ХроникаПандемия коронавирусаОбновлено в 18:52Заразились
на 04.06
В России 441 108+8 831В мире 6 632 985+124 350

Глава компании "Цифра": мы сможем подсказать, какие скважины останавливать

Игорь Богачев рассказал, как цифровизация может помочь нефтяникам уже сейчас

Глава компании "Цифра": мы сможем подсказать, какие скважины останавливать
Игорь Богачев
Фото: Пресс-служба

Москва. 8 мая. INTERFAX.RU - Сохранение конкурентоспособности в условиях снижения спроса на нефть и драматического падения цен на "черное золото" является одной из основных задач российских нефтегазовых компаний, которые стремятся не только не потерять долю на рынке, но и выйти из "идеального шторма" как можно более сухими. В попытке оптимизировать процессы и снизить затраты в условиях ограничений из-за пандемии COVID-19 производители автоматизируют процессы и стремятся ускорить обработку информации для оперативного принятия управленческих решений

Эксперты Московской школы управления "Сколково" в исследовании "Коронакризис: влияние COVID-19 на ТЭК в мире и в России" отмечают, что тренды декарбонизации, децентрализации и цифровизации усиливают свое влияние и дают дополнительный импульс энергетическому переходу. Согласно опросу EY, после нормализации экономической обстановки приоритезировать инвестиции в цифру и технологии собирается 71% топ-менеджмента международных компаний, а 36% компаний уже увеличили инвестиции в автоматизацию бизнеса. О том, как цифровизация может помочь нефтяникам уже сейчас, в частности, в рамках сделки по снижению добычи нефти ОПЕК+, рассказал "Интерфаксу" генеральный директор компании "Цифра" Игорь Богачев.

- Привели ли ограничения, связанные с пандемией COVID-19, к ускорению процессов цифровизации в нефтегазовых компаниях?

- На сегодняшний день оценивать влияние пандемии COVID-19 на процессы цифровизации в нефтегазовых компаниях еще рано. Объективно это можно будет сделать не ранее, чем через полгода.

Если говорить про текущую ситуацию, то ускорение цифровизации произошло прежде всего на уровне коммуникаций. При этом стало очевидно, что не все нефтегазовые компании с технической точки зрения оказались готовы к работе на "удаленке". В этом смысле многие компании столкнулись с тем, что выстроенные системы и регламенты не позволяют оперативно реагировать на внешние факторы и затрудняют адаптацию бизнеса к новым условиям - необходимость наличия удаленного доступа и "работа из дома" - яркие тому примеры. Позволить себе быстрый переход к новым правилам ведения бизнеса смогли не все. По этой причине появляются разрывы в выстроенных рабочих цепочках отношений и взаимодействия как внутри компании, так и с внешними участниками.

Постепенно все коммуникации так или иначе переходят в цифровой вид. Сейчас все учатся открывать доступ к коллективным средствам работы, а надо открывать доступ к реальным производственным данным.

Большинство программ по цифровизации крупнейших нефтегазовых компаний реализуются на прежнем уровне, и даже появляются новые инициативы. Пришло понимание, что надо активнее исключать человеческий фактор как самое уязвимое звено в условиях пандемии. Но новые инициативы запускаются крайне выборочно, поскольку большинство компаний секвестрируют свои бюджеты в среднем на 30%.

Для нашей компании целостность и непрерывность производственного процесса и бизнес-отношений с партнерами является приоритетом. Поэтому мы со своей стороны приложили все усилия, чтобы рабочий процесс заказчиков не прерывался ни на секунду: обеспечили партнеров необходимым специализированным ПО, предоставили удаленное обучение и демонстрацию ПО, организовали удаленную связь на корпоративной платформе, ускорили процессы разработки онлайн-платформы для выполнения производственных задач крупных нефтегазовых компаний.

- Какие направления в деятельности компаний в настоящее время требуют ускорения цифровизации в первую очередь?

