ХроникаПандемия коронавирусаОбновлено в 16:40Заразились
на 30.09
В России 1 176 286+8 481В мире 33 641 553+287 938

А.Дынкин, Е.Телегина: Ответственное развитие в пост-коронном мире

Москва. 25 апреля. INTERFAX.RU - Президент ИМЭМО РАН академик Александр Дынкин и член-корреспондент РАН Елена Телегина предоставили в распоряжение "Интерфакса" третью статью, посвященную развитию общества в пост-коронном мире.

ОТВЕТСТВЕННОЕ РАЗВИТИЕ В ПОСТ-КОРОННОМ МИРЕ

Мировая драма пандемии приближается к кульминации. Ее продолжительность и глубина – важнейшая исходная информация для контрциклических стратегий. Статистические модели эпидемиологической динамики, оценки профессиональных вирусологов и эпидемиологов, высокая компетентность Роспотребнадзора и ФМБА (Федеральное медико-биологическое агентство – ИФ) в не меньшей степени, чем профессионализм Центрального Банка, других экономических ведомств, влияют на политические и экономические решения. Тесное взаимодействие медиков, эпидемиологов, финансистов, и экономистов – отличительная черта мирового кризиса 2020 г.

Две тенденции в принятии решений

Отчетливо просматриваются две тенденции в оценке ситуации и траектории принятия решений.

1. Меры количественного смягчения (то есть включение печатного станка, иногда на полную мощность, как в США) 2. Фискальные меры, направленные на сохранение рабочих мест путем предоставления налоговых каникул предприятиям и населению. При этом отдаленные последствия принятия решений, за горизонтом, скажем 6 месяцев, не оцениваются в полном объеме, так как текущей задачей является сдерживание падения доходов, занятости, увеличение безработицы и банкротств. Стремление решить проблему "одним мощным финансовым ударом" - особенность американской стратегии. Это - результат двух обстоятельств. Во-первых, США с их колоссальным бюджетом на здравоохранение - 17% ВВП (для сравнения: Германия и Япония по 11%, Италия – 9%) оказались основной жертвой первой волны COVID-19. Количество погибших в ближайшие дни превысит число американских потерь во вьетнамской, афганской и иракской войнах вместе взятых. Во-вторых, отступать некуда – впереди, 3 ноября 2020 г. президентские выборы.

Однако, заглядывая за пределы полугодового периода, можно отметить, что оба подхода, решая краткосрочные задачи, влекут за собой нарастающий клубок проблем, который может усугубить ситуацию глубокого спада, и, при возможной второй волне пандемии, сделает еще более затяжной рецессию и выход из кризиса, растянув его на 2-3 года. Так называемые "вертолетные деньги" как предвыборная популистская мера, которую, безусловно, может позволить себе только экономически развитая страна, не приведут к сколь либо значимому росту потребительской активности, а эмиссия денег при рекордно низких процентных ставках рискует привести к финансовым пузырям, стремительной инфляции, которая, при росте безработицы (стагфляция), чревата социальными взрывами.

2. Вторая траектория - налоговые каникулы и льготные кредиты на поддержание бизнеса и сохранение рабочих мест, конечно, позволят предприятиям продержаться на плаву, не увольняя работников в течение одного-двух месяцев. Однако, восстановление потребительского спроса в полном объеме в секторе услуг, где, в основном, присутствуют компании малого и среднего бизнеса, не произойдет раньше середины 2021 года. И это при условии достаточно стремительного развития позитивного сценария роста, что представляется крайне маловероятным. Таким образом, сектор услуг с отложенными налоговыми выплатами и повышением доли заимствований окажется в долговой ловушке при реальном снижении возможностей генерировать устойчивый доход. Неизбежным станет банкротство достаточно большого числа мелких предприятий, а непогашенная задолженность ляжет обременением на банковский сектор, увеличивая долю плохих кредитов. Такая цепочка потянет за собой череду проблем финансовой системы, при этом государство будет вынуждено увеличить выплаты пособий по безработице и искать новые меры поддержки населения и малоимущих категорий. Сегодня, по опросам, каждый десятый работающий в России является самозанятым, более трети трудоспособного населения имеет более одного источника дохода, при этом сформировавшийся за последнее десятилетие в нашей стране средний класс с устойчивым гарантированным доходом (госсектор и работники крупных компаний) по разным оценкам не превышает 25% всего населения. Уязвимость практически 50% населения, к тому же, не имеющих сбережений, делает социальный аспект экономической политики доминирующим в принятии решений.

Приоритеты будущего

И здесь нельзя не сказать о задаче ответственного развития, которое нынешний кризис вывел не только как приоритет будущего, но и как единственно возможный путь построения посткризисного общества.

Сейчас много говорят о неизбежности роста популярности левой идеи и разворота от либеральных ценностей свободного рынка к социал-демократическим принципам регулируемой экономики. При этом приводятся как пример принципиально различных подходов американская экономика и китайский госкапитализм. В столкновении экономических интересов и жесткой конкурентной борьбе двух крупнейших держав пытаются увидеть и ту модель, которая докажет свою наибольшую состоятельность в посткризисном мире. Безусловно, каждый из таких подходов имеет свои преимущества и недостатки. Свободный рынок быстрее отрегулирует новую реальность и, через высокую безработицу, создаст новые рабочие места и новый спрос там, где, очевидно, будут расти сегменты цифровой экономики, онлайн платформ и искусственного интеллекта. При этом богатые страны смогут позволить себе использовать т.н. вмененный доход, освобождаясь, таким образом, от тягот заботы о миллионах низкоквалифицированных работников, которые будут вынуждены самостоятельно искать возможности применения своего труда.

