыт. Сверх задача кризисного управления - получить на выходе из него гораздо более динамичную модель экономики, чем на входе. Мы работали в кризисном правительстве Примакова, когда за 9 месяцев удалось развернуть экономику от падения в 5,6% ВВП в 1998 г. к росту в 6,4% ВВП в 1999 г. в гораздо худших, чем сегодня условиях. Достаточно сказать, что в декабре 1998 г. цена Urals опускалась ниже 9 долл/барр., а количество миллиардов долларов в золотовалютных резервах страны можно было пересчитать на пальцах одной руки. Опыт того правительства говорит о нескольких ключевых вещах: защита социальной сферы, сбалансированный бюджет, противодействие хозяйственному сепаратизму регионов, дозированное сочетание рыночных и административных инструментов регулирования. Важным также было повышение в обществе уровня доверия, оптимизма, снижение коррупционных ожиданий. Сегодня конечно не получится, как тогда, V-образного выхода. Нет тех резервов: девальвации рубля и не загруженных мощностей.

С точки зрения предкризисной фундаментальной финансовой устойчивости Россия выглядит лучше большинства крупных экономик: минимальный госдолг, профицитный бюджет, солидный ФНБ, "плавающий" курс рубля, профицит банковской ликвидности.

Эпидемиологическая картина, также пока лучше. По количеству инфицированных (на 11:30, 11 апреля, 2020 г.) Россия находиться на 16 месте в мире. Динамика распространения коронавируса в стране пока ниже экспоненциальной траектории. Похоже решительные меры: закрытие границы с Китаем 23 января, плотные, но дифференцированные по регионам меры "социального дистанцирования", работа с общественным мнением, непрерывное разъяснение важности карантина позволяют пока выигрывать время. Пример США, Великобритании показывает, что каждый день опоздания с карантинными мерами уносит в разы большее количество жизней.

Кризис принесет глубокие изменения в госрегулировании...

Вероятно, выход из кризиса будет продолжительным и по U-образной траектории. Но принесет более глубокие изменения и в госрегулировании и в бизнес-моделях. По-видимому, произойдет очистка избыточного регуляторного надзора, должны сократиться бесконечные согласования и совещания, будут оптимизированы практики и инструменты хозяйственной "паузы" сворачивания масштаба экономики и компаний без критических потерь. Последние инструменты могут войти в модели стресс-тестирования экономики и национальной системы здравоохранения на предмет устойчивости к будущим эпидемиологическим шокам.

Повысить универсальность антикризисных мер можно за счет ограничения пространства адресных бюджетных дотаций и субсидий, но активизации поддержки МСБ, секторов с высокой занятостью и мультипликативным эффектом (жилищное строительство, сельское хозяйство). Но главное - инструментами денежно-кредитной политики (скажем снижения ключевой ставки), нейтральной по отношению к конкурентному климату. Если уж говорить о конкурентной политике, то протекционистской защитой должны пользоваться в первую очередь отечественные цифровые платформы, фармацевтические компании и национальные чемпионы в этих областях.

В корпоративном управлении окажутся избыточными "хеопсовы" пирамиды вертикальных оргструктур, с их почти армейской дисциплиной. На смену придут корпоративные экосистемы, с плоскими, горизонтально взаимодействующими и обладающими высокой степенью хозяйственной автономии бизнес-единицами. В таких компактных "прозрачных" звеньях не нужны бесконечные и формальные KPI. А ключевой компетенцией станет наличие у их руководителей лидерских качеств: умения действовать в условиях неопределенности, понимания эволюции окружающей хозяйственной среды, визионерство, эмпатия. Критичным для конкурентоспособности компаний станет адаптационная способность персонала к цифровым технологиям, ИИ, большим данным, дистанционным решениям, частой смене квалификационных компетенций. Кризис может "почистить" и цепочки поставщиков и каналы сбыта от избыточного количества посредников. Использование больших данных, компьютерных роботов, позволяет "кастомизировать" поставки, спрямить выходы на конечного потребителя. Крупные компании лучше переживут кризис, в том числе и в силу больших лоббистских возможностей добиваться господдержки. Поэтому инвесторы скорее будут отдавать преимущество им, а не стартапам в первые посткризисные годы.