- Сейчас все нефтегазодобывающие компании будут двигаться в сторону создания виртуальных центров компетенций, где сотрудники могут друг с другом взаимодействовать, а также анализировать производственные данные в режиме реального времени. Это, прежде всего, необходимо инженерно-техническим работникам, которые планируют и контролируют режимы работы производства и в целом отвечают за его эффективность.

На любом нефтегазодобывающем предприятии есть сменный персонал, который должен находиться непосредственно на объекте и быть рядом с оборудованием, и это можно изменить только роботизацией. Инженерно-техническим работникам совсем необязательно присутствовать на технологических объектах. Именно за счет перевода этого персонала на удаленный режим можно снизить риски распространения инфекции на промышленных объектах.

Организовать виртуальные центры компетенций, где сотрудники предприятий из любой точки мира имеют доступ к данным, к тегам, событиям, состоянию оборудования можно максимально быстро и просто на базе индустриальных платформ. Такие решения отличает простой и удобный пользовательский интерфейс, пневмосхемы, дашборды и отчеты. Фактически виртуальные центры компетенций - это групповое взаимодействие специалистов для управления производством, когда специалисты видят разные данные в одинаковом формате, а также действия друг друга, что создает полную имитацию коллективной работы в едином пространстве.

Нефтегазовые компании также заинтересованы сейчас в цифровых решениях для оптимизации операционных затрат и с моментальной отдачей.

В частности, "Цифра" сейчас реализует три проекта, которые связаны с планированием. Во-первых, это комплексная система управления логистикой битумной продукции. Суть проекта заключается в оптимизации последней мили доставки битума. Другими словами, система автоматически составляет ежедневный план отгрузки битума: подбирается слот отгрузки (пункт налива/кран и время начала налива), выбирается транспортная компания. В системе собирается вся необходимая информация и поступает информация с других систем, например, о планируем и текущем производстве на заводах, доступных водителях и их местоположении, после этого начинается процесс мониторинга исполнения плана. Он заключается в отслеживании своевременности выполнения заявок, оперативном реагировании на сбои в расписании отгрузок.

Вторая система - это моделирование производственно-логистических возможностей на нефтеперерабатывающих заводах, где мы по факту решаем задачу максимально эффективной отгрузки нефтепродуктов с учетом текущих реалий. Раньше было актуально отгрузить по максимуму все, а сейчас спрос на нефтепродукты упал, поэтому компании решают задачу по отгрузке минимальными объемами, минимально задействуя бригады рабочих и другие вспомогательные мощности, чтобы, с одной стороны, сэкономить, а с другой - не допустить остановки завода. Российские заводы работают с 50-х годов, их никто никогда не останавливал, и если это сделать, то нет гарантии, что они смогут потом запуститься.

Третий проект - интегрированное календарное планирование. Эта система позволяет определить, куда в конкретный момент времени направить произведенную продукцию (нефтебазы, топливно-заправочные комплексы). Сейчас самолеты практически не летают, и, соответственно, все предыдущие паттерны потребления керосина нарушились, а знания тех людей, которые раньше этим занимались, уже не релевантны. На основе новых данных искусственный интеллект может сейчас лучше эксперта "подсказать" как обеспечить всех заказчиков с минимальными затратами для нефтегазовых компаний.

Что касается наших ключевых клиентов из числа недропользователей и нефтесервисных компаний, то все они перешли на удаленный режим работы, воспользовавшись нашими решениями для сопровождения бурения в реальном времени, не привязанными к конкретному местоположению пользователя.

- Почему именно сейчас активизировались эти процессы?

- Данные процессы объясняются тем, что карантинные ограничения вынуждают персонал недропользователей вести все рабочие процессы вне корпоративных центров, в распределенной и удаленной форме. В этих условиях без современных цифровых решений просто не обойтись.

Вторым фактором, заставляющим компании ускорять внедрение цифровых технологий, является волатильность цен на углеводороды. Данный фактор требует делать максимальный упор как на технологическую, так и экономическую оптимизацию производства, снижение издержек, рисков, непроизводительного времени.

- Спрос на какие цифровые решения возрос за два месяца?