Социал-демократическая модель, напротив, будет стараться сглаживать обостряющиеся противоречия на рынке труда, хотя, одним из методов такой мягкой силы, может стать тот же вмененный доход.

В любом случае, вопросы занятости выйдут на первый план долгосрочного стратегического планирования, так как это будут не просто пути преодоления высокой безработицы, а большой структурной перестройки рынка труда, которая потребует масштабных изменений в уровне подготовки и квалификации людей цифровой эпохи.

Очень важным параметром Ответственного развития, конечно, станет стратегия развития системы здравоохранения как важнейшего компонента обеспечения безопасности жизнедеятельности людей. Пандемия наглядно показала уязвимость моделей и систем здравоохранения в развитых странах, и, как оказалось, высокая доля финансирования медицины (в процентах от ВВП) не является гарантией предоставления качественных услуг, когда речь идет о спасении жизни в условиях форс-мажора. И это даже у тех граждан, кто имеет дорогую медицинскую страховку, на которую они (иногда вместе с государством) тратили значительную долю своих доходов на протяжении всей трудовой деятельности. Системы здравоохранения на основе внедрения новых технологий, телемедицины, генетических исследований, мобильных диагностических центров будут приоритетом развития национальных систем. При этом каждая страна извлечет свои уроки из шока пандемии.

Важным фактором ответственного развития должно стать широкое взаимодействие специалистов и администраторов системы здравоохранения на международном уровне, поскольку только силами ведущих мировых экспертов можно решать задачи разработки новых вакцин или препаратов для лечения вирусных инфекций масштаба эпидемий. Такая деятельность ни в коем случае не должна превращаться в коммерчески конкурентную! Доступность результатов исследований и медикаментов для всего населения планеты не зависимо от доходов и географии должна быть закреплена на уровне международных организаций, занимающихся проблемами здоровья и жизни людей. Это, возможно, потребует серьезного реформирования ВОЗ, но именно международное сотрудничество в сфере медицины должна стать принципом новой глобализации после пандемии CОVID-19.

Будущее зеленой энергетики

Еще одним спорным вопросом сегодня является будущее зеленой энергетики. Беспрецедентное падение цен на нефть, вызванное снижением глобального спроса на фоне эпидемии, стало толчком для возобновления дискуссии о судьбе альтернативной энергетики в условиях, когда традиционные углеводороды торговались даже в диапазоне отрицательной доходности, а дешевая арабская нефть заполняла все хранилища на месяцы вперед. Конечно, найдется много сторонников сохранения традиционного энергетического уклада. Однако, многие мегаполисы и страны с высоким уровнем жизни в условиях остановки экономической активности ощутили вдруг забытую прелесть чистого воздуха, красоту пения птиц в городских кварталах и уж совсем экзотика - появление дельфинов в каналах Венеции.

Эти же ощущения, а также поиск безопасного карантина, привел к стремительной миграции горожан в пригороды. Спрос на недвижимость вблизи, но вне городов, как по долгосрочной аренде, так и по покупке, резко взлетел во всем мире. Удаленная работа онлайн из дома, вынужденно внедренная большинством компаний, показала преимущества снижения издержек по аренде офисов, сокращения затрат на поездки на работу и более упорядоченный график работы. Наверное, далеко не все после изоляции будут стремиться остаться в удаленном доступе, но нет сомнений, что изменение привычного образа жизни многим станет удобно, а жизнь в больших мегаполисах при осознанном вдруг риске потери работы не будет казаться уже столь заманчивой и необходимой. Все эти изменения потребуют от каждого человека осмысления новых реалий и того пространства, в котором он находился или хочет находиться в будущем. Личная ответственность каждого за свою жизнь, самостоятельная осознанная оценка всех рисков и возможностей, а не патерналистское упование на помощь государства, поможет быстрее пройти посткризисное восстановление и облегчит государству создание надеждой платформы развития в новой среде.

Х Х Х

Приоритеты национальных политик нового времени еще только предстоит выработать, но, очевидно, что ответственное развитие цифрового мира будет находиться в плоскости высокой социальной ответственности общества и каждого гражданина за свое будущее. В фокусе ответственного развития – нематериальное производство и потребление, неограниченные и возобновляемые ресурсы, и прежде всего – интеллектуальные.

Интервью

Глава AB InBev Efes: нужно сохранять баланс между прибыльностью и долей рынка
Посол Армении в РФ: Это не обострение, а война
Александр Шульгин: ОЗХО и ФРГ в "деле Навального" играют с Россией в пинг-понг
Михаил Богданов: надо не расчленять Ливию, а способствовать межливийскому диалогу
CEO "Челябинского трубопрокатного завода": Мы долго входили в этот кризис, долго будем и выходить
Элла Памфилова: Мы не боимся признавать свои ошибки
Олег Сыромолотов: США приостановили диалог с РФ по контртеррору под надуманным предлогом
Глава ГЕОТЕКа: Наш Техас, наш Хьюстон - это Тюмень
Президент НАУФОР: мы не увидели никакого вреда, который нанесла индустрии пандемия
Подписка
Хочу получать новости:
Введите код с картинки:
Обновить код