...и принесет новые инновации

Кризис 2008-2009 принес такие инновации, как планшет, облачное программирование, горизонтальное бурение и гидроразрыв пласта. Кризис 2020 г. ускорит распространение сетей 5G, интернета вещей, изменит образовательные практики и подходы к пространственной экономике, работе на дому и по временным контрактам. Завершится переход от линейных к нелинейным инновационным моделям, к фокусировке нововведений на текущие и перспективные потребности и платежеспособный спрос. Цифровые сервисы в медицине, образовании, госуслугах, торговле и развлечениях получат широкое распространение. Предстоит найти и решение критических проблем социальной дифференциации, неравенства, образовательных и квалификационных разрывов. Будут оптимизироваться практики предоставления безусловного базового дохода. Продолжится "товарная" деглобализация, будут переосмысливаться, в том числе с точки зрения политической устойчивости, глобальные цепочки поставок. Концентрация инфекционных угроз в мегаполисах заставит по- новому посмотреть на пределы их роста, возможности малых городов, развитие транспортной инфраструктуры. Смещение фокуса экономического развития от материального производства и потребления в сферу нематериального производства и услуг придаст ускорение цифровой, информационной глобализации, повысит цену и конкуренцию за интеллектуальные ресурсы.

Список угроз международной безопасности пополнится

В списке угроз международной безопасности глобальные пандемии получат высокий приоритет, наряду с сохраняющейся угрозой ядерного конфликта. Безопасность здоровья станет возможно более актуальной, чем климатическая безопасность. Национальная и глобальная готовность к пандемиям потребуют серьезных инвестиций и международной кооперации. В их числе можно предположить: новые технологии инфекционного мониторинга и контроля, вакцины, тестирование на антитела, введение стандартов готовности национальных систем здравоохранения к критическим ситуациям.

Возможно ВОЗ следует наделить правами уведомительных инспекций в местах потенциальных вспышек эпидемий. Кроме того, ВОЗ надо заниматься созданием постоянных каналов коллабораций между вирусолагами и эпидемиологами, инициировать совместные исследовательские программы.

В совместном заявлении Российской академии наук и Национальной академии США говориться об "объединении усилий академических сообществ, университетов и исследовательских институтов" двух стран по ключевым биомедицинским технологиям, а также по совместному противодействию биоугрозам, социально-психологическим и экономическим последствиям пандемии.

Тревогу вызывает эпидемиологическая устойчивость в Африке (средний возраст населения меньше 20 лет), в странах Юго-Восточной Азии, других беднейших развивающихся странах. Для 2 млрд людей социальное дистанцирование, домашняя изоляция недоступна, просто потому, что они бездомны. Свыше 70 млн чел. в мире имеют статус беженцев. Сверх концентрация людей в лагерях беженцев, в Ливане, Иордании, Турции, дефицит питьевой воды, не говоря о средствах защиты и врачебной помощи - создает замедленную бомбу эпидемиологического взрыва. В Бангладеш, на нескольких квадратных километрах сконцентрирован 1 млн беженцев – рохинджа.

Вся тяжесть этой ситуации лежит на специализированных органах ООН, НКО и спонсорской помощи. Очевидно, что в условиях экономической рецессии эти источники "обмелеют".

Нефтяной рынок добавил драматизм... и вызвал шок спроса

Здесь события разворачиваются весьма драматично. Очная встреча стран ОПЕК+ в начале марта не смогла найти компромисс и открыла пространство для свободной игры рыночных сил на нефтяном рынке. По идее низко маржинальные производители должны были первыми уйти с рынка. Кандидатами "на выход" стали американские "сланцевики". Другими словами, снятие навеса предложения должно было бы произойти главным образом за счет североамериканской нефти. По оценкам Международного энергетического агентства, при цене барреля Brent 30 долл. добыча 3,8 млн баррелей нефти в сутки (Мбс) в мире становится излишней, причем почти 60% нерентабельной нефти придется на Северную Америку. При снижении цены барреля Brent до 15 долл. лишней будет уже 15,5 Мбс мировой нефтедобычи, из которых 8 Мбс придется на североамериканскую нефть.

Однако шок спроса, в результате пандемии оказался настолько сильным, что стал угрожать перепроизводством и высоко маржинальным производителям из России и Саудовской Аравии. В начале марте еще было не очевидно, что карантинными мерами окажутся затронуты страны, производящие 50% мирового ВВП. В США режим социального дистанцирования был объявлен только 13 марта. В апреле мировой спрос на нефть угрожает рухнуть относительно своего нормального уровня на 20 – 25 Мбс. Коллапс нефтяной промышленности может произойти, как только будут заполнены под завязку еще имеющиеся свободные мощности по хранению нефти. По оценкам HS Markit на 2 апреля у Нигерии, Норвегии, провинции Альберта (Канада) оставалось менее 5 дней до заполнения нефтехранилищ, у России – 8 дней, у КСА – 18 дней. При всей приблизительности этих оценок - они отражают драматизм ситуации.