- Наиболее востребованные решения остались те же, что были до COVID-19. Они связаны с процессами бурения и добычи, только сроки по разработке и внедрению данных решений сократились. Руководители компаний-заказчиков и подрядчиков видят значительную пользу от внедрения платформенного решения, которое позволяет объединить информационные потоки, обработать и проанализировать большие данные для минимизации временных потерь. Интеграция физико-математического моделирования с большими данными, предиктивной аналитикой и алгоритмами искусственного интеллекта позволяет нашим клиентам в режиме "единого окна" проводить все необходимые инженерное проектирование как на этапе планирования, так и в режиме реального времени в процессе строительства скважины или полного цикла разработки месторождения.

- Какова их стоимость и стоимость их внедрения?

- По нашему опыту стоимость разработки и внедрения решений зависит от функционально-технических требований, которые предъявляет заказчик, а также от зрелости IT-инфраструктуры компании. Если смотреть на окупаемость внедряемых нами решений, то даже при текущей экономической ситуации можно выйти "в плюс" уже через 3-6 месяцев.

- Какие процессы подобные решения упрощают и/или ускоряют?

- Упрощается работа с данными и большим потоком информации, который не под силу контролировать только человеческими ресурсами. Ускоряется процесс комплексного интегрированного моделирования, который существенно оказывает влияние на технологическую эффективность процесса ввода месторождения в эксплуатацию.

- На сколько повышается эффективность этих процессов?

- Целевые показатели от внедрения подобных решений могут доходить до 50% сокращения временных затрат на решение рутинных задач и до 20% суммарного времени на весь процесс планирования и непосредственно бурения и строительства скважин. Уменьшается количество возможных технико-технологических инцидентов. Повышается качество и безопасность при выполнении работ на месторождениях.

- Как цифровизация этих процессов повлияет на расходы компаний?

- Создание платформы - это проект, в том числе, инфраструктурный, и прежде всего, он будет требовать инвестиций, но возврат этих инвестиций можно ожидать в течение первого полугода. Это будет так же, как с мобильной связью, например, когда считали эффективно или нет выдать человеку корпоративный мобильный телефон и оплачивать его связь. Сейчас уже все понимают, что без этого жить невозможно, поскольку это напрямую влияет на эффективность работы. Точно так же с виртуальными центрами компетенций - необходимо инвестировать деньги, чтобы получить безопасный доступ к данным реального времени и состоянию производства из любой точки мира и обеспечить совместную работу с этими данными. Текущие информационные системы позволяют с помощью VPN и других удаленных рабочих столов обеспечить индивидуальный доступ к каким-то данным или каким-то системам, но не позволяют эффективно организовать совместную работу как сменных, так и инженерных коллективов. Это очень сильно влияет на производительность и принимаемые решения.

Опыт внедрения программного комплекса для геологического сопровождения бурения наклонно-направленных и горизонтальных скважин на текущих проектах показал повышение эффективности проходки скважин по пласту-коллектора на 25% и сокращение сроков строительства скважин на 15-20%.

- Какую роль цифра может сыграть в оптимизации снижения производства в рамках соглашения ОПЕК+ и затем в восстановлении добычи?

- Для России задача по снижению добычи небанальна, и сейчас стоит на повестке дня всех нефтегазодобывающих компаний. Нужно сделать это максимально безболезненно и с выгодой, чтобы компании могли остаться на уровне рентабельности.

Задача по снижению добычи является многофакторной и требует большого объема качественных данных и математических моделей, имитационных в том числе, которые будут моделировать и просчитывать MPV (основные параметры стоимости - ИФ) по различным сценариям вывода из работы скважин.

Первое, что хочется "заглушить" - это низкодебитные скважины из-за их высокой себестоимости и низкой отдачи. Вопрос в том, что когда объем добычи нужно будет восстановить или увеличить, то это может потребовать еще большего объема затрат на бурение новых скважин с учетом того, что часть законсервированных низкодебитных может просто не запуститься. Все это очень важно учитывать, поэтому без цифровизации точно не обойтись.