Корпоративная структура нефтегазового сектора и его регулирование в США принципиально отличны от ситуации в странах ОПЕК и России. Помимо мейджоров, производство ведут тысячи независимых компаний. Поэтому у президентской администрации ограничены возможности прямого регулирования предложения. Кроме того, США уже потеряли 10% рабочей силы. За пособиями по безработице уже обратились 17 млн. чел., а эпидемиологическую ситуацию не удается взять под контроль. Выплата пособий – перекладывание расходов на государственную подушку безопасности - фактически косвенная поддержка бизнеса. В этих условиях, администрация Трампа выбрала две стратегии: а) попытаться поддержать этот бизнес, традиционно республиканский, с т. з. политических симпатий через беспрецедентный по объему (2,3 трлн. долл.) Cares Act. Демократы в Палате представителей, хорошо понимая эту нехитрую затею, заблокировали такую опцию в законе; б) выступить посредником между Россией и близким союзником Саудовской Аравией в поиске компромисса. Причем давление на Эр-Риад было беспрецедентным и со стороны Конгресса (письмо 40 конгрессменов королю Салману) и со стороны исполнительной власти. На публичной части совещания Трампа с нефтяниками 4 апреля 2020 г. звучали призывы снять с Королевства "зонтик безопасности", в случае отказа от компромисса с Россией.

Вмешательство политического руководства России, США и Саудовской Аравии привело к беспрецедентному двухлетнему, трехступенчатому соглашению о регулировании глобального нефтяного рынка. Участие в нем 23 стран, поддержка со стороны Группы 20 (G 20) говорит о глобальной ответственности и лидерстве трех крупнейших нефтедобывающих стран перед лицом мировых вызовов. Нефтяному рынку и "могильщикам" глобализации послан мощный сигнал.

Министерство энергетики США ожидает, что средняя цена 2020 г. будет 33 дол/бар. В принципе, если действительно новое ценовое равновесие установится на уровне 30-35 дол/бар, восстановление спроса будет медленным, в т.ч. за счет резервов в переполненных нефтехранилищах. У администрации США в запасе есть и третья опция – временная национализация части нефтяных компаний по схеме (привилегированные акции), примененной в 2008 г. к автопрому и банковскому сектору.

Путь в новый глобальный мир

Какие изменения внесет подешевевшая нефть в структуры энергобалансов и межтопливную конкуренцию еще предстоит оценить. Но очевидно, что в случае продолжительности этого тренда пик спроса на нефть отодвинется во времени, инвесторы могут потерять аппетит к зеленым технологиям, а конкурентоспособность электромобилей замедлит свой рост.

Кризис, несмотря на огромные потери, тем не менее, очищает путь в новый технологический глобальный мир, палитру которого нам только предстоит узнать.

Интервью

Глава банка "Зенит": Мы вошли в кризис в лучшей форме за последние несколько лет

Глава банка "Зенит": Мы вошли в кризис в лучшей форме за последние несколько лет

Михаил Мурашко: без ограничительных мер в РФ могли быть миллионы жертв коронавируса

Михаил Мурашко: без ограничительных мер в РФ могли быть миллионы жертв коронавируса

CFO "МаксимаТелеком": наша стратегическая цель - иметь долю на рынке цифровизации городов в 15-20%

CFO "МаксимаТелеком": наша стратегическая цель - иметь долю на рынке цифровизации городов в 15-20%

Василий Шестаков: FIAS разработала проект проведения соревнований по самбо в соответствии с требованиями МОК и ВОЗ

Василий Шестаков: FIAS разработала проект проведения соревнований по самбо в соответствии с требованиями МОК и ВОЗ

Константин Костин: явка и процент поддержки поправок в Конституцию будет высоким, но с разбросом по регионам

Константин Костин: явка и процент поддержки поправок в Конституцию будет высоким, но с разбросом по регионам

Глава управления ФАС: Ажиотаж вокруг бензина на бирже по большей части из области психологии

Глава управления ФАС: Ажиотаж вокруг бензина на бирже по большей части из области психологии

Посол Турции: рассчитываем восстановить авиасообщение между нашими странами уже в июле

Посол Турции: рассчитываем восстановить авиасообщение между нашими странами уже в июле

Ректор МГИМО: науке о международных отношениях нужны цифровые технологии

Ректор МГИМО: науке о международных отношениях нужны цифровые технологии

Глава АКОРТ: не нужно искать бенефициаров карантина среди ритейлеров

Глава АКОРТ: не нужно искать бенефициаров карантина среди ритейлеров

Первый вице-президент Газпромбанка: После завершения самоизоляции поведение клиентов прежним не будет

Первый вице-президент Газпромбанка: После завершения самоизоляции поведение клиентов прежним не будет
Подписка
Хочу получать новости:
Введите код с картинки:
Обновить код