Скорее всего, текущее снижение объема добычи является не последним, будут последующие волны, поэтому задача по оптимальному снижению будет стоять на повестке еще ближайшие несколько месяцев. Кроме того, с помощью цифровой системы можно будет исправить ошибки, которые могли быть допущены, когда скважины глушились в условиях срочности.

Мы сейчас готовы совместно с нефтегазодобывающими компаниями на основе их реальных данных подготовить рекомендации для оптимального управления фондом скважин с учетом снижения добычи. Если говорить простым языком, то подсказать, какие скважины останавливать, а какие нет. Сделать это можно достаточно быстро, примерно за 3-5 недель с момента получения данных. Для реализации таких проектов у нас есть команда специалистов-математиков и экспертов в области машинного обучения, которые специализируются на работе с нефтегазовой отраслью и реализовали десятки проектов.

- А какие задачи ставятся в области цифровизации логистики компаний, помимо оптимизации издержек и исключения посредников?

- Логистика - это достаточно широкая область и включает в себя всю цепочку, начиная с прогнозирования спроса на конечную продукцию (бензин, масла, керосин и т.п.), планирование вторичной дистрибуции, то есть доставки готовой продукции от завода до распределительных баз и других потребителей, планирование производства НПЗ, планирование поставок и снабжения их сырьем. В российских реалиях все немного специфичней, и поставки не всегда управляемы, поскольку у нас практически все НПЗ подключены к трубе. Для сравнения американские и индийские НПЗ отличаются тем, что расположены на берегах морей и в зависимости от конъюнктуры рынка могут отказаться от нефти, которую привозят на танкерах, или торговаться по цене с разными поставщиками. В России же цены согласованы на длинный горизонт времени, поэтому задача стоит, во-первых, в прогнозировании спроса на готовую продукцию. Во-вторых, необходимо такое планирование по всей логистической цепочке, чтобы увеличить суммарную конечную маржу по всем продуктам, которые потом пойдут на рынок.

Исходя из рыночной конъюнктуры, может быть выгодней продать какой-то полуфабрикат с конкретного передела, а не доводить до конечной готовой продукции, потому что это может быть менее маржинально. Основная задача цифровизации логистики - выйти на максимальную маржу по всей корзине продукции с учетом всех изменений в режиме реального времени.

- Поможет компаниям цифровизация реагировать на рыночные изменения в области реализации нефтепродуктов?

- В России рынок нефтепродуктов довольно сильно монополизирован. Фактически он плановый, и поэтому вся переработка существовала в комфортной ситуации: понятный спрос и игроки. Быстро реагировать на рыночную ситуацию не было необходимости. Сейчас, когда рынок потребления нефтепродуктов меняется практически непрогнозируемым способом, необходимо будет планировать работу переработки от спроса. Этого заводы в российской действительности давно уже не делали. Им придется менять и процессы, и инструменты расчета составления производственных расписаний, и планирование работы предприятий. Это в целом серьезно продвинет компании в области цифровизации и ускорит принятие решений по производству.

В итоге будут пересмотрены классические инструменты планирования и оптимизации. Их нужно начать использовать в максимально короткие сроки, чтобы полностью раскрыть потенциал. На сегодняшний день предприятия работали стабильно, без каких-либо изменений, поэтому данный процесс был атрофирован.

- Как избежать уязвимости процессов и защитить уникальные данные от утечки?

- Основной вопрос - это кибер- и информационная безопасность. Необходима идентификация людей с помощью сканирования сетчатки и отпечатка пальца, например. До введения карантина это делалось на проходных, а теперь это надо делать удаленно. Но если эта проблема будет решена, то виртуальные центры компетенций можно будет организовать достаточно быстро и снизить киберриски. Они будут полезны не только во время пандемии, но и когда ситуация придет в нормальный режим.

Кроме того, нужно создать систему экспертной оценки возможного ущерба для выработки стандартов обеспечения безопасности данных. Необходимо пересмотреть стратегии обеспечения безопасности. В настоящее время идет перераспределение баланса рисков и выигрышей.

Интервью

Подписка
Хочу получать новости:
Введите код с картинки:
Обновить код